Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Движение #MeToo теперь и в Японии

Подпись: Фото «Мэйли», Twitter. Использовано с согласия автора.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

В декабре 2017 года движение #MeToo [#ЯТоже], наконец, достигло Японии, после того как три женщины выступили с обвинениями против насильников. На примере этих трёх женщин видно, с какими трудностями приходится сталкиваться японкам, когда они открыто говорят о своём опыте жертв сексуальных домогательств.

Хотя обычно считается, что движение #MeToo [ру] началось в октябре 2017 года, когда несколько женщин открыто заявили о том, что они стали жертвами сексуального насилия со стороны голливудского киномагната Харви Вайнштейна, в Японии движение зародилось в мае 2017 года, когда в японском Twitter начал набирать популярность хэштег #FightTogetherWithShiori [#БорисьВместесСиори]. Хэштег был создан в поддержку женщины, в то время известной просто как «Сиори», которая заявила на телевидении, что в 2015 году была изнасилована знаменитым журналистом .

Благодаря поддержке в Японии и по всему миру, в октябре 2017 года Сиори Ито решила раскрыть своё полное имя и выпустила книгу «Black Box».

Я прочитала книгу мисс Сиори Ито «Black Box». Я поддерживаю мисс Сиори Ито. Пока я читала, я вспомнила о многих вещах, о которых я не могу написать здесь. Спасибо.

Сиори Ито, более известная просто как «Сиори», также часто даёт многочисленные интервью, пытаясь добиться правосудия и привлечь внимание к проблеме сексуального насилия в Японии.

После того, как Сиори оказалась в центре общественного внимания, а движение #MeToo [ру] набрало обороты в США и других странах, другие женщины стали высказываться в социальных сетях.

В декабре 2017 года блогер, известная просто как «Хатю», помогла хэштегу #MeToo появиться в Японии после того, как её история была опубликована интернет-журналом Buzzfeed Japan. Хатю, популярная писательница и блогер, сообщила, что один из её менеджеров (хорошо известный [яп] в японской рекламной индустрии креативный директор), сексуально домогался до неё, когда она работала на рекламного гиганта Dentsu.

Твит Хатю об истории с сайта Buzzfeed набрал более 17 000 репостов.

Статья с моим собственным рассказом о притеснении и сексуальных домогательствах на рабочем месте со стороны Киси Юки (бывшего работника Dentsu) наконец опубликована. В течение нескольких последних месяцев, давая интервью, я боролась с сомнениями, сообщать ли публично имя насильника, но движение #MeToo дало мне последний толчок. Я благодарна всем неравнодушным, кто рискнул дать показания.

История Хатю, впервые опубликованная в середине декабря, побудила других поделиться своим опытом. В конце января 2018 года третья история из серии #MeToo вызвала обсуждения в социальных сетях Японии. Интернет-журнал wezzy сообщил, что театральная актриса Симидзу Мэйли — известная как «Мэйли» в социальных сетях и интервью — раскрыла в Twitter, что она подвергалась сексуальному насилию со стороны своего театрального продюсера Такэути Тадаёси.

Тадаёси занимается продюсированием сценического жанра аниме-театр «2.5D», который включает инсценировки японской манга под музыкальную аранжировку. В тот роковой день Мэйли встретила его впервые. У постановок в формате «2.5D» большое количество поклонников, поэтому Мэйли вначале заявила публично об изнасиловании, не называя обидчика. Мэйли собрала свои твиты (с помощью функции Moments) в подборку, которую озаглавила «Причина, по которой я плакала во время февральского представления» [яп].

Вот причина, по которой я плакала во время февральского представления. Из-за того, что меня изнасиловали, я могла думать о своём теле лишь как о чём-то грязном, и я его ненавидела. Я почти год думала о том, чтобы бросить актёрскую карьеру, взяв небольшой отпуск от самого этого действа.

После быстрого распространения её декабрьских твитов их заметил интернет-журнал «wezzy» [яп]. Позднее в этом же месяце, когда история Хатю из серии #MeToo была опубликована в Buzzfeed, Мэйли почувствовала, что должна открыть имя своего обидчика. События следующего месяца показывают, какую борьбу приходится выдерживать жертвам сексуального насилия в Японии.

В Японии тяжело подтвердить факт сексуального насилия

Хотя Хатю было тяжело доказать, что до неё домогался менеджер в Dentsu, Сиори и Мэйли было ещё сложнее доказать, что они подверглись сексуальному насилию. Дело Сиори было прекращено после прокурорского расследования, в то время как дело Мэйли полиция вообще не передала в прокуратуру.

Сиори и Мэйли было тяжело доказать прокурорам то, что было совершено насилие, из-за существующего в Японии закона. В соответствие с японским «законом о сексуальных преступлениях» (который был пересмотрен в июне 2017 года), жертвы всё ещё должны подтверждать заявления о сексуальном насилии, предоставляя доказательства того, что закон называет «насилие или запугивание».

В интервью сообществу Global Voices (GV) Мэйли сказала, что полиция отклонила дело незамедлительно, даже не беспокоя предполагаемого обидчика, так как она не могла доказать, что сексуальное насилие действительно произошло.

Существовало несколько возможных причин, по которым она не могла доказать случившееся, и её опыт напоминают рассказы Сиори о том, через что она прошла в полиции, когда она завела дело против своего предполагаемого насильника.

В октябре 2017 года в книге о её изнасиловании «Black Box» [яп] Сиори сообщила, что полиция заставила её инсценировать сцену преступления, используя нечто похожее на манекен для краш-тестов. Офицеры-мужчины смотрели на это и делали фотографии.

Как и Сиори, Мэйли говорит, что она смогла предоставить то, что может быть доказательством её изнасилования — например, записи камеры наблюдения в отеле, на которых видно, как обидчик заводит её в комнату перед изнасилованием. Тем не менее полиция сообщила ей, что в ситуации, когда мужчина заводит её в комнату, обнимая за плечи, нет сексуального насилия, и поэтому это не является доказательством.

Камера наблюдения из отеля чётко показывает, как он заводит меня в отель. Но офицер полиции сказал, что они не могут ни обвинить его в изнасиловании просто из-за того, что он приобнял меня на входе в отель, ни предположить, что изнасилование когда-либо было. Основания для обвинения в изнасиловании такие вот «строгие», так они мне сказали. В этот момент я могла только плакать.

В глазах следователей, предоставленная Мэйли съёмка оказалась неубедительной, и так как не было других существенных доказательств, иск Мэйли был отклонён. Ни расследования, ни ареста не было.

«Я просто хотела стереть каждый след того, что случилось в тот день»

«Существенные» доказательства нападения на Сиори или Мэйли было тяжело найти отчасти потому, что материальные доказательства не могли быть получены физическими методами [яп].

По информации журнала wezzy, написавшего о деле Мэйли:

被害後24時間以内に(できれば)被害に遭ったままの服装、トイレやお風呂にも入っていない状態での使用が推奨されている。

Рекомендуется [в основном] проводить их [исследования для подтверждения изнасилования] в течение 24 часов после нападения, жертва не должна переодеваться, принимать ванную или посещать уборную.

По словам как Мэйли, так и Сиори, это практически невозможно, так как первым делом им хотелось отмыться. Вот что Сиори написала в «Black Box»:

都内に借りていた部屋へ戻ると、真っ先に服を脱いで、山口氏に借りたTシャツはゴミ箱に叩き込んだ。残りは洗濯機に入れて回した。この日起こったすべての痕跡を、洗い流してしまいたかった。シャワーを浴びたが、あざや出血している部分もあり、胸はシャワーをあてることもできないほど痛んだ。自分の体を見るのも嫌だった。(Black Box, pp. 55-56)

Когда я вернулась в свою съемную квартиру в Токио, я немедленно сняла одежду, засунула в мусор футболку, которую мне одолжил Ямагути, и потом засунула остальную одежду в стиральную машину. Я просто хотела стереть каждый след того, что случилось в тот день. Ещё я приняла душ, но у меня были синяки, некоторые даже кровоточили. Было так больно, что я не даже не могла поливать грудь водой. Я не хотела видеть своё собственное тело. («Black Box» [яп], с. 55-56)

В интервью GV Мэйли рассказала, что она не обратилась за медицинской помощью в больницу в течение 24 часов после изнасилования. Вместо этого Мэйли посетила женскую консультацию через девять дней после изнасилования, но до этого она побывала в полиции для подачи жалобы. Она сообщает, что была намерена пойти в больницу самостоятельно для сбора доказательств, которые, по её мнению, могли пригодиться для расследования.

На вопрос о том, как полиция к ней отнеслась, Мэйли ответила:

[…] 証拠が不十分という理由で被害届も受理されず、アフターケアの体制もなく、今後は弁護士に相談してみて下さいという一言を言われただけで終わりました。

Они отклонили моё заявление в связи с отсутствием достаточных доказательств, не предоставили медицинский уход и просто сказали, что мне следует проконсультироваться с адвокатом. Вот и всё.

Также Мэйли сказала:

支援センターは何処にあるのか知らなかった事もあり、行ったことはありません。正直調べる気力も無かったです。

Я не знала, где находится центр реабилитации жертв сексуального насилия, поэтому я там никогда не была. Если честно, у меня не было сил искать его.

Для сравнения, Сиори отмечает в своей книге «Black Box», что она пыталась получить помощь в, как ей казалось, единственном функционирующем в Токио центе реабилитации жертв сексуального насилия, но, так как для получения какой-либо информации необходимо было пройти небольшое интервью, Сиори отказалась туда идти.

電話をすると、「面接に来てもらえますか?」と言われた。どこの病院に行って何の検査をすればいいのか教えてほしいと言ったが、話を直接聞いてからでないと、情報提供はできないと言われた。 (Black Box, p.48)

Когда я им позвонила, они мне сказали прийти на интервью. Я спросила, в какую больницу мне нужно пойти и какие анализы сдать, но они ответили, что они не могут дать мне какую-либо информацию, пока не услышат мою историю из первых уст.

Ресурсы для жертв сексуального насилия незначительны

Хотя жертвам сексуального насилия говорят сделать ДНК-тест в наиболее короткие сроки после нападения, такие «пробы на изнасилование» часто недоступны. Усугубляет проблему то, что системы социального и медицинского обеспечения жертв в Японии всё ещё слабы.

«К сожалению, в то время мы не были оснащены необходимым оборудованием для транспортировки Сиори [в наше учреждение]», — сказала Танабэ Хисако в интервью по электронной почте для GV. Танабе — член руководящего комитета SARC Tokyo (центр реабилитации жертв сексуального насилия Токио) [яп], единственного центра неотложной помощи, специализирующегося на жертвах сексуального насилия в Токио. Вместе с SACHICO (центр по принятию мер для исцеления жертв сексуального насилия Осаки), SARC Tokyo — один из первых в Японии в полном смысле слова центров реабилитации жертв сексуального насилия, работающих 24/7.

По словам Танабэ, SARC Tokyo должен быть «центром комплексной помощи», для того, чтобы объединить жертв сексуального насилия и медицинские службы, которые могут оказать помощь.

Танабэ говорит:

SARCにいらしていただきたいと案内したことにはそのような根拠があります。[…] 電話した時、「出かけていく気力も体力もなかった」と詩織さんは言われています。そういう方に、残念ながらお迎えに行ったりできる体制はありませんでした。警察通報ならば、機動力がありますから、車でお迎えに行ったりすることは可能だったでしょう。当時は、なんとかしてSARCに来ていただくしかなかったのです。現在であれば、被害者が無理なく来れそうな近くの協力医療機関を案内して、SARCから支援員が飛んでいくことは可能ですし、そうしています。

Это и было причиной, по которой мы попросили Сиори-сан придти в SARC […] К сожалению, в то время мы не обладали соответствующими средствами, чтобы доставить её туда. Если она обратилась в полицию, они могли бы послать за ней машину, они достаточно мобильны. […] Тем не менее, сегодня мы можем сопроводить жертву в партнёрское медицинское учреждение, а сотрудники SARC могут быть направлены для помощи на месте. Таким образом мы работаем сегодня.

Танабэ говорит, что времени истории Сиори прошло уже три года и сейчас в Токио больше ресурсов для жертв сексуального насилия.

В июле 2015 года у SARC Tokyo появилась возможность увеличить количество сотрудников, занятых на полный день, благодаря изначальной финансовой поддержке от Токийского муниципалитета [яп]. Это, конечно же, не могло помочь Сиори, которая заявила о своём изнасиловании в апреле 2015 года. У национального правительства также есть планы [яп] по учреждению центров реабилитации жертв сексуального насилия в каждом из 47 округов Японии. По словам мисс Танабэ, сорок из учреждений уже созданы, но общий бюджет составляет всего 163 миллиона иен (примерно 1,5 миллиона долларов США).

SARC東京ができてよかったことは、多くの被害者が泣き寝入りして、それでも心に深い傷を負って生活していて、そうした過去の被害を抱えた方の相談だけでなく、被害直後にお電話くださる方が増えたことです。

Один из плюсов учреждения SARC Tokyo в том, что хотя многие жертвы хранят молчание и до сих пор живут в страдании, увеличивается количество звонков не только от тех, кто был жертвой в прошлом, но и от тех, кто только что подвергся насилию.

Сообщение для неуслышанной MeToo в Японии и по всему миру

В рамках интервью для GV Мэйли захотела передать сообщение жертвам любых форм сексуального насилия. Для тех «MeToo» по всему миру, кого ещё не услышали:

孤独を感じてしまうかもしれません。

生きていたくないと思ってしまうかもしれません。

そう思ってしまう自分が嫌になってしまうかもしれません。

しかし、そう思ってしまう程の事があなたの身に起きてしまったのです。辛い時は辛いと言ってください。周りに助けを求めてください。決して独りではありません。

Ты, возможно, чувствуешь себя одиноко. Ты, возможно, больше не хочешь жить. И, возможно, ненавидишь себя за такие мысли. Но причина таких мыслей в том, что произошедшее с тобой травмировало тебя. Поэтому, когда тебе тяжело — выскажись. Обратись за помощью. Ты не одна. Всегда.

В статью были внесены изменения.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо