Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Приговор по делу Машала Хана заостряет внимание на проблеме богохульства и безнаказанности в Пакистане

Машал Хан. Источник: Facebook

[Ссылки в статье ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Тринадцатого апреля 2017 года из-за ложных обвинений в богохульстве в своём университете и своими же сокурсниками был линчёван и застрелен студент факультета журналистики Машал Хан. По подозрению в его убийстве были задержаны около 61 студента. Седьмого февраля 2018 года пакистанский суд вынес смертный приговор Имрану Али за убийство Хана. Пятеро обвиняемых получили пожизненное тюремное заключение, 25 человек были признаны виновными в мелких правонарушениях, а остальные 26 арестованных были оправданы.

После оглашения приговора многие поделились своим мнением в социальных сетях. В результате активизировалась дискуссия по поводу того, не пришло ли время менять действующее в стране законодательство об оскорблении религиозных чувств.

Кем был Машал Хан?

Хан был 23-летним (по сообщениям некоторых СМИ, ему было 25 лет) студентом университета Абдула Вали Хана в Мардане. Нападение [ру] на него было совершено вследствие грязных слухов, связавших его с несколькими страницами в Facebook, якобы оскорблявшими ислам. Пока полиция пыталась успокоить разбушевавшуюся толпу, юноша погиб от огнестрельного ранения. Позднее выяснилось, что слухи были беспочвенными.

Убийство Хана вызвало негодование общественности, оказавшей значительное давление на правительство для привлечения участников преступления к уголовной ответственности. Кампания проходила с хэштегом #JusticeForMashal [Правосудие для Машала].

По причине постоянных угроз членам семьи Хана была обеспечена охрана на весь период судебного разбирательства — слушание дела проходило в Антитеррористическом суде в Харипуре и получило широкую огласку.

Обвинительный приговор суда стал первым успехом полиции Пакистана в признании виновными членов толпы, замешанных в линчевании.

Однако отец погибшего студента Икбал Хан заявил [урд] службе BBC на языке урду, что его семья по-прежнему ищет правосудия, потому что 26 подозреваемых были отпущены, несмотря на их участие в расправе над его сыном.

Блогер Имран Хан разделил сетования отца жертвы, напомнив властям, что в убийстве Машала Хана очевидно принимали участие более 6 человек.

1 смертная казнь и 5 пожизненных заключений за линчевание, которое было записано на видео? В этом определённо участвовало более 6 человек. #JusticeforMashal [Правосудие для Машала]

Студентка Сиеда Тримзи надеется, что данный приговор предотвратит подобные инциденты в будущем:

#JusticeForMashal [Правосудие для Машала]
В конечноем итоге это правосудие ..
Пусть дело #MashalKhan [Машала Хана] живёт, и пусть ни одной матери не придётся снова потерять своего Машала

Ещё одно сообщение поступило от журналистки Мины Габины:

Поздравления Пакистану с тем, что, наконец-то, людей стали наказывать за совершённые ими чудовищные преступления… теперь пришло время высказать свою позицию и работать ещё усерднее, на корню пресекая подобные инциденты, вместо того, чтобы голосить о наказаниях после того, как преступление уже совершено. #JusticeForMashal

В своём блоге Pro Pakistani Аитзаз Хассан отметил, что постановление суда стало шагом в верном направлении, подчеркнув:

We will have to wait and see if any other mobsters will come under the rule of law after the defendants appeal against the current decision.

Нам придётся подождать и посмотреть, окажутся ли другие гангстеры под властью верховенства права после того, как подзащитные обжалуют нынешнее решение суда.

Оправданных встретили как героев

Между тем, правовед и активист Джибран Насир разместил в Twitter видеозапись одного из оправданных судом, в которой тот с гордостью признался в своём участии в убийстве, добавив, что сделал это во имя своей религии.

Другого отпущенного на свободу студента Айзаза встречали в Мардане как героя. Его осыпали лепестками цветов и пронесли на плечах приверженцев, а он на языке пушту сообщил ликующей толпе, что «такой же конец, как и Машала» ожидает любого, кто совершит богохульство или выскажется против «Хатм-е-Набувват» (веры в то, что Мухаммед, «мир ему и благословение Аллаха», был последним пророком).

После оглашения приговора некоторые религиозные группы организовали уличные гуляния, во время которых они призывали освободить всех подозреваемых.

Богохульство и безнаказанность

Анализируя гибель Машала Хана, политолог Сохайл Хан заявил, что студента убили менталитет толпы и ненависть:

Killing in the name of religion becomes easy if you are brought up in a particular way. [..] Sectarianism is paraded as a diversity of opinion. Fatwas are delivered as analysis. Calling others kafirs, infidels, atheists (in the popularly misunderstood sense), non-believers, ‘murtads’, enemies of Islam etc is now a trend. With their little knowledge, Wikipedia information, inadequate lives, personal failures, short tempers and long tongues, these hatemongers are all over the place – infecting minds, poisoning hearts, darkening souls. [..]

The incident had rekindled the debate about the role of Islam in state and society of Pakistan in a way not seen before in Pakistan.

Убить во имя религии легко, если ты воспитан в определённом духе. […] Сектантство превозносится как разнообразие мнений. Фетвы преподносятся в качестве анализа. Теперь модно называть других кафирами, неверными, атеистами (в неправильно истолкованном большинством смысле), неверующими, муртадами, врагами ислама и так далее. Со своими ограниченными познаниями, информацией из Википедии, неполноценной жизнью, личными неудачами, взрывным характером и длинными языками эти подстрекатели кишат повсюду — заражая умы, отравляя сердца, затемняя души. […]

Это происшествие заново разожгло ранее невиданные в стране прения о роли ислама в государстве и обществе Пакистана.

Виновата также и культура безнаказанности, которая узаконивает убийства только на основании обвинений в богохульстве. Жёсткость положений закона «О богохульстве», с лёгкостью используемых некоторыми индивидуумами в личных целях сомнительного характера, уже привела к десяткам убийств.

Жертвой убийства из-за обвинений в богохульстве также оказался политик Салман Тасир [рус], в 2011 году застреленный насмерть собственным телохранителем за свои высказывания против злоупотребления законом. Телохранитель Тасира, которого казнили в прошлом году, по сей день глубоко почитается многими религиозными консерваторами.

В августе 2017 года, с целью пресечения ложных обвинений, Верховный суд попросил парламент внести в закон поправку и включить в него положение, предусматривающее наказание в отношении тех, кто выдвигает фальшивые обвинения. 

Некоторые полагают, что приговор по делу Машала Хана откроет возможность для дальнейшего пересмотра закона «О богохульстве», а также предотвратит его использование для оправдания актов насилия над теми, кто следует религиям меньшинств.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо