Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Онкологический центр в Восточной Гуте в Сирии борется за выживание

Свежая фотография онкологического центра Дар Аль-Рахма в Восточной Гуте. Фотография сделана пресс-секретарём центра и публикуется с разрешения.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке]

Касем Аль-Халлак, будучи 13-летним на тот момент, был потрясён, когда доктор сообщил ему, что та маленькая бородавка у него на шее содержала раковые клетки.

«Я думал, это было всего лишь воспаление», — сказал он Global Voices.

Аль-Халлак живёт в Хазраме, сирийском городе, расположенном на удерживаемой оппозицией территории Восточная Гута, примерно в 10 километрах от Дамаска, где около 350.000 жителей находятся в окружении правительственных сил в течение последних четырёх лет.

Аль-Халлак не единственный в этом районе, кто страдает от рака.

Тридцатипятилетний доктор Висам Мухаммед, специалист-онколог и менеджер онкологического центра Рахма, единственного центра, специализирующегося на лечении опухолей в Восточной Гуте, сказал Global Voices, что их пациенты заслуживают лечения как граждане Сирии, но из-за того, чтобы они были рождены в Гуте, блокада не позволяет им получить соответствующую помощь.

В целом, 80% пациентов доктора Мухаммеда — дети и женщины, люди, которым почти никогда не уделяется внимания в сирийской войне и политических спорах.

«Они жертвы сирийского кризиса и своего собственного нездоровья», — сказал доктор Мухаммед.

Свежая фотография онкологического центра Дар Аль-Рахма в Восточной Гуте. Фотография сделана пресс-секретарём центра и публикуется с разрешения.

Онкологический центр Рахма был основан в 2013 году. Доктор Мухаммед сказал, что они наблюдают за  продиагностированными прежде пациентами вдобавок к изучению новых случаев рака и предоставлению медицинского анализа для процессов химиотерапии. У них 1228 пациента, 665 из которых получают какую-то форму лечения несмотря на недостаток медикаментов.

Доктор Мухаммед объясняет:

It’s the biggest disaster we face, and 60 of those who are being treated must be evacuated now. We can save the others if medications allowed to get inside.

Это самое большое бедствие, с которым мы столкнулись, и 60 из тех, кто проходит лечение, должны быть эвакуированы сейчас. Мы можем спасти других, если лекарствам позволят попасть сюда.

В настоящее время центр является последней надеждой, потому что альтернативных решений нет. Пациент, которому нужна химиотерапия, может не иметь возможность получить её, и центр принимает пациентов из всех городов Восточной Гуты. 

В 2014 году Сирийский Арабский Красный Полумесяц, гуманитарная организация, расположенная в Дамаске, эвакуировала нескольких пациентов через военный контрольно-пропускной пункт Вафидин, единственный действующий пункт входа и выхода из Восточной Гуты, через который проходила гуманитарная помощь, предметы обихода и еда.

Они были отправлены в специальные больницы в Дамаске, где шансы вылечиться у них выше.

Многие другие также были эвакуированы через тоннели до того, как правительство обнаружило их. Силы оппозиции начали рыть тоннели в 2015 году, чтобы тайно провозить еду, предметы обихода, лекарства и другие предметы первой необходимости.

Существовало три главных тоннеля, соединявших Восточную Гуту с другими восточными районами Дамаска, такими как Барза, Кабун и Тишрин, во время перемирия с правительством, которое длилось до мая 2016 года (когда оно было разорвано). Потом правительственные силы напали на эти районы и взяли над ними контроль, вынудив повстанцев закрыть тоннели с помощью взрыва.

Восточная Гута находится в окружении сирийских правительственных сил с середины октября 2013 года. В Восточной Гуте находятся три главные оппозиционные силы: «Джейш аль-Ислам» контролирует север территории, тогда как «Файлак аль-Рахман» и «Ахрар аш-Шам» контролируют и центральную, и южную части.

Карта Восточной Гуты от 31 декабря. Предоставлено автором.

С начала работы центра 325 из 665 пациентов были вылечены, а то время как 130 умерли. Центр сообщает, что последние 27 случаев смерти являются результатом блокады. У тринадцати закончились лекарства, 41 других наблюдаются и ещё 54 больных исследуются в центре.

«Мы проводим медицинские анализы и даём пациентам лекарства бесплатно», — сказал доктор Муххамед, который добавил, что лекарства должны распределяться осмотрительно в связи с недостатком поставок.

[At] the [beginning] of 2017, the siege [tightened] … so the huge number of patients leads to drain treatment and [a shortage] of many medications. Now what we have in our hands serves only 3% of patients

[В начале] 2017 года блокада [усилилась]… так что, огромное число пациентов ведёт к сворачиванию медицинских программ и [нехватке] многих лекарств. Того, что мы имеем сейчас на руках, хватает только на 3% пациентов.

Свежая фотография онкологического центра Дар Аль-Рахма в Восточной Гуте. Фотография сделана пресс-секретарём центра и публикуется с разрешения.

Аль-Халлак поступил в центр Рахма три года назад, а находится он примерно в 7 километрах от его дома. Его кожа потемнела из-за многих часов ходьбы под солнцем вместе с отцом, и расстояние — это всего лишь одна из многих трудностей, с которыми он сталкивается.

Каждую неделю он пешком приходит с отцом в центр для химиотерапии и медикаментов, чтобы избежать высоких цен на их транспортировку. С тех пор, как он начал проходить химиотерапию, его тело ослабело, и в связи с нехваткой еды, вызванной блокадой, он чувствует, что вернуть назад силы невозможно. Он получает химиотерапию каждые 15 дней вместе с ежедневными обезболивающими и противовоспалительными препаратами.

Мухаммед аль-Халлак, отец Аль-Халлака, 43-летний работник беспошлинной торговли, думал, что он потеряет своего сына из-за «болезни, от которой нет лечения», как он это описывает. Сначала Мухаммед аль-Халлак и его жена договорились не рассказывать своему сыну слишком много подробностей о его болезни, чтобы уберечь его чувства. Позже, однако, они не смогли этого больше скрывать и были вынуждены мягко рассказать ему об этом, решив относиться к этому, как к «обычному ОРВИ», чтобы не напугать.

Мухаммед сказал Global Voices:

The main problem that makes difficulties is the siege.

Главная проблема, создающая трудности, — это блокада.

Поражённое раком тело Аль-Халлака, которому сейчас 15 лет, не выглядит на свой возраст из-за болезни и лечения. Нехватка медикаментов продолжает создавать ему проблемы со здоровьем. Его отец теперь не работает, и у него шесть сыновей, которых ему нужно содержать. Один пакет противовоспалительного препарата может стоить 1.500 сирийских фунтов (3 доллара США).

В связи с катастрофическими условиями в Восточной Гуте Мухаммед надеется получить больше финансовой поддержки от единственного центра в районе, который специализируется на лечении таких заболеваний, как у его сына.

Ясер Аль-Шами, административный работник специализированной больницы сельских районов Дамаска, единственного центра в районе, который специализируется на лечении таких случаев, как у Касема, сообщил, что его центр не в состоянии обеспечить все уровни лечения, а постоперационные материалы и материалы для радиотерапии отсутствуют совсем.

Свежая фотография онкологического центра Дар Аль-Рахма в Восточной Гуте. Фотография сделана пресс-секретарём центра и публикуется с разрешения.

Аль-Шами потребовал от правительства открыть переезды для пациентов из Восточной Гуты и соблюсти все условия соглашения о деэскалации, заключённого 15 сентября 2017 года между Турцией, Россией и Ираном  в шестом раунде «мирных переговоров в Астане» по Сирии. Соглашение также призывает к сокращению масштабов насилия в Сирии и открытию торговых переездов. Аль-Шами сказал, что выполнение соглашения может спасти страдающих в Гуте.

Аль-Шами объясняет:

“There [used to be an] ability to treat cancer cases by chemical doses and other required materials, but nowadays, there is not much medicine, so the circumstances are not suitable for the patients at all. They could be helped by [receiving] medication in Eastern Ghouta, in addition to having humanitarian crossings open for food and evacuations.

Раньше [у нас была] возможность лечить случаи рака химиотерапией и другими необходимыми материалами, но в настоящее время медикаментов мало, так что условия совсем не удовлетворяют потребностям пациентов. Они могли бы получить помощь, если б смогли [принимать] лекарства в Восточной Гуте, вдобавок к тому, чтобы гуманитарные переезды были открыты для еды и эвакуации.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо