Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

«Велено завести новую симку» и ждать следующего допроса: ФСБ задерживает журналиста после обыска квартиры

Павел Никулин, член независимого профсоюза журналистов и работников СМИ, в одиночном пикете около здания ФСБ в знак протеста против задержания коллеги. Фото Игоря Ясина, используется с разрешения.

Когда рано утром 31 января сотрудники служб безопасности пришли домой к российскому журналисту Павлу Никулину, он на своём опыте узнал, что наказание не всегда своевременно.

Никулина, сопредседателя профсоюза журналистов и работников СМИ России, навестили сотрудники ФСБ, которые, обыскав квартиру, конфисковали его ноутбуки, документы и копии его независимого журнала Moloko Plus, а также некоторые другие личные вещи.

В своём канале в мессенджере Telegram он сообщил подписчикам, что обыск был связан со статьёй 205.3 Уголовного кодекса РФ, посвящённой «прохождению обучения в целях осуществления террористической деятельности». Это было подтверждено юристом из «Открытой России», организации, ставящей целью развитие демократии и прав человека в Российской Федерации.

Никулин также сообщил о причине обыска в Twitter:

Речь идёт о статье «Из Калуги с джихадом», для которой Никулин взял интервью у гражданина России из Калужской области, уехавшего в Сирию, чтобы сражаться за «Фронт ан-Нусра» — ответвление от «Аль-Каиды». Интервью привлекло внимание российских властей сразу же после публикации в The New Times в марте 2017 года.

Роскомнадзор вынес предупреждение The New Times за «признаки оправдания терроризма» в интервью. Позже статья была удалена с сайта The New Times.

Главный редактор The New Times позже писала в Facebook:

Путин публично говорит о том, что тысячи россиян воюют за ИГ, а писать о мотивах, почему русский парень из Калуги принимает ислам и уезжает воевать в Сирию — это „признаки оправдания терроризма“! По мне так это классическая цензура, которая запрещена Конституцией.

Обыском проблемы Никулина не закончились, как сообщил его коллега в Twitter:

С распространением новостей о задержании профсоюз журналистов и работников СМИ опубликовал заявление с осуждением действий властей и требованием освободить Никулина и прекратить преследование журналистов.

Позже стало ясно, что в отношении Никулина дела по статье 205.3 не заведено, он проходит только как свидетель обучения террористов. Через два часа после задержания Паве написал в Telegram: «Я на свободе».

Позже он сообщил «Медиазоне», независимому новостному сайту, освещающему судебную и тюремную системы России:

Мы за 15 минут отстрелялись по 51-й [статье Конституции], и дальше мне было велено завести новую симку, связаться с калужским управлением ФСБ и договориться, когда я приду на допрос. Возможно, мне уже на допросе отдадут большую часть вещей, но компы они дольше всего будут отдавать.

Хотя испытание оказалось недолгим, опыт подобного взаимодействия с властями даёт представление о давлении, с которым иногда сталкиваются российские журналисты. Приезд домой к журналисту и его задержание через несколько месяцев после публикации материала — знак или жуткой некомпетентности в расследовании уголовных дел, или открытого незаконного преследования. Ни один из вариантов ничего хорошего не говорит о подотчётности правительства в России.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо