Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Битва одной матери против агрохимикатов, церкви и государства в Парагвае

В январе 2003 года Петрона Вильясбоа и вся её семья пострадали от эффектов агрохимикатов, от которых скончался её сын Сильвино Талавера. Фото: Леонор де Блас. Используется с разрешения.

Петрона Вильясбоа работает акушеркой и помогла родиться более 200 детям, но когда отравился её сын Сильвино Талавера, она не смогла спасти ему жизнь.

Тем не менее, Петрона полностью отдалась борьбе против могущественных парагвайских производителей сои, ответственных за использование смертоносных агрохимикатов, убивших её сына. В 2004 году она добилась первого в истории приговора для двух производителей сои — она доказала в суде, что причиной смерти её сына было неограниченное использование агрохимикатов. Если бы не пестициды производителей, сейчас Сильвино было бы 26 лет.

Агрохимикаты отнимают жизни: история Сильвино

В одиннадцать лет Сильвино уже работал в поле на производителя сои Pirapey в районе Эделира в департаменте Итапуа, на юге Парагвая, со своими старшими братьями и отцом, Хуаном Талаверой.

Второго января 2003 года он вместе со своим двоюродным братом Габриэлем Вильясбоа отправился на велосипеде купить еды. Возвращаясь по пыльной дороге под палящим солнцем, они увидели, как производитель сои Херман Шлендер на тракторе распыляет удобрения вдоль дороги. Габриэль подождал, пока трактор проедет, но Сильвино ускорился и не смог убежать от машины, облившей его с головы до ног. Промокла вся его одежда, а также пакет с едой для семьи.

Когда Сильвино пришёл домой, он отдал пакет с продуктами своей сестре Софии, которой тогда было 12 лет, и пошёл купаться в ручье Пирайу'и, окружающем ранчо семьи Вильясбоа, находящееся в конце очень крутого склона. Там его мама стирала одежду, но Сильвино ей ничего не сказал. Он только упомянул, что у него вдруг начали щипать глаза. Потом он лёг на кровать и не встал с неё на обед. Во время сиесты его состояние ухудшилось: появились тошнота и понос.

Петрона Вильясбоа была очень обеспокоена, ведь она видела, что её остальные дети тоже страдали от схожих симптомов, а через некоторое время ей самой стало плохо. Она приготовила отвар из ягуарете ка'а [исп] (растение, обладающее лечебными свойствами) и листьев мандарина, и дала его всем выпить. Однако её двухлетней дочери Патрисии стало хуже. Вильясбоа отвела её в ближайшую больницу в селении Мария-Ауксилиадора. Там не было ни нужного оборудования, ни специалистов, так что все они отправились в местечко Оэнау, в 60 километрах от Пирапея. Патрисия (которую положили в больницу до 5 января) и Сильвино остались в Оэнау, тогда как другие сыновья и дочери Вильясбоа прошли лечение дома лекарствами от температуры и рвоты.

Тело Сильвино было парализовано и на нём появились синяки. У него носом шла кровь, которую Петрона, плача, вытирала. В Оэнау доктор предложил отправить ребёнка в город Энкарнасьон (в 52,6 км), чтобы там ему срочно промыли желудок. Его перевезли на внедорожнике мэра.

Сильвино не смог пережить две остановки сердца. Он скончался 7 января в Энкарнасьоне. Диагноз — тяжёлая интоксикация.

Около 20 человек пострадали от этих распылений. То, в которое попал Сильвино, не было единственным: семьи в районе оказались затронуты ещё одним случаем подобного применения пестицидов. Местные крестьяне обычно живут в маленьких домиках (culata jovái) из двух комнат с деревянными стенами, объединённых одним потолком и разделённых общим пространством, у которого есть крыша, но нет боковых стен — из-за чего обитатели более уязвимы к распыляемым веществам.

Из девяти детей семьи Вильясбоа Софии и Патрисии пришлось лечь в больницу, но они выжили после второго распыления, также как и остальные дети Петроны и Хуана: Норма, Хуан Игнасио, Антонио, Дарио, Хуан Альберто и Хустиниано. Двое детей, которым было всего лишь шесть месяцев и чуть больше года от роду, тоже скончались тогда в том районе, но их семьи не подали в суд.

В поисках правосудия среди токсичной политики 

Многонациональные фирмы, которые производят агрохимикаты, называют их «пестицидами». На некоторых предприятиях, как например Bayer, теперь их называют «защитниками агрокультур». По мнению Петроны Вильясбоа, это просто яд.

Петрона Вильясбоа смело подала в суд на агрохимического гиганта Monsanto, американскую мультинациональную агрохимическую и биотехнологическую компанию и самого крупного производителя генетечески модифицированных гебрицидов и семян в мире. Monsanto известна тем, что производит гербицид «глифосат», выявленный в крови Сильвино. В 2015 году Всемирная организация здравоохранения определила глифосат как потенциальный канцероген.

В Парагвае Monsanto — главный импортёр пестицидов. Это та же фирма, которая создала агент «оранж», гербицид и дефолиант, который использовался США во время войны во Вьетнаме и, по данным Красного Креста [анг], сделал инвалидами более миллиона человек.

Monsanto всегда продавала свои продукты как «безвредные» для людей. Но в 2004 году Вильясбоа подала на них в суд за лживую рекламу в Парагвае.

Агрохимикаты нужно использовать при посеве сои, так как они являются частью «технологического пакета», появившегося во времена Зелёной Революции, инициативы правительства Парагвая, включающей также большие машины и генетически модифицированные семена. Малые фермеры считают, что эта система разрушает природу, начиная с почвы, и полностью противоречит традиционной модели выращивания продуктов.

Генетически модифицированные организмы (ГМО) создаются с целью выдержать опрыскивания агрохимикатами, уничтожающие всё, за исключением ростков. Пестициды — химические вещества, используемые в земледелии во избежание появления сорняков или заболеваний у растений. Чем больше появляется посевов генетически модифицированных семян, которые уже занимают 95 из 100 гектар в стране, тем больше требуется распылять химикаты.

Такие составляющие, как циперметрин и глифосат, применяются при выращивании сои. Среди земледельцев они известны как «убийцы всего». Они вызывают кожные и раковые заболевания. Фото: Леонор де Блас, используется с разрешения.

«Правосудие для Сильвино» — название кампании, благодаря которой по делу трагической смерти сына Вильясбоа был проведён судебный процесс. Эту борьбу Вильясбоа начала при поддержке Организации женщин коренных народов и крестьянок (CONAMURI), к которой присоединились другие коллективы и активисты Парагвая и других стран.

Между тем, соседи Вильясбоа собрали подписи, требуя у неё забрать заявление против производителей сои. Однажды работник Шлендера с мачете в руках преградил ей путь на местной дороге, чтобы напугать её. В другой раз к ней в дом пришёл священник, чтобы убедить её отказаться от иска. После её отказа он отлучил её из церкви. С того момента Вильясбоа больше не заходила в церковь.

Однако агрессия на этом не закончилась. Брат Петроны Серапио Вильясбоа, лидер Парагвайского движения земледельцев (MCP), был убит тремя бандитами за несколько дней до суда.

Дорога из красной земли разделяет поля интенсивного посева и кладбище в Пирапее. Там покоится тело Сильвино Талаверы, чья история притягивает посетителей со всех уголков мира. Фото: Леонор де Блас, используется с разрешения.

Исторический прецедент для экологического законодательства

Во время процесса по делу о смерти Сильвино Талаверы профессионалы в области медицины с точностью определили симптомы интоксикации пестицидами и заявили, что не сомневаются в том, что причиной смерти стала именно она. Тем не менее суд дал ясно понять, что ставится под вопрос не распыление агрохимикатов, а неосмотрительное поведение подсудимых при опрыскивании.

В результате, производители сои были осуждены на два года лишения свободы: Херман Шлендер за убийство и создание опасной для общества ситуации, а Альфредо Лаустенлагер, совладелец плантации, за убийство по неосторожности. Они также должны были выплатить компенсацию семье жертвы, каждый по 25 миллионов парагвайских гуарани (приблизительно 4.500 долларов США).

Судебное решение по делу Сильвино Талаверы стало историческим прецедентом, приведя к прогрессу в сфере природоохранного законодательства. Теперь производители сои должны обязательно размещать барьеры для защиты растений на посевах, а распыления ограничены направлением ветра. Эти правила местного государственного характера сегодня существуют благодаря настойчивости Петроны Вильясбоа и всех людей, кто её поддержал. 

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо