Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Два ведущих деятеля искусств в Иране. Две различные точки зрения на протесты

Совместная фотография Асгара Фархади и Махмуда Довлатабади на праздновании Гильдии режиссеров в Доме театра в 2011 году. Фотография взята из Asrarnameh.

Иранцы любят хвастаться тем, что они рождены на земле поэзии и искусства. Поэтому неудивительно, что в истории Ирана общественно-политические движения часто сопровождаются расцветом в искусстве.

Недавние протесты, впервые вспыхнувшие 28 декабря и распространившиеся по всей стране, не являются исключением. Участники демонстраций потребовали улучшения экономических перспектив после обнародования государственного бюджета [анг] на предстоящий год. По данным иранской судебной системы, в результате беспорядков погибло в общей сложности 25 человек и около 4000 были арестованы, хотя сотни из них впоследствии были освобождены, в том числе 500 человек в Тегеране.

Волна протестов, в значительной степени спонтанных, нашла свое отражение в искусстве (хотя, возможно, по сравнению с более скоординированными движениями в прошлом, не в такой степени). Несколько известных иранских исполнителей, живущих за границей, чтобы продемонстрировать свою солидарность, записали кавер-версии на персидского рок-исполнителя Shayad. Многочисленные актеры, писатели и музыканты как в Иране, так и за рубежом также заявили о своей солидарности, подписав петиции или выразив поддержку в Twitter.

Но в этой статье я хочу рассказать о реакции двух влиятельных лиц иранской литературы и кино: Махмуда Довлатабади и Асгара Фархади. Один просто раскритиковал сожжение флага, даже когда его стихотворения распространялись в сети как комментарии по поводу того, что стояло на кону. Другой предложил поддержку тем, кто борется за улучшение ситуации в Иране.

«О Родина! Скоро ли наши дети увидят тебя гордой и свободной своими глазами, полными веры?»

Махмуд Довлатабади является, возможно, величайшим ныне живущим персидскоязычным писателем. Его часто высмеивают его коллеги за его консервативные взгляды и за то, что он покинул Ассоциацию иранских писателей (AIW), которая упорно противостоит недемократическим действиям Исламской Республики.

Однако иногда это несправедливо, так как Махмуд Довлатабади сам является жертвой цензуры и иногда выражает несогласие с властями. В прошлом месяце, на заключительной церемонии литературной премии имени Ахмада Махмуда, Довлатабади напомнил собравшимся, что некоторые романы Махмуда не допускаются к публикации, в то время как распространению пиратских версий власти не препятствуют.

Еще одна статья о Махмуде Довлатабади на Global Voices: Censored Iranian Writer Dowlatabadi Caught Next to Iran's Chief of Censorship [анг]

«Вы враждебны по отношению к некоторым писателям. Эта вражда полностью направлена на конкретных лиц и исходит с вашей стороны, — заявил Довлатабади. — Вы взяли на себя управление в сфере культуры и запретили работы Ахмада Махмуда. Пойдите и посмотрите, в каких условиях живет автор „Дядюшки Наполеона“. Вы когда-нибудь задавали себе вопрос: кто издает его книги?». Махмуд Довлатабади имел в виду живущего в Париже писателя Ираджа Пезешк-зода, который мог бы быть миллионером, если бы получил гонорар за десятки тысяч пиратских копий своего романа, который до сих пор запрещен в Иране.

Довлатабади вызвал неоднозначную реакцию, когда в рамках посвященной его работам конференции в Тегеране он ограничил свои замечания о протестах лишь осуждением сжигания иранского флага маргинальными элементами. Некоторым даже показалось, будто он занял сторону властей.

Реакция Махмуда Довлатабади на сожжение флага:
Я слышал, как люди сорвали флаг. Я воспринял это как оскорбление. Я с осуждением отношусь к этому отвратительному поступку. Я просто не могу этого понять.

Хотел ли писатель, чтобы его слова восприняли как позицию по отношению к протестам в целом или только к сожжению государственного флага, он не уточнил. Но уже не молодой писатель, возможно, не знает, что многие иранцы в соцсетях и в личных беседах берут давно написанное им стихотворение и интерпретируют его по-новому, видя в нем надежды и страхи, рожденные в ходе протестов:

ای سرزمین! کدام فرزندها، در کدام نسل تو را آزاد آباد و سربلند، با چشمان باور خود خواهند دید؟ ای مادر ای ایران! جان زخمی تو در کدام روز هفته التیام خواهد پذیرفت؟ چشمان ما به راه عافیت تو سفید شد. ای ما نثار عافیت تو.

О Родина!
Скоро ли наши дети увидят тебя гордой и свободной
своими глазами, полными веры?

О Матерь моя, Иран!
Когда же исцелятся твои раны?

Это стихотворение было написано много лет назад [перс], но многие считают его актуальным выражением продолжающейся борьбы иранцев за свободу и достоинство. Иранцы неоднократно публиковали его в соцсетях, в том числе иранский актёр Сабер Аббар, который прикрепил стихотворение к фотографии картины в Instagram:

«Социальное и крайне болезненное унижение, которое обратится в гнев»

Кинорежиссер Асгар Фархади — один из самых известных иранцев во всем мире. Он выиграл два «Оскара», и лучшие кинофестивали в мире соревнуются за показ его фильмов. В настоящее время он находится в Испании на съемках широкомасштабного фильма на испанском языке, «Все знают» («Todos lo saben») с участием Хавьера Бардема, Пенелопы Крус и Инмы Куэсты.

Фархади высказался в поддержку иранских протестов и сказал, что люди в праве подвергать сомнению статус-кво. Его слова распространили многие иранские СМИ, в том числе газета Iran Newspaper, связанная с правительством Хасана Рухани (см. ниже), и другое новостное агенство — полуофициальное «Иранское агентство трудовых новостей» (ILNA) [перс].

Реакция Асгара Фархади на недавние протесты: наряду со всеми этими требованиями есть вопросы, которые на протяжении нескольких десятилетий игнорировались или пропускались мимо ушей, которые остались без ответа или на которые были даны нереалистичные и бредовые ответы.

«Во все эти годы то, что побуждало часть нашего народа протестовать, — это оставшиеся без ответа вопросы, которые десятилетиями игнорировались или на них давались нереалистичные и бредовые ответы», — написал Фархади.

Также он предупредил «тех, чья самая главная обязанность быть ответственными», что замалчивание вопросов не вынудит протестующих уйти, а приведет к «социальному и крайне болезненному унижению, которое обратится в гнев; и никакой гнев не бывает столь продолжительным и яростным, как гнев от унижения».

Кинорежиссер также выразил свою солидарность с теми, кто потерял своих любимых в ходе протестов, и особенно родственников 15-летнего мальчика Армина Садеги из родного города Фархади Хомейнишехра в провинции Исфахан. «Глаза Армина, наполненные жаждой жизни», каждый день были в мыслях Фархади, сказал он. Этот мальчик был убит в вооруженных столкновениях в городе Хомейнишаре, где в 1972 году родился Фархади.

И Махмуд Довлатабади и Асгар Фархади имеют свое собственное отношение к этим протестам, а их работы — это то, с помощью чего иранцы продолжают понимать свою жизнь и времена.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо