Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Австралийский премьер-министр обвинен в политическом нагнетании страха после предупреждения об «африканских бандах»

Screen Shot - Constance on the Edge trailer

Скриншот из трейлера документального фильма «Констанция на краю — что нужно сделать, чтобы стать своим»,  об одной семье беженцев из Южного Судана, пытающейся обрести свой дом в Авcтралии. Нажмите на изображение для просмотра.

[Все ссылки в тексте — на английском языке, если не указано иное]

В первую неделю нового года в Австралии превалировала проблема так называемых африканских банд.

Премьер-министр Малкольм Тернбулл, сиднейсайдер (Sydneysider) (так называют жителей города Сидней в штате Новый Южный Уэльс), произвел фурор, обвинив правительство штата Виктория в отказе от рассмотрения проблемы бандитизма со стороны африканской молодежи в столице штата Мельбурне.

Его поддержал министр по вопросам иммиграции и внутренних дел Питер Даттон из штата Квинсленд, который заявил, что жители Мельбурна боятся ходить в рестораны из-за роста уличных преступлений.

Тернбулл и Даттон являются членами Либеральной партии, в то время как правительство штата Виктория возглавляет партия лейбористов. Заявления вышли за десять месяцев до выборов в Виктории и в период роста национализма по всей стране.

Вскоре за этими заявлениями последовали обвинения в расизме и нагнетании страха. Другие, однако, посчитали, что премьер-министр просто говорил откровенно о реальной проблеме преступности.

Правда ли в Виктории есть проблема африканских молодежных «банды»?

Данный вопрос впервые возник в 2016 году в связи со скандальной бандой Apex, о которой полиция в апреле 2017 года отозвалась как о «несуществующей». Позже в том же году череда недавних преступлений, от вандализма до нападений, попала в центр внимания всей нации. В этих инцидентах обвинили группы африканской молодежи.

Расцениваемая как волна «бандитизма», эта ситуация соответствует восприятию некоторых людей:

Невероятно, как много людей здесь пытаются сказать, что африканские молодежные банды не являются проблемой в Мельбурне. Моя свекровь живет в западных пригородах, и, поверьте мне, они [прим. переводчика: банды] — огромная проблема.

Тем не менее, многие спорят по поводу того, есть ли банды как таковые. Pieces of the Puzzled @chris8875 утверждает, что сам живёт в одной из горячих точек пригородов:

Тарнит? Я живу, мы живём в Тарните. Африканские «банды»? Абсолютная чушь. Небольшое количество паршивых овец… Да, но в какой группе их не бывает?

Одним из тех, что ставило под сомнение факт наличия волны уличной преступности среди африканской молодежи, был проект по обеспечению подотчетности полиции, утверждавший, что «этничность освещается выборочно»:

[…] for crimes involving caucasian people, the suspect’s ethnic background is not relevant to mention, but for the same crimes involving people of African background, we hear conjecture and discussion about the backgrounds, culture, community, and the ethnicity of those involved.

[…] в преступлениях, к которым причастны люди европеоидного типа, этническая принадлежность подозреваемого не стоит упоминания, но в тех же преступлениях, в которые вовлечены представители африканского происхождения, мы слышим гипотезы и дискуссии о происхождении, культуре, общине и этнической принадлежности тех, кто участвует.

Они также приводят данные, оспаривающие идею кризиса преступности среди африканской молодежи:

[…] Victoria does not have a youth crime wave – ethnic or not. […] Youth crime rates in Victoria have been slowly declining for more than a decade. Crime Statistics Agency research has shown that most youth crimes are by a small proportion of repeat offenders. Despite this, there’s been a jump in aggravated burglaries and some violent crime types that has got everyone’s attention.

[…] Evidence showed that migrant youth and newly arrived migrants are not involved in criminal activity with less than 10 per cent being overseas born offenders. The second-highest country, after Australia, of alleged offenders in Victoria is New Zealand (2.8 per cent of the total offenders), followed by Indian (1.5 per cent), Vietnamese and Sudanese (both 1.4 per cent).

Victorian Crime Statistics Agency clearly show that the vast majority of offenders in Victoria are Australian born and older than 25.

[…] в Виктории нет волны молодежной преступности — этнической или какой-либо другой. […] Уровень преступности среди молодежи в Виктории постепенно сокращается уже более десяти лет. Исследование Агентства статистики преступлений (Crime Statistics Agency) показало, что большинство преступлений среди молодежи совершаются незначительным числом рецидивистов. Несмотря на это, имел место резкий рост случаев ограблений с отягчающими обстоятельствами, а так же некоторых видов насильственных преступлений, которые привлекли всеобщее внимание.

[…] Данные свидетельствую о том, что молодежь среди мигрантов и новоприбывшие мигранты не имеют отношения к преступной деятельности — менее 10% правонарушителей рождены за границей. Второй страной (после Австралии) происхождения предполагаемых правонарушителей в Виктории является Новая Зеландия (2,8 процента от общего числа правонарушителей), за которыми следуют индийцы (1,5 процента), вьетнамцы и суданцы (1,4 процента).

Агентство статистики преступлений Виктории ясно показывает, что подавляющее большинство правонарушителей в Виктории составляют люди старше 25 лет и рожденные в Австралии.

Идея «банды»

Правительство и полиция Виктории, по-видимому, колебались в решении данного вопроса, сначала отрицая существование банд, а затем начав объяснять, как они с ними справлялись.

На пресс-конференции исполняющий обязанности главного комиссара Шейн Паттон (Shane Patton), опровергая утверждения своего заместителя, выдвинутые днем ранее, сказал, что «малолетние бандиты», о которых идет речь, не были организованы, но «ведут себя как уличные банды, поэтому давайте назовем их так — этим они и являются»:

We have for a significant period of time said that there is an issue with overrepresentation by African youth in serious and violent offending as well as public disorder issues.

В течение значительного периода времени мы говорили о том, что существует проблема чрезмерной вовлеченности африканской молодежи в серьезные и насильственные преступления, а также в вопросы общественных беспорядков.

Футболист и общественный деятель Нелли Йоа (Nelly Yoa) достаточно публично высказался о том, что «всему есть предел». В интервью ниже для телеканала SkyNews он сказал следующее:

There is a gang. We have a problem. Let’s solve it. […] As Melburnians, we are sick and tired of having to live in fear for the last two years.

Банда существует. У нас есть проблема. Давайте её решать. […] Как мельбурнцы, мы устали жить в страхе последние два года.

Нелли приехал в Австралию в 2003 году в качестве беженца из Южного Судана. Большинство споров сконцентрировано на молодежи южносуданского происхождения.

У нас есть проблема банд, давайте её решать… Мельбурнцы «устали жить в страхе».

Однако, один из лидеров южносуданского сообщества, Ричард Денг (Richard Deng), выразил несогласие с определением «банда». В разговоре с ABC news он отметил, что в данном вопросе молодые люди являются австралийцами африканского происхождения, а не африканцами.

Он также заявил, что «небольшое число» участников являются не членами банды, а просто ничем не занятой молодежью; по его мнению, решение заключается в том, чтобы вернуть молодежь в занятость и учебу, а не продолжать изолировать их, навешивая ярлыки.

Обвинения в партийных интересах и «политике собачьего свистка»

Некоторые комментаторы призвали премьер-министра к ответу за оппортунизм, предположив, что своими заявлениями о кризисе африканских банд тот служит своим партийным интересам в год выборов в штате Виктория. Выборы должны состояться в конце ноября.

Сиднейский писатель Осаман Фаруки (Osaman Faruqi) в статье на местном новостном портале Junkee заявил, что:

[…] if there’s one thing conservatives love doing in an election year it’s breaking the emergency glass and pushing the giant red button labelled “race”.

[…] The insidious thing about this kind of craven political campaigning is that the details and facts don’t matter. The conservatives think that as soon as the topic shifts to law and order, as opposed to things like health and education policy, they win.

[…] если и есть что-то, что любят делать консерваторы в год выборов, так это разбивать аварийное стекло и нажимать на гигантскую красную кнопку под названием «Раса».

[…] самое коварное в таких трусливых политических кампаниях то, что факты и детали не имеют значения. Консерваторы считают, что как только они перейдут к теме правопорядка, в отличии от политики в сфере здоровья и образования, они победят.

Кроме того, Тернбулл и поддерживающие его политики были обвинены в проведение «политики собачьего свистка», потворствующей антииммиграционным настроениям и расизму. Википедия определяет «собачий свисток» [рус] как «закодированный язык, который для общей массы населения означает одно, а у целевых подгрупп имеет дополнительный, другой или более конкретный отклик».

Джон Рен (John Wren) представил список возможных вариантов в своём Twitter:

Сегодня Питер Даттон сказал, что мельбурнцы слишком боятся африканских банд, чтобы ходить по ресторанам. Он:

a) врёт;
b) «свистит в собачий свисток»;
c) расист;
d) проецирует свои собственные иррациональные страхи;
e) идиот;
f) всё вышеперечисленное

«Худшее проявление СМИ и политики момента»

В социальных сетях преобладают юмористические ответы на предполагаемые «запугивания». Хэштеги #MelbourneBitesBack [#МельбурнНаноситОтветныйУкус] и «Питер Даттон» в Twitter в течении недели занимали топовые позиции, преобладая даже над обсуждениями тестового матча по крикету против Англии, проведенного в Сиднее в рамках серии игр Ashes.

Группа активистов GetUp! примкнула к большинству со следующим предложением:

Мельбурнцы, если вы собираетесь сегодня в ресторан, почему бы не отправить Питеру Даттону фото вашего ужина? Давайте покажем ему, что мы не подвержены его фирменному нагнетанию страха.

Большое количество пользователей Twitter последовало тому же примеру:

Эй, Питер Даттон, я вышел на улицу вчера в прекрасном Мельбурне. Вот фотография полного ресторана. У нас нет проблем с бандитизмом, и никто не боится выйти поужинать. Пожалуйста, заканчивай своё политизированное нагнетание страха и иди со своим расизмом куда-нибудь ещё.

Как одна из тех, кто постоянно ест в ресторанах, потому что не умеет готовить, я скорее боюсь наткнуться на Питера Даттона в ресторане и в результате лишиться содержимого своего желудка.

Крис Грэхэм (Chris Graham), редактор независимого издания New Matilda, внёс свою лепту, поделившись списком «18 лучших закусочных Мельбурна, где банды африканской молодежи, вероятно, не убьют вас» с присущим ему сарказмом:

African Youth Crime Gangs are out of control in Melbourne. People are being slaughtered. And then eaten alive, after they’ve been slaughtered. And then re-animated and slaughtered again. It’s that bad.

[…] New Matilda hit Melbourne town to find out the best places to eat where you won’t get stabbed or maimed or killed. Turns out the safest place to eat, amidst the chaos and panic, is at an African restaurant.

Африканские молодежные преступные группировки вышли из под контроля в Мельбурне. Людей убивают. Затем съедают заживо, после того как их убили. Затем реанимируют и убивают снова. Это плохо.

[…] New Matilda отправились в Мельбурн, чтобы найти лучшие места, где вас не пырнут ножом, или изувечат, или прикончат. Оказывается, самое безопасное место, где можно поесть среди хаоса и паники, это африканский ресторан.

Но не все согласны с подобным подходом:

Как напыщенно, невежественно и наивно со стороны интеллигенции (восточных пригородов?) откровенно пренебрегать опытом людей из западных пригородов.  «Кусайте в ответ», помогая «африканскому» сообществу решить реальную проблему, касающуюся как их, так и всех остальных.

Журналист Джонатан Грин, который любит угождать старым и новым СМИ, был крайне критичен к некоторым из своих коллег:

История с бандами — худшее проявление СМИ и политики момента: сведение сложных социальных, экономических и правовых вопросов, а также проблем неравенства, общности и идентичности к циничной игре, созданной исключительно с целью спровоцировать страх и достичь политического преимущества. Это проявление гротеска. Это предает нас всех.

Однако ответ футбольного обозревателя Майкла Сапро (Michael Sapro) подтверждает тот факт, что этот вопрос решится ещё не скоро.

Как бы вы себя чувствовали, если бы вас избил и ограбил один из этих бандитов только за то, что такие, как вы, врут и притворяются, что этого нет? Полиция ищет этих негодяев. Не усложняйте их работу ещё больше.

Оппозиция Виктории потребовала созвать парламент штата для обсуждения вопроса уличной преступности.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо