Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Иранским техникам приказывают блокировать международный интернет-трафик на фоне протестов

Иранцы, собравшиеся на протестную акцию на площади Фердоуси в Тегеране вечером 31 декабря, разбегаются после того, как полиция начала использовать водомёты. Изображение от Iran Newspaper, опубликовано для распространения.

Оригинальная версия этой статьи была опубликована на сайте [анг] Центра за права человека в Иране. Эта версия публикуется здесь по соглашению о совместном использовании контента.

Впервые со времени массовых протестов 2009 года Исламская Республика Иран ввела жёсткие ограничения на доступ к интернету, обрезав распространение изображений, видео и репортажей с национальных протестов [анг], начавшихся 28 декабря 2017 года.

Центр для прав человека в Иране (Center for Human Rights in Iran, ЦПЧИ) узнал, что 30 декабря доступ к интернету в Иране был серьёзно нарушен и в какой-то момент полностью обрезан на полчаса. Днём позже были заблокированы Telegram и Instagram, две самых используемых социальных сети в стране.

«Нам приказали вмешаться в передачу международного трафика», — сообщил ЦПЧИ источник в иранской точке обмена интернет-трафиком (IXP) 31 декабря. Анонимность источника сохранена по его/её просьбе по соображениям безопасности.

Точка обмена интернет-трафика — это физическая инфраструктура, через которую интернет-провайдеры обмениваются интернет-трафиком между сетями. Без этих технологий интернет-пользователям сложно получить доступ к сайтам на серверах в других странах.

«Значительная часть международных пакетов данных сбрасывается из сети, что создаёт широкие проблемы в работе», — сообщил источник.

Источник отказался назвать государственный орган, выпустивший приказ. Однако 31 декабря полуофициальное Иранское агентство трудовых новостей (Iranian Labor News Agency, ILNA) процитировало [перс] «знающий источник», заявивший, что приказ нарушить работу мобильной связи был отдан «высшими чиновниками в одной из служб безопасности».

28 декабря реформистское новостное агентство Jame Farda сообщило [перс], что решение было принято Высшим советом национальной безопасности, на который оказывает серьёзное влияние Верховный лидер Али Хаменеи, назначающий отдельных членов совета.

«В ответ на вопрос от нашего IT-репортёра об органе, стоящим за недавней фильтрацией, министр связи [Мухаммед-Джавад] Азари Джароми сказал, что решение было принято Высшим советом национальной безопасности и является временным», — говорится в репортаже.

Первого января 2018 года пользователям, пытавшимся получить доступ к сайтам на серверах вне Ирана, на 30 минут был заблокирован [анг] доступ в интернет. Хотя это ограничение было снято, интернет-пользователи продолжили сталкиваться с чрезвычайными сложностями при попытках доступа к иностранным сайтам.

Инструменты обхода блокировок, позволяющие пользователям бороться с государственным фильтрами, как виртуальные частные сети (VPN), также подводят — многие работают лишь по 10 минут и неожиданно отключаются.

Tor [анг], бесплатное программное обеспечение, позволяющее пользователям получать анонимный доступ в интернет — один из немногих зарубежных сайтов, всё ещё доступных иранцам — сообщил [анг] о почти 10 000 прямых соединений из Ирана 2 января, что значительно больше иранского среднего в 6000.

«Это национальный интернет?»

Хотя связь с зарубежными сайтами или затруднена, или вообще невозможна, с внутренним трафиком Национальной информационной сети (НИС) Ирана проблем не возникало.

Иран запустил первую фазу внутреннего интернета в 2016 году. НИС, разделяющая трафик на зарубежный и внутренний, была создана, чтобы подтолкнуть граждан к использованию одобренных государством внутренних сайтов по более низким ценам и на более быстрых скоростях.

В полное нарушение прав на доступ к информации и интернету НИС также даёт государству возможность ограничивать или блокировать доступ к мировой сети и направлять весь трафик на внутренние узлы.

За последнюю неделю пользователи не сообщали о проблемах с доступом к официальным сайтам верховного лидера, www.khamenei.ir, и финансируемых государством новостных изданий, как Новостное агентство иранских студентов [анг]. Но пользователям, пытавшимся достичь сайтов и приложений с серверами вне Ирана, как «Википедия» или Instagram, везло меньше.

30 декабря иранский разработчик для Android Али Борхани оценил [перс] степень отказов международной связи из Ирана в «более чем 20-30 процентов».

Другой иранец, использующий псевдоним Lord Farhad, 30 декабря написал в Twitter [перс]: «Мой интернет-трафик [Tehran Telecom ADSL] перенаправляется на подложный сервер Google DNS 8.8.8.8. Используйте бесплатную, но надёжную VPN, даже если скорость ужасна… Будьте осторожны».

Иранский обозреватель технологий Сонита Сарабпур 31 декабря написала [анг]: «Махмуд Ваези, бывший министр связи и нынешний руководитель аппарата [президента Хасана] Рухани, обещал не отключать доступ к интернету из-за выборов или по любым другим причинам. Но это случилось прошлой ночью, и все  интернет-операторы говорят, что не по их вине».

Когда интернет был отключен в 2009 году, чтобы люди не могли загружать фотографии с протестов против результатов президентских выборов, мало кто полагался на сеть для ведения бизнеса. На этот раз ситуация повлияла на деятельность и доходы многих интернет-фирм.

Блокировка инструментов обхода цензуры

Некоторые иранцы, которые во время протестов смогли зайти в свои Twitter-аккаунты, публиковали жалобы о сложностях получения доступа к интернету.

Это ужасно. Сайты едва открываются. Большая часть инструментов обхода блокировки не работает, а те, что работают, очень медленны. Быстро открываются только домашние сайты.

«Последние несколько минут моя связь через [интернет-провайдера] Asiatech [перс] позволяет мне открывать только домашние сайты. Это я пишу через мой аккаунт в Irancell [перс]», — написал в Twitter Бехруз Кхерзи.

Мой аккаунт в Asiatech также отключается и открывает только иранские сайты. После нескольких попыток я смог подсоединиться только через Lantern [VPN]. Нет связи и через Psiphon [перс] или Hotspot [VPN].

Связь через Hamrahe Aval [перс] и Irancell полностью отрезана. ADSL от Pars Online то работает, то нет. Она открывает некоторые домашние сайты, но, например, не Google. Из всех инструментов обхода цензуры едва работает лишь Psiphon. Tor тоже не работал.

Ещё несколько минут назад мой инструмент обхода блокировки на телефоне не работал. Из дома я не смог открыть такие сайты, как Google и Yahoo. Но я мог открыть Digikala [перс] и Parsijoo [перс]. Это национальный интернет?

Проблемы в работе интернета затронули людей, использующих ряд иранских интернет-провайдеров, включая Irancell [перс], Sepanta [перс] и Datak [перс].

Блокировка социальных медиа и мессенджеров

Мессенджер Telegram, используемый 40 миллионами иранцев и отказавшийся [анг] перенести сервера в Иран, 31 декабря также был полностью заблокирован. Компания заблокировала аккаунт AmadNews, оппозиционного новостного сайта, по сообщениям, призывавшего людей использовать коктейли Молотова во время протестов. Исполнительный директор Telegram Павел Дуров заявил, что это нарушало [анг] правила Telegram, хотя не указал, как именно.

Однако последняя версия канала, переименованная в Sedaie Mardom [Народный голос], получила одобрение Telegram и доступна онлайн.

Мне кажется, это большая победа для @telegram. Создатели Amadnews сообщили нам, что отстранили администратора, нарушившего наше правило о «ненасилии», пообещав в будущем наблюдать наши условия использования. Это всё, что мы хотели от них услышать.

Дуров предположил [анг], что власти заблокировали доступ к Telegram, поскольку компания публично отказалась закрыть Sedaiemardom и «другие мирно протестующие каналы».

Первого января многие люди в Иране получили сообщение от Twitter с просьбой сменить пароли. Неясно, что вызвало это сообщение.

Тем не менее многие иранцы не смогли восстановить доступ к своим аккаунтам в Twitter после попытки сменить пароли, потому что Twitter подтверждает личность пользователей, отправляя им код в СМС-сообщении. Однако из-за санкций США Иран не присутствует в меню телефонных кодов стран в Twitter, что значит, что приложение не может отправить иранским пользователям код подтверждения.

Дэвид Кей, специальный докладчик ООН по вопросам свободы слова, призвал Twitter решить эту проблему:

Если ли способ это решить, @TwitterSupport? кажется, что это важно для личного доступа во время протестов в Иране

Правительственный контроль над интернетом: риторика vs. практика

Со времени начала стремительного роста популярности социальных медиа в Иране в 2009 году консерваторы в правительстве не прекращают атаковать популярные приложения перед выборами.

Администрация Рухани неоднократно призывала к уменьшению правительственного контроля над серьёзно ограниченным и подвергающимся цензуре интернетом, но продолжает молчать касательно проблем с работой интернета во время протестов в 2017 году.

В 2009 году меньше жителей Ирана полагались на интернет для ведения бизнеса, поэтому в том году отключение правительством доступа к интернету после того, как сотни тысяч вышли на улицы против результатов выборов, на компании не было оказано такого же негативного влияния, как в декабре 2017 года.

Милад Нури, основатель компании TookanTech [перс], занимающейся разработкой мобильных приложений, написал в Twitter:

По сравнению с предыдущими случаями на этот раз перебои в работе интернета отрицательно повлияли на заработок многих людей, включая 150 тыс. таксистов в Тегеране.

В 2016 году, по данным Международного союза электросвязи (МСЭ) ООН, 53 процента из 80 миллионов населения Ирана имели доступ в интернету.

Бывший репортёр ILNA Милад Фадаи Асл пишет:

Развитие интернета было одной из самых важных причин, по которой я голосовал за Хасана Рухани. Может быть, мне не жаль, что я голосовал за него по экономическим причинам, но я точно сожалею о том, что это не предотвратило блокировку интернета.

Государственная телерадиокомпания-монополист (IRIB) 31 декабря сообщила [перс], что решение ограничить доступ к Telegram и Instagram было принято «для сохранения мира и безопасности граждан».

Во время пресс-конференции в Тегеране 31 декабря заместитель министра внутренних дел по политическим делам Эсмаил Джаббарзадех заявил [перс]: «Когда имеют места нарушения общественного порядка, естественным образом правительство должно принимать временные меры для ограничения доступа к социальным сетям».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо