Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

50 оттенков пропаганды Эрдогана

Тысячи протестуют в Стамбуле против коррупции и правительства Эрдогана в декабре 2013 года. Надпись на плакате с фотографиями Фетхуллаха Гюлена и премьер-министра Эрдогана: «Один не лучше другого». Фулия Аталай для Demotix.

Иосиф Сталин говорил, что писатели своей работой похожи на «инженеров человеческих душ» [анг]. Он говорил не просто про писательство, а про пропаганду.

Подобная «инженерия» особенно развилась в современной Турции, в период правления Партии справедливости и развития (ПСР). Сразу после протестов в парке Гези 2013 года тогдашний премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган смог убедить свою политическую базу, что протесты были лишь работой «международного лобби».

Кристиан Аманпур из CNN пришла в негодование после того, как турецкое проправительственное ежедневное издание Takvim опубликовало фейковое интервью, в котором она «призналась», что её заставили представлять Турцию в негативном свете в её репортажах о протестах Гези. Скриншот взят [анг] из репортажа об этом в Hurriyet Daily News.

С тех пор он использовал миф «параллельного лобби» — ярлык для реальных и изобретённых противников — в бесчисленных публичных выступлениях. Ключевую роль в распространении идет играют проправительственные СМИ.

От ЦРУ до международного еврейского заговора [анг], от «лобби процентных ставок» до Lufthansa Airlines [анг] и таинственной телекинетической атаки тёмных сил; список так называемых «лобби» весьма широк. Но только один человек был достаточно неоднозначной фигурой, чтобы стать настоящим, живым и дышащим врагом, благодаря которому государственная пропаганда перешла на новый уровень.

Фетхуллах Гюлен, живущий в Пенсильвании турецкий проповедник и визионер, раньше был союзником Эрдогана, но потом оказался по другую сторону баррикад. После первой убедительной победы ПСР в 2002 году двое политиков вместе занялись переустройством турецкой политики, в которой долгое время доминировала светская военная элита. Но Эрдоган стремился расширить свою власть, и несомненное влияние Гюлена внутри правительства стало помехой. Ко времени протестов Гези оно, по сообщениям, было значительно подорвано [анг]. Со времени прошлогодней попытки переворота, в которой правительство винит Гюлена, яростные атаки на сеть проповедника в государственных СМИ развиваются по нарастающей.

Образ врага

Хотя есть некоторые обоснованные подозрения касательно участия Гюлена в провалившемся перевороте 2016 года, другие обвинения, выдвигаемые в его адрес, часто несколько нелепы.

Среди них можно встретить поданную самим Эрдоганом идею о том, что именно движение Гюлена несёт ответственность за инцидент с российским самолётом, который был сбит, когда якобы зашёл в турецкое воздушное пространство во время миссии в Сирии в конце 2015 года. В то время, когда Эрдоган сделал данное заявление, Анкара искала способы нормализации отношений с Москвой.

Проправительственные таблоиды также заявляли, что Гюлен приложил руку к убийству российского посла в 2016 году. Фото взято с сайта правозащитной организации «Silenced Turkey».

Ясно видно, что Фетхуллах Гюлен и его движение играют ту же нужную роль, которую троцкисты и монархисты сыграли для Сталина. Они помогают автократу показать необходимость действий, у которых бы иначе не было смысла, и благодаря этому победить настоящих врагов: правду и демократию.

Эрдоган требует коричневые формы для подзащитных под делу о турецком перевороте после того, как подозреваемый появился в суде в футболке с надписью «Герой»

В блоге [анг] на Washington Post Ксавьер Маркес отмечает, говоря о том, почему авторитарные лидеры обращаются ко лжи:

In open democracies, a public commitment to certain implausible claims (e.g., the claim that Barack Obama was a Muslim, or was not born in the U.S.) may draw sharp lines between groups, mobilizing supporters while enraging the opposition without being “literally” believed. But implausible lies are more important in the murky environments of many authoritarian regimes, where secrecy and fear make it difficult for rulers to know if their subordinates are truly loyal. These regimes typically need to “dramatize” their cohesion, showing in convincing ways that they are in fact unified to deter internal challengers.

В открытых демократиях приверженность общественности к определённым невероятным заявлениям (например, идея о том, что Барак Обама был мусульманином или не был рождён в США) может проводить чёткие границы между группами, мобилизуя сторонников и возмущая оппозицию, хоть никто в них не верит «буквально». Но невероятная ложь играет более важную роль в сумрачной обстановке многих авторитарных режимов, где из-за секретности и страха правителям сложнее знать, действительно ли верны им их подчинённые. Этим режимам обычно нужно «драматизировать» сплочённость, убедительным образом показывая, что на самом деле они объединены для борьбы со внутренними противниками.

Действительно, малозначащие «невероятные заявления» стали нормой в Турции. В результате чисток после провалившегося военного переворота [анг] прошлого года работу потеряли более 100 000 человек.

Правительство видит гюленистов (врагов государства) там, где хочет, особенно в том, что осталось от свободной прессы.

В таких странах, как Турция, свободная пресса теперь находится за решёткой. Оставшаяся пресса стала аппаратом пропаганды Эрдогана.

Дениз был арестован за освещение слитых электронных писем зятя Эрдогана. Задержан за пропаганду терроризма. Журналистика — это терроризм?

Эрдоган смешивает пропаганду терроризма и свободу слова. Но что насчёт старой доброй независимой журналистики?

«Неограниченная свобода печати невозможна… Запад делает со своими журналистами то же самое», — президент Эрдоган на встрече с иностранными инвесторами.

Международное наступление

Наступление Эрдогана распространяется и на тех, кто приезжает в Турцию из-за рубежа, и на правительства других стран.

5 июля полиция Турции взяла штурмом тренинг турецких правозащитников на одном из островов Стамбула, арестовав [анг] всех участников, а также двух заграничных тренеров. Международную огласку дело получило как #Istanbul10 [анг] — «Десять из Стамбула». Задержанных обвиняют [анг] в «совершении преступления во имя террористической организации без вступления в неё».

Эрдоган атакует иностранную прессу, иностранных аналитиков и иностранные посольства за поддержку врагов Турции или терпимость к ним.

Более того, министерство иностранных дел Турции сообщает миру, что считает, что гюленовский бич преследует страну и за пределами её границ.

Вне Турции Гюлена больше всего знают как деятеля образования: школы, использующие его подход к обучению, созданы в около ста странах по всему миру. Даже до переворота 2016 года Турция оказывала значительное давление на многие страны — особенно в Африке и Центральной Азии [анг], — пытаясь вынудить их закрыть эти школы. После провалившегося путча это давление резко возросло.

По иронии, до того, как пути Эрдогана и Гюлена разошлись, в этих школах видели организации, которые создавали туркофилов в большей части развивающегося мира и вносили вклад в растущую «мягкую силу» страны. Ещё в 2015 году в статье для Al-Monitor Фезим Тастекин отметил [анг] контрпродуктивную природу стремления закрыть эти школы.

К сожалению, если интенсивность государственной пропаганды за последние несколько лет о чём-то говорит, Эрдоган и ПСР вышли далеко за размышления о «мягкой силе».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо