Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

«С пустыми руками, но с глубокими убеждениями» Джамаль Хоссейни потерял свою жизнь в борьбе за права человека в Иране

Сайед Джамаль Хоссейни в первые дни работы HRAI в городе Ван, Турция. Фото опубликовано с разрешения HRANA .

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке]

Активные действия против репрессивного правительства могут привести к серьезным последствиям. Тюрьма, пытки, цензура и изгнание. Оставить семью и страну, которую называешь домом, и встретится с отчуждением и одиночеством в роли политического беженца.

Решение высказаться, возможно, стоило жизни иранскому правозащитнику Сайеду Джамалю Хоссейни.

Джамаль — главный редактор Human Rights Activist News Agency (Новостное агентство активизма по правам человека, HRANA) и сооснователь Human Rights Activists in Iran (Правозащитники в Иране, HRAI) — провел большую часть своей жизни в изгнании за столом своей маленькой квартиры в Турции. Своими упорными усилиями он заслужил уважение среди иранцев как внутри страны, так и за ее пределами, что сделало его целью для иранских властей.

Вечером 4 августа 2014 года Джамаль работал за своим столом. Его безжизненное тело было обнаружено полицией на следующий день.

На сегодняшний день обстоятельства его смерти покрыты тайной. Официальная причина смерти Джамаля так и не была установлена турецкими властями несмотря на всестороннее расследование и вскрытие. 

В третью годовщину его смерти нам напоминают о жертвах и опасностях, с которыми сталкиваются политические активисты в этом регионе. Те активисты, которые отстаивают свои убеждения и решают продолжить свою деятельность и борьбу. История Джамаля — одна из многих. Его история иллюстрирует одиночество изгнания и тех многих активистов, которые отвергают забвение и тишину ради своей страсти — противостоять несправедливости. Он провел жизнь в подвешенном состоянии как беженец. Его смерть — несправедливость, которая часто окружает многие бессмысленные смерти, связанные с репрессивными властями. 

Корни сопротивления в Иране

Страсть к политическим изменениям появилась у Джамаля в молодости. Его дядя был одним из многих тысяч активистов, которых казнили иранские власти во время расправы над политическими заключенными в 1988 году. Это было его первое знакомство с суровыми реалиями правосудия в Иране.

Сайед Джамаль Хоссейни в своём доме в Турции. [Фото предоставлено HRANA]

Как один из представителей первого поколения иранцев, использующих Интернет как политический инструмент, Джамаль писал многочисленные посты с резкой критикой режима страны. Ночью он распространял диссидентскую литературу в городе Зенджан и был частью иранских студенческих протестных движений, что в конечном итоге привело к его краткому заключению. В 2005 года Министерство разведки Ирана установило авторство блогов Джамаля и произвело у него дома обыск в его отсутствие.  В 24 года Джамаль понял, что его время в Иране подошло к концу, и переехал в Турцию.

В 2006 году Джамаль и Кейван Рафи стали сооснователями Human Rights Activists in Iran (HRAI), которая включает в себя Human Rights Activist News Agency (HRANA). Джамаль служил важным мостом между подпольными активистами в Иране и более широким сообществом правозащитников по всему миру.

Джамаль сыграл важную роль в работе HRAI. Его обязанности варьировались от технической и административной работы до написания статей, репортёрской работы и перевода. Джамаль настаивал на том, чтобы выступать за всех иранцев, независимо от различий в их происхождении или идеологических убеждениях. 

«Наиболее заметным наследием Джамаля является идея „прав человека для всех“, что было продемонстрировано благодаря его работе для всех секторов, религий и этнических групп в Иране», — сказал Рафи Global Voices.

Во время президентских выборов 2009 года HRANA была одной из основных организаций, предоставлявших международному сообществу новости о правах человека и подробно описывавших аресты политических активистов. В 2010 году иранские власти нанесли ответный удар в виде систематических и широкомасштабных нападений на HRAI и его членов. Государственные силы выследили активистов HRAI в Иране, что в конечном итоге заставило HRAI начать работу по переводу своей сети и инфраструктуры за пределы Ирана.

Изгнание и смерть в Турции

Джамаль не стремился к продвижению себя или достижению власти. Он не получал ни денег, ни похвалы. Джамаль утверждал, что «с пустыми руками, но с глубокими убеждениями» он продолжит борьбу за права человека вместе с теми, кто находится внутри страны и за ее пределами.

Джамаль подвергался многочисленным прямым угрозам со стороны иранского правительства. Он начал получать анонимные телефонные звонки в 2007 году. В 2010 году это обострилось до предупреждений от турецкого министерства разведки.

Рафи напоминает, что Джамаль принял сознательное решение продолжить свой путь, несмотря на угрозы, с которыми он столкнулся:

Jamal viewed the difficult moments of his life as a natural consequence of the path he had chosen as an activist. Therefore, he never wanted his body to be returned to Iran if he died, as he wanted to remind others to accept and remain honest about the consequences of their activism.

Джамаль рассматривал трудные моменты своей жизни как естественное следствие пути, который он выбрал в качестве активиста. Поэтому он никогда не хотел, чтобы его тело после смерти было возвращено в Иран, так как он хотел напомнить другим о том, что нужно принять и оставаться честным несмотря на последствия своей деятельности.

Сегодня, спустя три года после его ухода, его смерть остается необъяснимой. В 15-страничном докладе турецких властей утверждалось, что причина смерти была неоднозначна, так как вскрытие было отложено несмотря на то, что на нем и вокруг его были найдены капли крови. Друзья и члены семьи продолжают утверждать, что Джамаль был здоровым человеком и что нет никаких доказательств «естественной» смерти.

Иранский режим имеет долгую историю преследования политических диссидентов за границей, особенно в Турции. В пример можно привести поток внесудебных убийств в 1990-х годах, и сообщения о том, что сотрудники посольства занимались шпионажем и похищением людей в стране. Джамаль писал, в частности, о политическом заключённом Ходжате Замани, диссиденте, который сбежал в Турцию и был отправлен в Иран турецкими властями только для того, чтобы быть казненным в 2003 году.

Признание трудов и миссии Джамаля

Рафи с теплотой вспоминает вечера, которые он проводил с Джамалем, сидя за клавиатурой, спокойно работая в ночи: «Не проходит и дня, что бы мы не думали о Джамале и его преданности делу».

HRANA стремится продолжать свою деятельность, и Рафи отмечает, что Джамаль служит вдохновением и идеалом, который стоит «за каждым опубликованным нами отчетом, всеми трудностями, которые мы терпим».

В эпоху, когда в политике доминируют личные стремления к власти и контролю, Джамаль выступает в качестве свидетельства спокойной решимости и преданности делу. Он показал, что в любом уголке мира человек, каким бы изолированным он ни был, может использовать инструменты вокруг себя, чтобы изменить ситуацию и поставить под вопрос легитимность репрессивного режима.

Наследие Джамаля важно не только как символ жертвы, но и как напоминание о том, что борьба за права человека продолжается в Иране, а те, кто на линии фронта, платят страшную цену, чтобы отстаивать то, во что они верят.

Переводчик: Коньшина Алина

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо