Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Несмотря на давление Китая, Тайвань находит способы участвовать на мировой арене

«Лайт Чжан из Тайваня посещает США, с гордостью демонстрируя флаг Тайваня во время поездки на загруженном велосипеде от одного берега до другого». Фото и описание от Марка Штосберга. Обрезано. Оригинал по лицензии CC BY-NC-SA 2.0.

Тайваньцы, желающие участвовать в международных организациях, встречают серьёзное сопротивление, называемое «политика одного Китая». Эта политика используется Китаем для недопущения их к участию в международных делах.

Так что же это такое? Коротко говоря, «политика одного Китая» означает, что существует только одно государство с названием «Китай». Однако две страны претендуют на то, чтобы носить это имя: Китайская народная республика (КНР) и Китайская республика (КР), поэтому международное сообщество должно выбрать одно из них.

Правительство Китайской республики — официальное название Тайваня — правило территориями материкового Китая с 1912 до 1949 года, когда оно потеряло контроль над страной в результате гражданской войны в пользу коммунистических сил КНР. После этого КР переместила свою столицу в Тайбэй. Она продолжила, впрочем, представлять Китай в ООН до 1971 года, когда организация предписала Китайской республике передать своё место КНР (Резолюция 2758).

С тех пор КНР регулярно применяет своё влияние [анг] в мире с целью изолировать тайваньцев на основании «политики одного Китая».

С течением времени всё больше и больше тайваньцев предпочитает [анг] идею одного Китая и одного Тайваня идее двух Китаев или одного объединённого Китая. Несмотря на это, КНР нацелена заполучить Тайвань в ближайшем будущем, и поэтому она сопротивляется любым попыткам оформить самоуправление Тайваня. Пекин даже предпочитает использование Тайванем названия «Китайская республика», поскольку может на основании этого обвинять любую страну, которая поддерживает независимость Тайваня, во вмешательстве во внутренние дела Китая.

КНР превратилась в громадную супердержаву посредством своего экономического и военного роста в последние десятилетия, и страна стала использовать своё международное влияние для того, чтобы дальше давить на Тайвань. Например, китайский терапевт Маргарет Чан служила генеральным директором Всемирной организации здравоохранения с 2006 до 2017 года. В 2010 году она переподписала Меморандум [анг] взаимопонимания между ВОЗ и КНР, документ, подписанный в 2005 году и утверждающий, что признание Пекина обязательно для любого вовлечения Тайваня в деятельность организации. Более того, она специально настояла на том, чтобы её члены называли Тайвань китайской провинцией.

Кроме этого, Фан Лю, ставший генеральным секретарём Международной организации гражданской авиации (ИКАО) в 2015 году, и Мэн Хунвэй, избранный президентом Международной организации уголовной полиции (Интерпол) в 2017 году, — ещё два китайца на высших должностях в международных организациях.

Пожалуй, тогда не покажется удивительным, что заявки КР на вступление в ВОЗ [анг], ИКАО [анг] и Интерпол [анг] в 2016—2017 годах были отклонены, несмотря на поддержку США [анг] и ЕС [анг]. Более того, тайваньских журналистов удалили из ИКАО [анг], а представителям тайваньских неправительственных организаций было сказано [анг], что их не пустят во Всемирную ассамблею здравоохранения даже с действующим паспортом наблюдателя.

«23 миллиона жителей Тайваня не должны отсутствовать»

Несмотря на впечатляющее давление Китая, тайваньцы продолжают находить пути выхода на мировую арену. Тайвань участвует в Олимпийских играх с 1984 года, в Азиатско-Тихоокеанском экономическом сотрудничестве с 1991 года, а во Всемирной торговой организации — с 2002 года. Наконец, в 2016 году Ассоциация государств Юго-Восточной Азии провела свои первые официальные переговоры [анг] с Тайванем по вопросам торговли.

В событиях, перечисленных выше, Тайвань участвует как спортивная структура или как экономическая структура, но нигде не признаётся государством. Тайваньцы надеются, что в будущем они смогут также участвовать и на других площадках, например, как структура здравоохранения (в ВОЗ) или как структура культуры (в ЮНЕСКО).

В 2003 году, к примеру, из-за вспышки тяжёлого острого респираторного синдрома в Китае, Гонконге и Тайване некоторые страны поддержали тайваньскую заявку на вступление во Всемирную ассамблею здравоохранения. В ответ китайский дипломат Ша Цзукан заявил во время дебатов, что в этом нет нужды, поскольку Китай и так заботится о проблемах здравоохранения в Тайване.

В действительности, однако, во время вспышки для связи между чиновниками ВОЗ и Тайваня своих экспертов на остров отправили центры США по контролю за заболеваниями, а не Китай. Юй-Чэнь Тсай присутствовал на Всемирной ассамблее здравоохранения в 2003 году, когда он был вице-президентом [анг] по внутренним делам в Международной федерации студентов-медиков. Он написал [кит] в своём блоге:

幾年來,看著台灣政府跟非政府組織對加入世衛組織的努力,我也衷心的希望,不管世衛組織的未來將面臨多大的挑戰,台灣的兩千三百萬人,都不應該缺席。

Я видел те усилия, которые тайваньское правительство и неправительственные организации прикладывают, чтобы стать членами ВОЗ. Я искренне считаю, что несмотря на любые сложности ВОЗ в будущем, 23 миллиона жителей Тайваня не должны отсутствовать.

После того, как в 2017 году Маргарет Чан передала полномочия генерального директора ВОЗ Тедросу Адханому году, среди тайваньцев появилась надежда, что Меморандум взаимопонимания [анг] между ВОЗ и КНР будет наконец пересмотрен.

«”Мир” — это вода в аквариуме, а все мы просто рыбы в нём»

Тайвань является страной с впечатляющим числом памятников культурного наследия. Несмотря на свою малую площадь, Тайвань поддерживает один из важнейших музеев мира — Музей императорского дворца, который иногда называют «Лувром китайского искусства [анг]». Тайваньская местная культура также играет значительную роль [анг] в истории Полинезии. А его письменность сохранила традиционное начертание китайских символов, от которого избавилась КНР.

Однако Тайвань не является членом ЮНЕСКО, и поэтому не может подавать заявок на его звания Культурного наследия или Нематериального культурного наследия.

Художники и учёные Тайваня всё ещё ищут пути сотрудничества с миром. OITSTAT [анг], Международная организация сценаристов, театральных художников и техников сцены, — неправительственная организация, спонсируемая ЮНЕСКО. Она является одной из немногих международных организаций, в которых Тайвань является полным членом. Более того, OISTAT перенесла свою штаб-квартиру в Тайвань из Нидерландов в 2006 году.

А международный неправительственный Всемирный фонд памятников [анг] в 2016 году занёс древнее поселение племени рукаи, Кукапунганэ, в свой список World Monuments Watch [анг].

На форуме, о котором сообщило местное тайваньское телевидение, Хуэй-Чэнь Линь, профессор кафедры архитектурного и культурного наследия Тайбэйского национального университета искусств, сказал, что не имеет значения, является ли Тайвань членом ЮНЕСКО, тайваньцам в любом случае следует сохранять своё культурное наследие [кит], и однажды оно сможет быть представлено свету формальным образом:

因為我們現在不是(聯合國)會員,所以我們在國內,先把台灣很有價值的東西,先把它安排好,準備有一天,可以把它指定世界遺產。

Поскольку мы не члены ООН, мы должны сохранять это ценное наследие в Тайване и подготавливать его к получению в один прекрасный день звания Всемирного наследия.

Вань-Цзюн Вэй [анг], генеральный менеджер OITSTAT, распространила [кит] в Facebook свой взгляд на то, как Тайвань действует на международной арене:

是的,大部分的時候,我們需要努力「走出去」。
是的,大部分的時候,我們常常被擋在門外。
慢慢地,我們忘記,我們也是「國際」的一份子,沒有我們,「國際」終將缺一角。[…]
「國際」不是窗戶外面的世界,
「國際」是魚缸裡的水,我們都是水裡的魚。

Да. Большую часть времени нам нужно пробиваться.
Да. Большую часть времени нас встречают закрытые двери.
Постепенно мы забудем, что мы тоже часть мира, и тогда в нём будет чего-то не хватать. […]
«Мир» — это не только то, что за окном.
«Мир» — это вода в аквариуме, а все мы просто рыбы в нём.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо