Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Иорданский рэпер Эмсаллам Хдаиб о правах ЛГБТК+, свободе выражения и сопротивлении

Эмсаллам Хдаиб курит сигарету в своей студии. Фото автора.

Эмсаллам Хдаиб в основном проводит время дома, не спеша переходя от своих полотен к компьютеру и обратно, изредка присаживаясь на диван. Он постоянно курит. Губы уже стали коричневыми от табака, но он снова теребит в руках очередную сигарету.

Хдаиб живет на верхнем этаже дома, который принадлежит его семье с тех пор, как в 1967 году Израиль захватил Западный берег реки Иордан. Тогда его семье пришлось бежать из своей палестинской деревни, как и другим «феллахам» или фермерам.

Последние шесть лет Хдаиб является активным общественником. В его картинах и рэп-музыке — вызов представителям консервативного большинства Иордании с их устаревшими взглядами на гендерные вопросы, сексуальность и свободу выражения.

Он призывает арабское общество обратиться к своей сущности через музыку и тексты, которые пропитаны ориентализмом и затрагивают такие темы, как палестинские бежнецы и расизм, актуальные не только для жителей его города, Аммана, но и других городов от сирийского Дамаска до йеменской Саны.

25-летний Хдаиб говорит о себе как о человеке, которого не сковывают географические границы, и открыто сопереживает жертвам разрушительных иностранных вторжений в Ирак, Сирию, Йемен и Ливию. И хотя он не говорит об этом, внешняя политика Соединенных Штатов ему противна.

Хдаиб в своей студии в Аммане, смотрит на свои работы. Фото автора.

Хдаиб сочувствует тем, кто оказался в зонах военных конфликтов, но, по его словам, вовсе не потому, что принадлежит ко «второму поколению палестинских беженцев» (термин, который использует сам Хдаиб, хотя родился в Иордании и никогда не бывал в Палестине).

«Да, я сочувствую, но не из-за того, что то же самое происходит в моей жизни», — утверждает он. «Я сочувствую, потому что я человек», — говорит Хдаиб, наливая две кружки растворимого Nescafe, в то время как на дворе месяц Рамадан, когда мусульманам положено отказываться от еды и воды в светлое время суток.

По иорданским законам, публичное употребление еды во время Рамадана запрещено. Да, Хдаиб стремится бросить вызов вековым традициям, но кофе в жаркий июньский день — это вовсе не вызов исламу. Эта возможность просто потягивать растворимый кофе, прикуривать одну сигарету от другой и вдыхать их дым делает его свободнее.

Sometimes it feels like Jordan is an open air prison especially when you think of visiting the nearest countries to it. So you just avoid doing very basic rights like drinking water in public when it’s Ramadan [in order to] not to be jailed.

Иногда кажется, будто Иордания — это тюрьма под открытым небом, особенно по сравнению со своими соседями. Ты не можешь даже просто выпить воды на улице во время Рамадана, за это можно попасть за решетку.

Недавно министерство внутренних дел Иордании отменило концерт ливанской группы «Машру Лейла», причем это произошло уже во второй раз.

Парламентарии, поддерживающие Фронт исламского действия, национальное отделение ассоциации «Братья-мусульмане», утверждают, что сексуальная ориентация лидера группы (вокалист и лидер группы Хамед Сино не скрывает своей гомосексуальности) противоречит культурным и традиционным нормам страны и это и было первопричиной отмены концерта.

Дима Табуб, депутат парламента и пресс-секретарь исламистской коалиции, сообщила [анг] CNN, что шоу было отменено «именно» из-за сексуальной ориентации вокалиста.

Участники группы известны как сторонники Арабской весны, соблюдения прав человека и свободы выражения в арабском обществе. Именно поэтому многие считают, что группа представляет угрозу давно устоявшимся и строго охраняемым нормам авторитарных режимов во всем регионе.

В своем официальном заявлении [анг] участники группы «Машру Лейла» сообщили, что считают [анг] свою иорданскую публику «прогрессивными сторонниками соблюдения прав человека»,  которым не чужд «интеллектуальный и культурный плюрализм». И это заявление — не просто высокопарная чушь, это то, что происходит здесь и сейчас в Иордании, возможно, это зарождение новой реальности. И об этом картины и музыка Хдаиба.

В 2016 году Хдаиб изобразил, как он видит состояние арабской женщины, вступившей в сексуальные отношения до замужества, тем самым попытавшись бросить вызов общепринятым нормам.

Картина представляет собой очертания женщины, которая сейчас будет растоптана. Ее схематически изображенные конечности распростерты в разные стороны до самых краев полотна.

Красный цвет, который ее окружает, по-видимому, символизирует кровь бесчисленного количества женщин, которые погибли от жестокости тех, кому доверяли.

Количество «убийств чести» в Иордании, по крайней мере их зарегистрированной части, за последние годы возросло.

По данным [анг] Human Rights Watch, на ряду с тем, что в 2016 году количество убийств чести достигло максимума, стало понятно, что в Иордании отсутствует институт поддержки и реабилитации женщин-жертв домашнего насилия и выживших при попытке убийства.

По закону о предупреждении преступлений от 1954 года, женщины, для которых существует опасность расправы со стороны близких, могут быть «заключены под стражу на неопределенный срок» [анг]. Для их освобождения требуется множество бюрократических процедур и гарантий от семьи, доказывающих, что женщине в семье ничто не угрожает; на это могут уйти годы.

Хдаиб без колебаний поет о том, что всегда считалось запретным в его стране, и у него уже довольно много слушателей. Его вдохновляют такие темы, как: сексуальность, свобода и выражение; Хдаиб отрицает, что его работы имеют политический характер, в то же время утверждая, что не может отделить свою музыку от политики.

«Я человек, живущий на Среднем Востоке. И я уже сыт по уши политикой», — говорит он.

В песне «Edward Sa’ed» Хдаиб напрямую касается вопросов палестинской самобытности. В «Lawla al 3aib» и в «Ghareeb» поет о бедности. Постоянно появляются новые песни, политические по своей сути.

В марте 2016 Хдаиб выпустил песню под названием «Santandano».

В основе этой песни — одна фраза, которая повторяется огромное количество раз:

«Ты свободен так же, как и каждый из нас».

В песне мир представляется как рынок, на котором, по словам Хдаиба, «ты можешь выбрать то, что захочешь» — религию или атеизм, гетеросекусальность или гомосексуальность.

Он также отмечает, что почти никто в Иордании не обсуждает права геев, и что до 2014 года высказывания о равноправии для ЛГБТК+ были строго запрещены.

В 2014 году Хдаиб дал интервью в программе «Roya», популярном шоу на иорданском телевидении. Позже обнаружилось, что его комментарии были выхвачены из контекста, перепутаны и, по его мнению, подвергнуты цензуре.

«Они выложили запись на Youtube целиком, но в эфир вышла отредактированная версия», — утверждает он.

Сейчас Хдаиб открыто защищает права арабского ЛГБТК+ сообщества и настаивает на том, что нетерпимость к гомосексуальности не присуща исламу как таковому.

Он упоминает об Абу Нувасе, поэте VIII века, которого помнят за гомоэротизм его работ.

Если Абу Нувас мог с позволения халифа открыто писать о гомосексуальности в VIII-IX веках, почему это запрещено иорданцам сегодня?

Хдаиб считает, что дело в сущности не в «Машру Лейла» и отмене их концерта.

Легально разрешенная агрессия против свободы выражения и прогрессивных взглядов в Хашимитском королевстве — это обычное дело.

Не далее, как в январе 2017 года, сотрудники Главного разведывательного управления Иордании арестовали [анг] некоторых бывших должностных лиц и членов союза преподавателей за высказывания в СМИ о глубоко укоренившейся в стране коррупции.

Хдаиб считает, что отмена концерта — это лишь вершина айсберга. Нужно, чтобы народ Иордании перешел на новый уровень мышления, а для этого нужны структурные изменения.

Не смотря ни на что, Хдаиб замечает прогресс в происходящем. Иордания отказывается принимать «Машру Лейла» во второй раз подряд, но зато есть перемены внутри иорданского общества, и они происходят медленно, но верно, каждый день.

Хдаиб, как и миллионы других арабов, мечтает, чтобы Арабский мир наконец был свободен от иностранных вторжений. Его мечта — не просто показать свои работы людям от Багдада до Иерусалима и Дамаска, а, по его словам, «разделить с ними их чувства».

Может быть, музыка, картины и литература, а не бомбежки, обстрелы и искусственное навязывание демократии, помогут людям этого региона стать хотя бы немного более открытыми новым идеям. По крайней мере, Хдаиб надеется на это. А пока он продолжает читать рэп и стоять на своем.

Публикация этого материала стала возможной благодаря Пулитцеровскому центру освещения кризисов [анг], при поддержке которого работает Аман. 

2 комментариев

  • Иван Парчев

    Дилетантский перевод:

    “religion or atheism, straightness or gayness.”

    плохо переведено как

    “религию или атеизм, прямолинейность или гомосексуальность.”

    В данном случае straightness — “гетеросексуальность”.

    • Иван, добрый вечер! Большое спасибо за ваш комментарий и указание на ошибку, пробравшуюся через нашу редактуру. Мы внесли исправления в текст статьи. Ошибки в работе случаются, и, мне кажется, не стоит отзываться о всей работе переводчика так резко из-за одного слова.

Присоединиться к обсуждению

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо