Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Команда сотрудниц Гарвард–Смитсоновского центра астрофизики разыскала давно забытое наследие первых женщин–вычислителей

Куратор Линдси Смит Зралл кладёт на поверхность светового короба фотопластинку с изображением участка неба. Совсем недавно она обнаружила коробки, полные каталогов, принадлежавших первым женщинам–астрономам, которые стояли у истоков (начиная с 1885 года) изучения астрономических фотопластинок. Фотография предоставлена: Алекс Ньюмэн/PRI.

[Все ссылки в статье ведут на страницы на английском языке].

Эта статья Алекса Ньюмэна впервые опубликована на сайте PRI.org 27 июля 2017 года. Публикуется здесь в рамках сотрудничества между PRI и Global Voices.

В тесном подвале Гарвардского университета команда женщин трудится над тем, чтобы каталогизировать богатое наследие своих предшественниц.

Больше 40 лет тому назад, ещё до той поры, когда американские женщины получили право голосовать на выборах, некоторые из них выполняли астрономические вычисления в Гарвардской обсерватории. Их история подобна истории о женщинах–математиках, работавших НАСА, о судьбе которых повествуется в книге «Скрытые фигуры».

В период с 1885 по 1927 год Гарвардская обсерватория приняла на работу около 80 женщин для изучения фотопластинок звёзд. Многие из этих женщин совершили ряд важных открытий: они обнаружили новые галактики и туманности, а также разработали методы измерения расстояния в космическом пространстве. В конце XIX века об этих женщинах говорили и писали в газетах, их научные работы открыто публиковались, однако в период следующего столетия их имена были фактически забыты. Совсем недавно группа женщин, работающая в том же самом месте, что и их предшественницы, обнаружила тысячи страниц астрономических расчётов. В связи с этим, возник новый интерес к наследию гарвардских женщин-вычислителей.

Куратор проекта Линдси Смит Зралл (Lindsay Smith Zrull ), в окружении металлических шкафчиков, заполненных сотнями тысяч фотопластинок со снимками неба, демонстрирует лучшие образцы коллекции.

«Я до сих пор не могу расшифровать эти инициалы, — говорит она, указывая на фотопластинку размером с лист бумаги, полностью заполненную текстом, написанным в четырёх разных цветах. — Однажды я наконец смогу определить: кто скрывается за инициалами М.Е.М.».

На этом фотоснимке 1918 года, который Смит Зралл ещё называет «фотографией бумажных кукол», двенадцать женщин–вычислителей стоят, взявшись за руки. Крайний справа на снимке — Эдуард Пикеринг, работодатель этих женщин. Фотография любезно предоставлена: Гарвардская обсерватория, архив фотопластинок.

Каждая фотопластинка помещена в бумажный конверт с инициалами того, кто над ним работал, но на протяжении многих десятилетий никто из сотрудников не пытался их расшифровать. И вот, около 18 месяцев тому назад, Смит Зралл создала единую электронную таблицу, в которую она вносит новые инициалы, пытаясь сопоставить их с именами сотрудников из исторического архива Гарварда.

«Шаг за шагом, я пытаюсь определить кто и когда здесь работал и что изучал», — поясняет она. В списках Смит Зралл около 130 женских имён, и ещё 40 пока не установлены.

Не все из этих женщин работали вычислителями. В список включены ассистентки и, в некоторых случаях, жёны астрономов, помогавшие своим мужьям в исследованиях.

Ассистент куратора Энн Каллахан тщательно изучает стеклянную пластину перед тем, как очистить её для сканирования. Ей необходимо убедиться, что все метаданные на бумажном конверте занесены в компьютер, после этого пластину обрабатывают специальным раствором и сканируют. Фотография предоставлена: Алекс Ньюмэн/PRI.

«По нашим данным, по меньшей мере 80 женщин трудились здесь над созданием стеклянных фотопластинок. Эта цифра поражает, учитывая тот факт, что в те времена женщины боролись за право учиться в университете, не говоря уже о том, чтобы самостоятельно заниматься наукой», — поясняет Смит Зралл.

В архиве фотопластинок Гарвард–Смитсоновского центра астрофизики, современного приемника Гарвардской обсерватории, Смит Зралл ведёт проект по оцифровке стеклянных фотопластинок, чтобы они стали доступными для общественности. С 2005 года сканер, созданный по спецзаказу, осуществляет сканирование более полумиллиона фотопластинок, созданных в период с 1885 по 1993 год. Команда проекта сканирует в день по 400 таких фотопластинок, и на данный момент они где–то на середине пути. По расчётам Смит Зралл, им понадобится еще около трёх лет, чтобы закончить работу.

«Люди просто забыли о них»

Прошлой осенью Смит Зралл обратила внимание на примерно 30 каталогов, находящихся в архиве фотопластинок. Записи принадлежали женщинам–вычислителям.

«В ходе изучения этих каталогов, я начала понимать, что немало из них утеряно, — говорит она. — Я провела своего рода расследование и нашла ряд доказательств того, что они могут находиться за пределами архива, как это часто бывает в хранилищах Гарварда».

Таким образом, Смит Зралл обнаружила еще 118 коробок, в каждой из которых было от 20 до 30 каталогов. Они содержали ещё больше записей женщин–вычислителей, а также зарисовки луны и планет, сделанные астрономами задолго до появления фотографии.

«Никто и не подозревал об этих архивах, пока они здесь находились, — говорит руководитель проекта. — Кураторы приходили и уходили, сменяя один другого, и со временем, я полагаю, люди просто забыли о них. Теперь, когда мы их разыскали, следует каталогизировать все записи и сделать их доступными для посетителей библиотеки».

Коробки с каталогами несколько раз перемещались: из одной библиотеки в архив фотопластинок, затем в другую библиотеку, а оттуда в книжное хранилище; они фактически были утеряны до тех пор, пока Смит Зралл не начала сбор информации о женщинах–вычислителях.

С целью восстановить историческое наследие Смит Зралл обратилась за помощью к сотрудникам библиотеки Уольбаха при Гарвард–Смитсоновском центре астрофизики. Они приготовились вручную перебрать содержимое всех найденных коробок для того, чтобы потом кропотливо и монотонно каталогизировать каждый отдельный документ. Таким образом, началась работа над проектом PHAEDRA [английская аббревиатура, обозначающая проект по сохранению данных и результатов исследований в области астрономии, полученных на раннем этапе работы Гарвардской обсерватории].

«Итак, мы нашли нечто действительно важное»

Вскоре Смит Зралл снова обнаружила в архиве фотопластинок нечто интересное: учётный каталог, написанный от руки и датируемый 1973 годом.

«В своё время, в 1973 году, человек, которого по нашим предположениям зовут Джо Тимко, досконально изучил содержимое всех коробок и составил перечень каждого предмета, который ему удалось найти, — рассказала старший библиотекарь Дайан Боукуин. — Мы не имеем ни малейшего представления о том, зачем он создал этот перечень, и где сейчас этот человек, но мы подумали: “Итак, мы нашли нечто действительно важное”».

В этом конверте, найденном Смит Зралл в архиве фотопластинок, находится написанный от руки каталог всех записей женщин–вычислителей. В 1973 году человек по имени Джо Тимко с особой тщательностью каталогизировал всю найденную им коллекцию архивных документов. Фотография предоставлена: Алекс Ньюмэн/PRI.

Вскоре кто-то из сотрудников обнаружил печатную версию каталога 1973 года. В записке, прикреплённой к нему, было сказано: «Наконец–то работа окончена! Рэйчел». На самой последней странице был указан адрес электронной папки с таблицей данных, хранящейся на гарвардском сервере, которую не открывали с 2001 года.

Это открытие ускорило весь процесс оцифровки архивных записей на месяцы, если не на годы вперёд.

«Мы приступили к реализации проекта без каких–либо метаданных, буквально несколько характеристик на одну коробку, а теперь у нас в распоряжении метаданные в печатном варианте, содержащие подробное описание предметов коллекции. Мы можем загрузить эти данные в компьютер, обработать и после создать самый настоящий электронный архив, — объясняет Боукуин. — Джо Тимко и Рэйчел, спасибо за ваш труд, где бы вы сейчас ни были».

На сегодняшний день сотрудники библиотеки завершили оцифровку почти 200 томов записей. В настоящее время на сайте центра транскрибирования Смитсоновского института своего электронного перевода ждут два каталога гарвардских женщин–вычислителей. Впереди транскрибирование еще около 2300 каталогов из 2500, и работа по переводу уже идёт полным ходом. Дайан Боукуин надеется на активную помощь граждан, однако, по её расчётам, на это всё равно уйдут годы.

«В ближайшем будущем будет доступна функция полнотекстового поиска, связанного с нашим проектом, — поясняет Боукуин. — К примеру, если вы интересуетесь наследием Вильямины Флеминг, вместо публикаций, в которых её имя упоминается вскользь, автором которых была не она, вы сможете найти её непосредственные работы в области астрономии».

Боукуин (слева) и Смит Зралл (справа) демонстрируют оригинальный снимок 1891 года, на котором Вильямина Флеминг запечатлена за работой в архиве фотопластинок. Эта фотография украшает первую страницу бестселлера Давы Собел «Вселенная из стекла» (2016 год). По словам Смит Зралл, фотография постановочная, так как окно в помещении занавешено, а инструмент в руках Флеминг для изучения фотопластинки можно использовать исключительно при дневном свете. Фотография предоставлена: Алекс Ньюмэн/PRI.

«Именно она совершила это открытие»

Флэминг — первая известная женщина–вычислитель. В конце 1870–х годов она иммигрировала в США из Шотландии. В то время, когда она была беременна, муж бросил её. Флеминг устроилась горничной в доме директора обсерватории Эдуарда Пикеринга. В 1881 году он нанял её в качестве помощницы в обсерваторию. Позже Флеминг откроет Туманность Конская Голова, разработает систему обозначения звёзд, основанную на количестве водорода, который можно наблюдать в спектре звезды, и привлечёт к работе других женщин–вычислителей.

В начале июля библиотека Уольбаха представила совершенно новый выставочный стенд, посвящённый наследию Флеминг. На стенде можно увидеть страницы из её дневника, работу над фотопластинками с изображением туманности, а также каталог, в котором она описывает своё открытие.

На стенде, посвящённом наследию Флеминг, представлены: страницы исследовательского журнала, который она вела; портрет Флеминг в шляпе — этот снимок сотрудники библиотеки выбрали специально, так как в своём дневнике она описывала покупку шляпы (на фотографии необязательно изображена именно та шляпа, о которой говорилось в дневнике); и наконец одно из последних пополнений в коллекции — каталог, открытый на странице, где Флеминг впервые упоминает Туманность Конская Голова. Фотография любезно предоставлена: Дайан Боукуин, библиотека Уольбаха.

«Сперва, когда только открыли [Туманность Конская Голова], она была описана как некая полукруглая туманная область с зазубринами, — рассказывает сотрудник библиотеки Мария Макичерн, которая помогала проекту в поиске уникальных материалов среди огромного множества каталогов. — Именно так, её тогда описывали. Однако спустя несколько лет один из исследователей, трудившийся в другом научном центре, присвоил ей имя — Туманность Конская Голова, за что он был признан её открывателем. Лишь совсем недавно, в ходе специальных научно–исследовательских работ, выяснилось, что именно она совершила это открытие».

Вильямина Флеминг стала первой среди многих других женщин–вычислителей, кто прославился благодаря своей работе.

В 1895 году Пикеринг нанял на работу Генриетту Суон Ливитт. В её обязанности входили определение звёздных величин и каталогизация полученных данных. Главным открытием Ливитт стал метод, позволяющий астрономам измерить расстояние в космосе. Сегодня он носит название «Закон Ливитт» — это своего рода попытка отдать ей дань за вклад в развитие науки.

Энни Джамп Кэннон присоединилась к команде Пикеринга в 1896 году и проработала в обсерватории вплоть до 1940 года. Она разработала гарвардскую систему классификации звёзд, которая лежит в основе современного метода классификации.

Сесилия Пейн–Гапошкина поступила на работу в Гарвардскую обсерваторию в 1923 году и в 1925 году получила от института Рэдклиффа докторскую степень. Однако за признание самого Гарварда ей пришлось побороться. Несколько лет, в период с 1927 по 1938 год, она проработала простым техническим ассистентом под руководством Харлоу Шепли, который в те годы возглавлял обсерваторию. И лишь в середине 1950–х годов наконец она получила звание профессора, и немногим позже стала первой женщиной, возглавившей кафедру в Гарвардском университете.

Каталог с вычислениями Пейн–Гапошкиной — следующий на очереди для сканирования и цифрового перевода. (Каталоги Ливитт и Кэннон уже находятся на стадии транскрибирования).

«Женщины были в науке всегда»

«Я верю, что упорство и целеустремлённость приведут к успеху, однако, на мой взгляд, если говорить о преодолении трудностей и о достижении цели, некоторые из этих женщин смогли превзойти сами себя», — говорит Боукуин.

Боукуин и Смит Зралл хотели бы найти для молодых девушек больше таких примеров, как история гарвардских женщин–вычислителей, к которым признание пришло уже в зрелом возрасте.

«Посмотрите на Салли Райд, она одна из тех женщин современности, с которыми ассоциируются космические науки, а теперь оглянитесь назад, — призывает Боукуин. — Женщины были в науке всегда. Настолько, насколько они могли быть».

Смит Зралл, будучи подростком, терпеть не могла историю. По её словам, ей необходимо было найти женщин, которые бы вдохновляли её на изучение этого предмета.

«Мне потребовалось немало времени для того, чтобы отыскать близких мне по духу женщин, которые принесли немало пользы этому миру, — рассказывает Смит Зралл, — и я считаю, что всем женщинам необходимо знать, что они не одиноки, и что они могут всё».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо