Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Эфиопская антикоррупционная кампания наполнена межэтническими противоречиями

Местные называют это здание на окраине Аддис-Абебы «Выставка воровства». Они обвиняют правительственного чиновника среднего уровня в открытом воровстве государственных денег для строительства. Фото из блога [амх] Сейума Тешоме.

На прошлой неделе эфиопское правительство объявило об арестах [амх] «высокопоставленных чиновников» за «неправильное использование государственных денег» для «удовлетворения своих частных интересов», использовав мягкие выражения вместо слова «коррупция». Имена арестованных умалчивались до конца недели, что один из пользователей Facebook сравнил [амх] с захватывающим сериалом.

Когда же сайт государственного СМИ опубликовал [амх] список «высокопоставленных чиновников», состоящий из 48 младших чиновников правительства, посредников и инвесторов, это выглядело не так ошеломительно.

В Twitter некоторые заметили, что правительство раздуло историю борьбы с коррупцией как «сенсационную новость», однако список имен не содержал ни одного высокопоставленного чиновника.

FanaBC, связанное с правящей партией СМИ, сообщило об аресте высокопоставленных чиновников, заподозренных в коррупции в Эфиопии. Имена ещё не названы.

Самый высокопоставленный среди названных до сих пор людей — топ-менеджер Управления капитального дорожного строительства (Аддис-Абеба), должность гораздо ниже тех, что заявлены государственными СМИ.

Премьер-министр Эфиопии Хайлемариам Десалень начал [анг] широко освещаемую кампанию по преследованию правительственных чиновников и служащих госкомпаний, обвиняемых в коррупции. С января 2017 года кампания привела к аресту и обвинению сотен людей.

Несмотря на то, что правительство регулярно публикует данные об этих коррупционных делах, оно не убедило граждан Эфиопии в своём искреннем интересе в «наведении порядка». По последнему Индексу восприятия коррупции [анг] от Transparency International, Эфиопия находится среди стран, где, по мнению общественности, распространена повальная коррупция [анг] в государственном секторе.

Недоверие онлайн-публики продолжающейся антикоррупционной кампании обобщено в блоге [амх] Сейума Тешоме:

There are practically no non-corrupt officials. Those arrested are corrupt, and most of the top officials who are leading the anti-corruption campaigns are also corrupt. There’s no difference between the corrupt and non-corrupt officials. The only difference is that those who were arrested have not secured the loyalty of senior functionaries that can shelter them.

Нет практически ни одного некоррумпированного чиновника. Арестованные — коррупционеры, как и большинство высокопоставленных чиновников. Нет никакой разницы между коррумпированными и некоррумпированными чиновниками. Единственная отличие в том, что арестованные не пользовались лояльностью старших функционеров, способных защитить их.

Одна из причин, подогревающих [анг] цинизм людей — задержка или остановка инфраструктурных проектов, в то время как подрядчики, субподрядчики и люди из правительственного окружения богатеют.

Аресты и обвинения в адрес младших чиновников не могут ничего изменить, говорит Сейум Тешоме в посте [амх] своего широко распространённого блога.

Другой автор в Facebook недавно призвал эфиопское правительство остановить антикоррупционную кампанию. Он предупреждал с сарказмом, что если власти не остановятся, скоро в Эфиопии не останется чиновников. По его мнению, коррупция в Эфиопии проникла [амх] во многие сферы, став приметой режима.

Толчком к запуску продолжающейся антикоррупционной кампании стали протесты, начавшиеся в Оромии, самом большом регионе страны, по поводу изъятия пахотных земель вокруг Аддис-Абебы. Тсегайе Арарсса писал [анг]:

“Who said that the Oromo demands are about arresting a select few corrupt and depraved officials or their (questionable, because nepotistic) connections? The indictment of the #OromoRevolution is directed at the system, not some junior officials, or their wives, whom the system is disposing of as collateral damage in its combat with the Oromos.”

Кто сказал, что оромо просили арестовать нескольких коррупционеров или связанных с ними (вызывает вопросы, поскольку связи родственные) людей? Обвинение Революции оромо (#OromoRevolution) направлено на систему, а не на младших чиновников или их жён, от кого система избавляется как от случайных потерь в битве с оромо.

Коррупция пересекается с этнической политикой

Некоторые наблюдатели считают, что Эфиопия обрушилась на некоторых чиновников из-за политических причин. Многие обращают внимание на дискриминационное применение законов против коррупции в стране.

Подобные обвинения использовались в прошлом во внутрипартийной борьбе.

Эфиопия — однопартийная страна, в которой правящий Революционно-демократический фронт эфиопских народов (РДФЭН) монополизировал власть. Однако РДФЭН — это коалиция из четырёх национальных партий. Четыре партии задуманы для того, чтобы представлять этнические группы, но они разделяют единую идеологию и политический курс, входят в одни и те же объединения.

Представители этих четырёх партий — Национальное демократическое движение амхара, Демократическая организация народов оромо, Южноэфиопское народно-демократическое движение и Народный фронт освобождения Тыграй (НФОТ) — сегодняшние лидеры страны. При этом НФОТ является ядром РДФЭН, он удерживает абсолютную власть четверть столетия.

Говоря о представительности, оромо составляют до 35 % от 100-миллионного населения страны, амхара насчитывают около 30 %, и южноэфиопский регион — около 14 %. Представляя лишь 6 % населения, тиграи тем не менее находятся среди высокопоставленных военных офицеров, управляющих безопасностью страны.

Билборд рекламной кампании против коррупции. Фото от Alan, Flickr. CC BY 2.0

НФОТ богатеет через Целевой фонд восстановления Тыграй [анг] — EFFORT, связанный с партией конгломерат с бизнес-интересами в различных отраслях (горное дело, промышленность, обслуживание и СМИ), тогда как остальные три национальные партии участвуют как «сеть поддержки», обменивая нужды своих народов на политическое влияние.

Один комментатор заметил [амх], что РДФЭН часто обвиняет членов партии не из народа тиграи и бережёт главных членов-тиграи, несмотря на их возможную вину в гораздо более очевидной коррупции.

Во время правления прежнего премьер-министра Мелеса Зенауи некоторые ключевые члены НФОТ были посажены в тюрьму за коррупцию, хотя многие думали [анг], что это была всего лишь борьба за власть.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо