Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Правительство Таджикистана собирается следить за гражданами, посещающими «нежелательные» сайты

Монумент независимости в Душанбе, Таджикистан. Фото из Flickr от Roberts Wilson (CC BY-ND 2.0)

Спецслужбы Таджикистана скоро получат право отслеживать деятельность своих граждан в интернете, сохраняя у себя детальные записи об СМС-сообщениях, комментариях в соцсетях, а также обо всех, кто посещает «нежелательные» сайты.

На прошлой неделе парламентарии приняли поправки к существующим законам, которые позволят спецслужбам страны отслеживать и контролировать деятельность граждан в интернете.

Эти законы еще не были обнародованы, однако местный новостной сайт Asia Plus получил некоторые сведения от экспертов и парламентариев. По данным сайта, задача по слежке за гражданами будет поручена двум спецподразделениям МВД по киберпреступности.

Депутат нижней палаты Саидджафар Исмонов рассказал Asia Plus, что пользователи могут быть оштрафованы за «оскорбительные комментарии». А те комментарии, которые считаются наносящими вред чьей-нибудь чести или угрожающими национальной безопасности, могут отправить автора за решетку на более чем два года. Какие именно комментарии будут считаться «оскорбительными», и какие сайты — «нежелательными», неизвестно.

Одним из видных сторонников данного законопроекта является Озода Рахмон, которая, являясь дочерью президента, занимает должность главы президентского аппарата, а также служит сенатором «Маджлиси Оли», верхней палаты парламента страны.

Депутат нижней палаты Джурахон Маджидзода первым рассказал о законопроекте и поспешил его оправдать тем, что якобы более 80% граждан Таджикистана, имеющих доступ к интернету, посещают «нежелательные сайты, которые принадлежат экстремистским и террористическим организациям». Это заявление он оставил без доказательств.

Специалист по интернет-технологиям Мухаммади Ибодуллоев сказал в интервью с «Радио Озоди», что заявление Маджидзоды могло быть недоразумением. На недавней конференции, прошедшей в столице страны Душанбе, было сказано, что «более 80 процентов молодых людей, примкнувших в ряды ИГ [фундаменталистская военизированная группировка, контролирующая территории в Ираке, Сирии и Афганистане, запрещена в РФ], попали туда через вербовщиков, которые работают, в частности, посредством интернета».

Эти две статистики далеки друг от друга, но Маджидзода решил поскорее предложить решение к тому, что ему кажется проблемой выхода интернета из под контроля.

В ответ на новость пользователи Facebook выразили свое беспокойство по поводу того, каким образом будут определяться «нежелательные» сайты:

Без опубликованного списка могут интерпретировать что угодно. Зайдешь на сайт, выйдешь. А кто-то после тебя там напишет что-то новое а ты там был…

Этот закон также иллюстрирует нам сдвиг в стратегии таджикского правительства. Исторически оно предпочитало подвергать цензуре сомнительные сайты и сервисы. Теперь, вместо того чтобы предотвращать доступ граждан к этой информации, они будут использовать ее как причину следить за гражданами.

В течение нескольких лет власти Таджикистана регулярно блокировали доступ к популярным соцсетям, таким как «Одноклассники», «ВКонтакте», Facebook, YouTube, а также к популярным местным СМИ. Эти сайты обычно блокировались во время усиления политической напряженности или народных волнений, таких как военные столкновения в некоторых частях страны. В 2013 году YouTube был заблокирован на неделю после того, как в сети распространилось видео, в котором президент Эмомали Рахмон танцует на свадьбе своего сына.

Доступ к заблокированным сайтам обычно восстанавливали [анг] на фоне международного давления спустя несколько недель или месяцев. Но в последние годы все они были полностью заблокированы без объяснения причин.

Правительство редко признает, что отдает приказы на блокировку ресурсов, однако провайдеры не раз подтверждали, что получали от него устные указания.

Постоянная блокировка соцсетей и новостных платформ привела к широкому применению VPN, которые стали основным средством доступа к закрытым ресурсам, и в особенности к соцсетям.

Однако новые поправки в закон могут изменить эту тенденцию. Похоже, что власти предпочли дать жителям страны доступ к соцсетям и использовать их для контроля над людьми, вместо того, чтобы запрещать эти сайты.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо