Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Кенийцы голосуют 8 августа: самое важное

Сторонники Оранжевого демократического движения держат портрет кандидата от их партии Раилы Одинги в 2007 году. Одинга борется за президенство третий раз в 2017 году. Фото от Demosh (по лицензии CC BY 2.0)

Восьмого августа миллионы кенийцев отдадут свой голос на выборах, которые, как ожидается, станут самыми конкурентными в истории страны. Бюллетени определят имена 290 членов парламента, 47 женщин-представителей округов [анг], 47 сенаторов и губернаторов, а также президента.

Президентское голосование станет повторением гонки 2013 года [анг] — занимающий должность Ухуру Кениата поборется со своим соперником, бывшим премьер-министром Раилой Одингой. По всем оценкам, эти выборы будут борьбой на равных между Кениатой и Одингой, что поднимает ставки в политике и экономике страны.

Поскольку, несомненно, Кения — мощный игрок в экономике региона, гладкое прохождение выборов 8 августа будет критически важным для всей Восточной Африки. Кения остается одной из наиболее крупных и динамичных экономик континента, и любой знак политической и (или) экономической нестабильности почувствуют далеко за её пределами. На графике свидетельства из прошлого о том, что опасения пост-выборной нестабильности влияют на экономику страны.

Рост экономики Кении (сиреневый) и многопартийные выборы (голубой). Данные Всемирного банка и Nation Newsplex

Вне зависимости от победившего, кандидаты вероятно будут оспаривать результаты того, что аналитики уже назвали самыми дорогими выборами Африки [анг]. Любая подобная проблема вызовет колебания расшатанного общественного доверия Независимой комиссии по выборам и границам (IEBC) и судебной системе, двум институтам, ответственным за честность выборов. Общественное доверие этим институтам достигло дна в 2007 году, и кровавые последствия [анг] выборов того года напоминают о том, что может проступить, если люди потеряют веру в честность этих институтов.

Во время выборов 2013 года, когда Кения избежала повторения кризиса 2007-2008 года и провела относительно мирные выборы, вся Восточная Африка вздохнула с облегчением [анг], что отразилось на всём континенте и многих других частях мира. Это случилось отчасти благодаря электоральному циклу: политическое напряжение растёт, когда занимающие должность защищают свои места, а в 2013 году действовавший президент Мваи Кибаки уже пробыл на посту два срока и не мог переизбираться. Тогда общественное доверие IEBC и судебной системе также поднялось по сравнению с предыдущими выборами.

На этот раз ситуация иная, и это может повлиять на гладкое прохождение выборов. Кениата хочет переизбрания, поэтому будет искать способы использовать все ресурсы в своём распоряжении, чтобы удержать власть. Общественное доверие выборной комиссии и судебной системе, что хуже, снова обрушилось до уровней, близких к уровням 2007 года. Оба института оказались под атакой [анг] как оппозиции, которая критикует IEBC, так и правительства, которое недовольно судами. Критикует судебную систему и действующий президент Кениата. Эти процессы обуславливают возможные сложности по результатам выборов.

Ключевые факторы

Избирательная комиссия. С начала года IEBC является целью обвинений в возможных нарушениях закона, транспортной неэффективности и непрозрачности в процедурах закупок. Есть также сомнения в готовности IEBC провести день выборов без больших трудностей. Организовать выборы для президента, губернаторов, сенаторов и представителей округов — сложная логистическая задача даже в нормальных обстоятельствах. Однако учитывая задержки в подборе персонала на ключевые позиции и непрозрачность, поразившую организацию, уровень доверия и репутация Комиссии оказываются под вопросом.

Высокая вероятность напряжённой борьбы как на окружном, так и на президентском уровнях, ещё более усложняет дело. Существует риск, что ни Одинга, ни Кениата не наберут необходимые 50 % + 1 голос, запустив этим второй тур выборов. Такого не было раньше, и это наверняка увеличит политическое и общественное напряжение и усилит ненужное давление на IEBC.

Возможно также, что в некоторых губернаторских и других местных выборах не будет определенного победителя. Сможет ли IEBC справиться со всем этим?

Опросы показывают равные шансы кандидатов на кенийских выборах. Данные Ipsos Kenya

Экономика. Хотя для выборов в Кении типично этническое разделение, на этот раз центральное место занимают вопросы экономики. Инфляция растет, следуя за ценами на продовольствие, выросшими на 21 % в годовом исчислении в апреле. Это увеличивает общую инфляцию до максимальной за пять лет [анг], с 10,3% в марте 2017 года до 11,5% в апреле 2017 года.

Подъём цен на продовольствие — результат засухи в некоторых частях страны, которая ускоряет рост цен на основные товары, такие как кукуруза, сахар и овощи, а в некоторых случаях ведёт к дефициту. Критика правительственных действий в этой ситуации может перейти в протестные голоса против правительства на выборах.

Безопасность. Важнейшее сходство между выборами 2017 года и 2013 года в отсутствии терроризма, военизированной группы «Аш-Шабаб» или участия Кении в войне в Сомали как факторов предвыборной кампании. Всего лишь несколько месяцев спустя после выборов 2013 года «Аш-Шабаб» обнаружила себя, проведя ужасный теракт [анг] в торговом центре Westgate, который унёс жизни 67 человек. Однако терроризм и отсутствие безопасности остаются угрозой в Кении, и подобные «Аш-Шабаб» группы могут нанести ущерб и повлиять на результаты выборов перед 8 августа или даже после.

Ситуация после выборов останется неясной

Предположим, что после выборов всё пойдёт хорошо, но и тогда, независимо от победителя, возможны проблемы, особенно в экономике: долг Кении быстро растёт. С конца этого года до 2019 года налоговые ресурсы будут скованы обслуживанием внешнего долга. Например, в декабре подлежит уплате коммерческий заём в размере 750 млн долларов (обеспеченный в октябре 2015 года). Вскоре за этим последует оплата в июне 2018 года долга Африканскому экспортно-импортному банку в размере 600 млн долларов. Долг был ранее взят для поддержки Kenya Airways, испытывающих финансовые трудности.

Более того, в декабре 2019 года выплате подлежат пятилетние еврооблигации (выпущенные в 2014 году) на сумму 750 млн долларов, также как и часть других синдицированных займов, выданных тремя коммерческими банками. Эти выплаты увеличат обслуживание внешнего долга на впечатляющие 242% с 424 млн долларов до 1,4 млрд долларов в бюджете 2017–2018 годов. Также все эти выплаты пройдут на фоне снижения кенийского шиллинга к дорожающему доллару (в котором выражена большая часть внешних долгов Кении). Очевидно, у нового президента будет не очень много времени, чтобы погреться в лучах славы своей победы.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо