Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Сенатор Филиппин собирается криминализировать «ложные новости» — может ли это привести к цензуре?

Согласно предложенному законопроекту, те, кто распространяют фейковые новости через социальные сети. несут за это ответственность. Фотография из Flickr Стенли Кабигаса (CC BY 2.0)

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

В конце июня филиппинский сенатор Джоэл Вильянуэва подал законопроект, согласно которому «злонамеренное распространение ложных новостей» станет уголовным преступлением. Медиа-группы предупреждают, что это может привести к цензуре.

Законопроект № 1492, внесенный в сенат Вильянуэвой, или «Закон о наказании за злонамеренное распространение ложных новостей и других связанных с ним нарушений» определяет фейковые новости как «те, которые либо намереваются вызвать панику, разделение, хаос, насилие и ненависть, либо те, которые демонстрируют пропаганду, чтобы запятнать или дискредитировать чью-либо репутацию».

Законопроект предполагает наказания для лиц, которые публикуют «фейковые новости» и даже для тех, кто делится ими, из-за чего преступниками могут стать пользователи социальных сетей, которые могут полностью не осознавать последствий простого желания поделиться статьёй с друзьями.

В соответствии с предлагаемым законом, тюремный приговор зависит от статуса лица, которое публикует или распространяет так называемые «фейковые новости». Частное лицо, признанное виновным в публикации или распространении фейковых новостей, может столкнуться с тюремным сроком до пяти лет. Наказание правительственного чиновника в два раза больше, чем у частного лица. А средства массовой информации или платформа социальных сетей, распространяющие фейковые новости, могут быть приговорены к сроку до 20 лет.

Вильянуэва объяснил обоснование этих наказаний:

The effect of fake news should not be taken lightly. Fake news creates impression and beliefs based on false premises leading to division, misunderstanding and further exacerbating otherwise strenuous relations.

Не следует относиться к фейковым новостям легкомысленно. Фейковые новости создают впечатление и убеждения, основанные на ложных предпосылках, ведущих к разделению, непониманию и дальнейшему обострению и так напряженных отношений.

Он добавил, что принятие законопроекта «побудит наших граждан, особенно государственных должностных лиц, быть более ответственными и осмотрительными в создании, распространении и / или обмене новостями».

Профессор журналистики Данило Арао рассмотрел четырехстраничный законопроект и подытожил свои возражения:

Definition of “false news or information” under Sec. 2 is so broad that it includes practically anything perceived to cause, among others, panic and hate (obviously hard to define)…

Media organizations could be subjected to censorship under Sec. 3 of the proposed law because even fair commentary or investigative reports that are perceived to tarnish the reputation of a public official could be flagged as “false news”.

Определение «ложных новостей или информации» в разделе  2 настолько широко, что включает в себя практически все, что воспринимается как причина, среди прочего, паники и ненависти (очевидно, определение дать сложно) …

Средства массовой информации могут подвергаться цензуре согласно разделу 3 предлагаемого закона, поскольку даже справедливые комментарии или репортажи о расследовании, которые могут быть восприняты как осквернение репутации публичного должностного лица, могут получить пометку «ложные новости».

Арао также оспорил необходимость специального закона, в котором упоминаются государственные должностные лица, указав, что они уже, как предполагается, следуют нормам поведения.

В телевизионном интервью представитель Центра свободы и ответственности СМИ заявил, что предлагаемый закон не является необходимым, поскольку закон о клевете в Филиппинах уже затрагивает вопросы, поднятые сенатором.

Один из членов Палаты представителей предложил, чтобы вместо криминализации фейковых новостей Конгресс работал над утверждением законопроекта о свободе информации, который, по его словам, поможет противостоять безответственному обмену ложной информацией в СМИ и Интернете.

AlterMidya, сеть независимых медиагрупп, определила законопроект Вильянуэвы как «безответственную, ненужную и опасную попытку навязать форму цензуры для свободы слова и свободы прессы».

How does one distinguish between a false report based on an honest mistake and one maliciously spread through print, broadcasting and online?

It would endow the bureaucracy with the arbitrary power to declare any media issuance contrary to government interests as fake news, while approving, loudly or otherwise, even the most fraudulent report from either private or State media so long as it favors whatever regime is in power.

В чем отличие между ложным сообщением, основанным на честной ошибке, и сообщением, злонамеренно распространенным через печать, радио и телевидение и интернет?

Это наделило бы бюрократию произвольными полномочиями объявлять любую публикацию СМИ, которая идет вопреки правительственным интересам, фейковыми новостями, при одновременном одобрении, во всеуслышание или иным образом, даже самого мошеннического сообщения от частных или государственных СМИ, если оно одобряет любой режим, находящийся у власти.

Ветеран-журналист Луис Теодоро напомнил сенатору, что есть лучшие способы борьбы с фейковыми новостями:

Accountability in the exercise of the right to communicate is best enforced, not by the State, but by the media community itself as well as by a public media-literate and responsible enough to detect and not to spread fake news.

Ответственность в осуществлении права на общение лучше всего приводится в исполнение не государством, а самим сообществом средств массовой информации, а также таким обществом, которое достаточно медиа-грамотно и ответственно, чтобы выявлять и не распространять поддельные новости.

Журналист газеты Philippine Star Яриус Бондок предупредил, что, если законопроект станет законом, им могут злоупотреблять власти, которые хотят заставить замолчать критиков:

The bill is prone to abuse. A bigot administration can apply it to suppress the opposition. By prosecuting critics as news fakers, the government can stifle legitimate dissent. Whistleblowers, not the grafters, would be imprisoned and fined for daring to talk. Investigative journalists would cram the jails.

Законопроект подвержен злоупотреблениям. Администрация, не терпящая возражений, может применить его для подавления оппозиции. Преследуя критиков как распространителей лженовостей, правительство может подавить законное инакомыслие. Разоблачителей, а не мошенников, будут сажать в тюрьму и штрафовать за смелость говорить. Тюрьмы будут забиты журналистами-расследователями.

Это уже не первый раз, когда филиппинский законодатель подал законопроект, направленный на устранение негативного влияния фейковых новостей. В начале этого года спикер Палаты представителей предложил регулировать социальные сети для предотвращения распространения фейковых аккаунтов и неверной информации.

Переводчик: Алена Антонова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо