Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Ливанские танцоры замечают улучшение в отношении общества к их ремеслу

Синтия Ассадуран (слева) на шоу So You Think You Can Dance?. Скриншот с YouTube.

“Удивительно, как эти шоу повлияли на нашу профессию” – так ливанская танцовщица Синтия Ассадуриан описала Global Voices влияние, оказываемое такими шоу, как арабские версии So You Think You Can Dance? (يلا نرقص) и Танцы со звёдами (رقص النجوم) на восприятие обшеством танцев.

Ассадуриан, сама ранее участвовавшая в So You Think You Can Dance, говорит, что стала свидетелем чего-то вроде телесного освобождения вокруг себя:

В частности, латинские танцы попали в обязательную программу танцевальных школ. Мужчины и женщины всех возрастов и социальных классов приходят в школы заниматься и развлекаться. Даже мужчины перестают бояться потрясти бёдрами. Никогда не думала, что застану тот день, когда мужчины не будут противиться этому.

Синтия продолжает:

Конечно, бывает и такое, что люди приходят со страхом, что они не смогут поспевать за хореографией, но это нормально. Поначалу в самом деле может быть нелегко, но со временем мозг и тело привыкают. Для этого требуется лишь сколько-то практики и усердной работы. Многие предпочитают танцы занятиям в тренажёрном зале, потому что танцы не воспринимаются как тренировка.

Лине Гандур, популярная танцовщица хип-хопа, привлекла внимание учителей еще ребенком. Её всегда хвалили за заразительную энергетику, излучаемую ей во время танцев. Ее способности к запоминанию танцевальных связок и импровизации сделали ее одной из самых знаменитых молодых танцоров Ливана. Как и многие другие в её сфере, Гандур так же заметила изменившееся отношение к танцам:

Мои первые шаги в танцах пришлись на очень ранний возраст, когда я занималась гимнастикой на своей родине, в Кот-д'Ивуаре. Взросление в Африке помогло мне выработать большое уважение к данной форме искусста. Когда я переехала в Ливан, моя приверженность танцам выросла в десятки раз, в особенности благодаря отношению людей к танцам и танцорам. Когда я открыла свою школу танцев, я стремилась к тому, чтобы учить своих учеников танцам и побуждать их усердно трудиться. Я хочу, чтобы эта творческая сфера была не менее интересной и сложной, чем любое другое уважаемое образование в Ливане.

Это было бы очень отличным от того общественного представления о танцах, с которым Гандур столкнулась сразу после переезда в Ливан:

Насколько я понимаю, в арабском мире были распространены негативные ассоциации с танцами. Пока в арабский мир не пришли такие шоу, как Dancing With The Stars, танцы не имели такого уважения, какого они заслуживают. К ним относились как к греху, а не как к искусству. 

И она тоже считает, что именно эти танцевальные шоу ответственны за изменения в людском восприятии:

Видя, как твоя ролевая модель выражает себя с помощью нового языка, фанаты захотели разобраться, что из себя представляют танцы. Dancing With The Stars дало этой форме искусства второй шанс, позволяя всем увидеть борьбу, драйв, приверженность, сопровождающие танцоров; получилось реально, не прикрыто и очень знакомо. 

Другим эффектом этой популярности стал подъем арабских поп-клипов, в которых за певцом исполняют свою хореографию профессиональные танцевальные команды. Знаменитые арабские певцы, среди которых Наджва Карам и Асси Эль Хелани, подключились к этому тренду, несмотря на то, что их музыка совершенно не близка к жанру хип-хоп.

Греко-ливанский пионер хип-хопа Чарльз Макрисс отзывается об этом популярном тренде так:

Иногда артисты приходят ко мне в последнюю минуту с просьбой поставить им хореографию. Но если честно, я учу их одному-двум движениям. Смотреть, как пытаются танцевать нетанцоры, не всегда приятно. Поэтому я предпочитаю использовать собственную танцевальную команду. Я не хочу позорить артистов и заставлять их смотреться неуклюже. Я занимаюсь этим более 15 лет. Я даже открыл собственную хип-хоп школу.

Какой бы ни была причина, изменения в отношении к танцам стали более очевидными.

Танцевальные шоу наглядно показывают, сколько труда танцоры — и не-танцоры тоже — вкладывают в трехминутную хореографию. Не удивительно, что столько танцоров открывает новые танцевальные школы.

Даже академические учреждения, такие, как Lebanese American University (LAU), примкнули к этому тренду и дали возможность заинтересованым в танцевальной карьере студентам получить образование. Этот университет один из первых, открывших бакалавриат и программы допольнительного образования в области Исполнительных искусств.

Судя по всему, Ливан стал лучше относиться как к профессиональным танцорам, так и к танцам как профессии. Что будет с этим бурным трендом дальше, покажет будущее.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо