Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

В Тринидаде и Тобаго больше нет детских браков

Обручальное кольцо в песке. Фото: Дерек Гэвей, CC BY 2.0.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Детские браки теперь противозаконны в Тринидаде и Тобаго. 9 июня 2017 года парламент страны единогласно принял закон о запрете данной практики, изменив законный возраст вступления в брак на 18 лет.

До этой поправки в законе о бракосочетании данной практики придерживались некоторые члены индуистской и мусульманской религиозных общин, и в мае 2016 года серьёзный общественный скандал вызвало заявление брата Харриперсада Махараджа, лидера Межрелигиозной организации (МРО), группы, объединяющей представителей различных религиозных групп, о том, что государство не должно вмешиваться, потому что «возраст не определяет зрелость».

И это несмотря на то, что Тринидад и Тобаго является государством, подписавшим Конвенцию ООН по правам ребёнка [ру], которая определяет понятие «ребенок» как «каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста». Статистика ООН за период с 2002 по 2012 год в Тринидаде и Тобаго показывает, что доля детей, вступивших в брак в возрасте до 15 лет, составляла 1,8 процента, и до 18 лет —8,1 процента. В 2011 году Центральный статистический офис страны подтвердил, что более 8400 девочек и 1300 мальчиков младше 19 лет вступили в брак между 1997-2007 годами.

Интернет-петиции и агитация в социальных сетях с целью отмены законов о детских браках получили стремительную и активную и, без сомнения, способствовали этому окончательному результату. Тем не менее, имелись некоторые загвоздки. Один индуистский лидер, например, без колебаний сказал критикам детских браков, чтобы они не совали нос не в своё дело. Такая религиозная оппозиция сделала в целом ясный вопрос проблематичным для разрешения, и в какой-то момент возникли сомнения [анг] относительно того, поддержит ли вообще оппозиция этот законопроект.

Но в начале 2017 года были приняты Прочие положения законопроекта о браке — даже при том, что четыре оппозиционных (включая одну женщину) и один независимый сенатор решили воздержаться, — и тем самым был проложен путь для обсуждения законопроекта в Палате представителей, где простое большинство превратило бы его в закон.

Всё, что осталось: одобрение президента и оглашение принятия закона.

В Instagram Лесли-Энн Буазелль сделала репост сообщения в Facebook одного из сенаторов страны:

В нём сказано:

Senator The Honourable Clarence Rambharat: The Miscellaneous Provisions (Marriage) Bill, 2016 has been passed in the House of Representatives by a vote of 35 members in support and none against. Having been previously passed in the Senate, the Bill can now move towards becoming law.

Почтенный сенатор Клэренс Рамбхарат: Прочие положения законопроекта о браке 2016 года были приняты в Палате представителей 35 голосами в поддержку и без голосов «против». До этого принятый в Сенате законопроект теперь может продолжить путь к становлению законом.

Большинство пользователей социальных медиа были воодушевлены новостями о том, что закон о детских браках наконец был изменён. Пользователь Facebook Ловел Фрэнсис, занимающий пост министра в министерстве образования, заявил:

It was overlong and full of pointless double talk but you know what child marriage is now illegal in Trinidad and Tobago and that is worth almost any price.

Было потрачено слишком много времени и прошло много бессмысленных и пустых разговоров, но вы знаете, что теперь детские браки в Тринидаде и Тобаго незаконны, и это стоит практически любой цены.

В то время как Абео Джексон считает, что действительно ушло достаточно много времени на то, чтобы положить конец этой практике, Лара Куэнтролл-Томас торжественно сообщает, что, наконец, этот день настал:

Публикация в Facebook Лары Куэнтролл-Томас, в которой говорится: «Замечательные новости! Законопроект о браке принят. Минимальный возраст — 18, голосов — 35 “за”, 0 “против”!!!!»

Фолэйд Мутота из Женского института альтернативного развития (WINAD), группы гражданского общества, которая весьма активно выступала за принятие законопроекта, отметила:

The age of marriage in TnT, regardless of religion, is 18years old. The Bill to amend the marriage acts was passed today June 9, 2017.
There are 41 parliamentarians in the House of Representatives and 35 were present for the vote. All parliamentarians in attendance voted in favour of the Bill.
The laws of TnT no longer allow for child marriage.
It's been a long struggle […] #childmarriageischildabuse
With much thanks to all activists who led this struggle. Congratulations.
Thank you to our legislators.

Возраст вступления в брак в Тринидад и Тобаго вне зависимости от религии — 18 лет. Законопроект, который вносит поправки в закон о бракосочетании, был принят сегодня, 9 июня 2017 года.

В Палате представителей 41 парламентарий, и 35 присутствовали при голосовании. Все присутствующие парламентарии проголосовали за данный законопроект.

Законы Тринидада и Тобаго более не допускают бракосочетания детей.

Это была долгая борьба […] #childmarriageischildabuse

С большой благодарностью всем активистам, кто вёл эту борьбу. Поздравляем.

Спасибо нашим законодателям.

Однако, возможно, в бочке мёда есть ложка дёгтя в виде Сата Махараджа, генерального секретаря самой заметной индуистской организации в стране «Санатан Дхарма Маха Сабха». Несколько месяцев назад Махарадж объявил о своём намерении подать в суд, если закон будет принят, и, по-видимому, он это сделает. В то время как министр юстиции Фарис аль-Рави, выступавший в защиту законопроекта, заявляет, что Махарадж имеет законное право оспорить принятие, большинство пользователей социальных сетей пожелали другого подхода к обсуждению этого вопроса. Пэтриша Уоррелл предложила:

Dear Sat,
If, instead of framing the discussion broadly, and in a way guaranteed simply to generate panic and resentment, as ‘inviting the state into our bedrooms’, we talk about the specific issue of the state ‘protecting our girl children from any possibility of being abused by big, hard back, advantageous men’, would you be prepared to go on with that discussion?
Or do you think that's a non-issue?

Уважаемый Сат,

Если, вместо того, чтобы вести дискуссию в широком ключе, в некоторым смысле гарантируя просто порождение паники и возмущения о «приглашении государства в наши спальни», мы говорим о конкретном вопросе государства, «защищающего наших девочек от любой возможности подвергнуться насилию со стороны больших, жестких, находящихся в выгодном положении мужчин», вы будете готовы продолжить эту дискуссию?

Или вы думаете, что это надуманный вопрос?

Не зависимо от того, был ли в итоге подан иск в суд или нет, этот закон является важным шагом. Однако всё ещё имеются в мире места, где детский брак пользуется различными оттенками законности или продолжает быть нормой несмотря на запретительные законы.

Переводчик: Лариса Сюрина

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо