Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

В Кувейте учительница из Уганды в поисках работы стала жертвой торговцев людьми

Учительница из Уганды Пруденс Нандаула была обманута при трудоустройстве в Кувейте. Женщина надеялась, что будет работать учителем, но вместо этого оказалась в роли прислуги в здешней семье. Фото предоставлено: Жасмин Гарсд

[Все ссылки в статье ведут на страницы на английском языке].

Данная статья Жасмин Гарсд и Андреы Кроссан была впервые опубликована на сайте PRI.org 25 мая 2017 года. Публикуется здесь в рамках сотрудничества между PRI и Global Voices.

Сегодня мир импортирует труд больше, чем когда-либо. Согласно информации ООН, более 244 миллионов людей повсеместно в настоящее время живут за пределами своей родной страны в поисках лучшей жизни.

Для женщин это, как правило, работа в сфере обслуживания и уход за детьми. Однако зачастую девушки получают совсем не то, на что они рассчитывали.

В этом видео девушка с полными страдания глазами в голубом платке просит связаться с её родителями. Она говорит, что больна и ей не позволяют вернуться домой.

Никто не знает, где было снято данное видео. Есть предположения, что съёмка велась в арабской стране.

В Уганде оно вызвало большой резонанс. Но такие новости появляются здесь далеко не впервые. Когда мы думаем о торговле людьми, на ум приходит историческая работорговля из Африки в Америку. Тем не менее, в древние времена на Среднем Востоке также осуществлялась торговля людьми, и сегодня она на пике своего роста.

Население Уганды — одно из самых молодых в мире. Около 80 процентов жителей страны — в возрасте до 30-ти лет, большинство из них не трудоустроены.

Пруденс Нандаула работала учителем в центральной части Уганды, в городе Масака. В месяц девушка зарабатывала около 160 долларов, что довольно неплохо по местным меркам. Этих денег было достаточно, чтобы оплатить жильё, отправить сына в школу и даже содержать домработницу.

Несмотря на это, Пруденс была очень взволнована, получив предложение о работе учителем в Кувейте, с заработком, в два раза превышающим её собственный.

«Я была так воодушевлена. Я подумала, что если поеду и заработаю эти деньги, — говорит Нандаула, — то смогу обеспечить своего сына».

Друг брата девушки заверил её, что это отличные перспективы.

«Тебе говорят, что предоставят еду и жильё. Ты накопишь денег, вернёшься домой и сможешь сделать что-то по истине важное».

«Большинство девушек из Уганды нанимаются на работу через друзей и родственников», — говорит Маямбала Вафрика, председатель кампании «Справедливость для африканских рабочих».

Господин Вафрика описывает типичный сценарий развития событий: друг одного из ваших многочисленных родственников или, быть может, знакомый знакомого случайно находит вас в социальных сетях.

По приезду в Кувейт Пруденс Нандаула довольно быстро осознала всю действительность происходящего. Семья, у которой она остановилась, отобрала её паспорт и приказала девушке приступить к уборке дома. Нандаула вспоминает, что в этот момент ей стало понятно — она, против своей воли и в чужой стране, перешла от должности учителя в разряд прислуги.

«И я подумала: „Бог ты мой, раньше у меня была прислуга, а теперь мне самой придётся вычищать чей-то дом“».

Так она на несколько месяцев «застряла» в роли прислуги. Семья, в которой Нандаула работала, постоянно словесно её оскорбляла. Другие девушки, трудившиеся вместе с ней, по её словам, подвергались физическому насилию. Однажды Пруденс сообщила своим работодателям, что хочет уйти.

«А они мне в ответ: „Нет, ты не можешь уйти, ты должна выполнить все обязательства по контракту“. Они говорили о контракте, который я даже не подписывала».

Как правило, кувейтская семья выплачивает агентству по найму без малого 4 тысячи долларов за одну домработницу с контрактом на два года. Местный рекрутёр в Уганде может получить за девушку порядка 500 долларов. Все, кроме Нандаулы, заработали на этой сделке.

Сама Нандаула в действительности зарабатывала в Кувейте куда меньше, чем у себя на родине. В добавок ко всему, она стала заложницей обстоятельств. Несмотря на то, что на Среднем Востоке насчитывается около 100 тысяч трудящихся из Уганды, для них открыто лишь одно посольство, и то в Саудовской Аравии. В Кувейте нет даже консульства, куда они могут обратиться за помощью.

«Они получают в своё распоряжение всех этих девушек и обращаются с ними чудовищным образом, будто с рабами», — говорит Вафрика.

По его словам, агентства по найму оценивают девушек так, как торговцы оценивали своих рабов больше века назад.

«Они приходят, осматривают тебя с головы до ног, измеряют вес и рост, цвет кожи и затем решают — стоишь ли ты тех денег, которые им пообещали за тебя».

Девушек из Уганды нанимают ещё и потому, что в отличие от других женщин из стран к югу от Сахары, многие говорят по-английски.

Однажды судьба проявила благосклонность к Пруденс Нандауле. В дом, где она работала, пришли друзья семьи и привели с собой прислугу, тоже родом из Уганды. Хоть прислуге и запрещено общаться между собой, девушкам все же удалось поговорить, и Нандаула пожаловалось собеседнице на жестокое обращение с ней.

В свою очередь, та посоветовала Нандауле сбежать.

И она сбежала. Однажды утром, пока хозяева ещё спали, Пруденс Нандаула незаметно покинула дом.

На этом странствия её не закончились. Как только девушка сбежала из дома работодателя, её рабочая виза автоматически была аннулирована. Нандаула обратилась в полицию. В ожидании депортации она провела три недели в тюрьме. Можно сказать, что ей повезло — некоторые девушки месяцами находятся под стражей. Знакомый Нандаулы сумел забрать у разъяренного хозяина обратно её паспорт — обычно это сделать не просто.

Как правило, приходится вмешиваться посольству Уганды в Саудовской Аравии.

Нандауле удалось вернуться обратно домой. Она снова начала преподавать и неплохо зарабатывать. Однако в прошлом году экономическая ситуация в её стране резко ухудшилась, и жителям Уганды пришлось покрепче затянуть пояса. Девушка не исключает, что однажды она может снова попытать своё счастье на Среднем Востоке. Однако в этот раз она будет куда более осторожной.

«Не могу утверждать, что никогда не вернусь обратно. Если они изменят устоявшуюся систему, я спокойно это сделаю».

Активный борец за гражданские права Вафрика тоже ждёт перемен, начиная с запрета на содержание прислуги из Уганды на Среднем Востоке. По его словам, в стране немало квалифицированных специалистов, услуги которых могут быть предложены другим странам. Он также надеется, что девушки, вроде Пруденс, станут более просвещёнными в вопросах трудоустройства за рубежом и связанных с этим скрытых опасностей. Если они всё же решат отправиться на поиски работы за пределы дома, в каждой стране должны функционировать государственные учреждения по защите их прав.

В прошлом году ответом правительства Уганды на жалобы женщин, подвергшихся насилию со стороны работодателей, стал запрет на выезд в Саудовскую Аравию с целью трудоустройства в качестве прислуги.

Господин Вафрика считает, что правительство должно сформировать денежный фонд и обеспечить гражданам Уганды доступ к нему на случай чрезвычайных обстоятельств, пока они работают за рубежом.

Это трудная задача для такой бедной страны, как Уганда. Но Маямбала Вафрика убеждён, что правительство должно защитить своих женщин: а иначе кто их защитит?

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо