Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

После переизбрания президент Ирана Рухани отказывается от своего обещания освободить лидеров Зелёного движения

Мир-Хосейн Мусави (справа) стал «лидером» Зеленого движения, изменив цвета своей кампании в соответствии с цветами протестов против того, что миллионы восприняли как нечестные выборы. Мусави, его жена Захра Ранавард (посередине) и другой кандидат от реформаторов Мехди Карруби (слева) были арестованы за «подстрекательство к подрывной деятельности».

Этот репортаж был первоначально опубликован на сайте [анг] Центра по защите прав человека в Иране.

Во время своей первой пресс-конференции [фрс] 22 мая, через несколько дней после объявления результатов выборов, вновь выигравший президент Хасан Рухани отказался взять на себя ответственность за окончание более чем шестилетних внесудебных [анг] домашних арестов [анг] трех лидеров оппозиции — обещание, которое он дал во время своей первой президентской кампании.

В ответ на вопрос, какие действия он собирается предпринять для освобождения Мехди Карруби [анг], Мир-Хосейна Мусави [анг] и Захры Ранавард [анг], которые провели в заключении более шести лет за свою активную деятельность по организации мирных массовых протестов против спорных результатов президентских выборов 2009 года, Рухани намекнул, что решение этого вопроса требует взаимодействия со стороны других ветвей государственной власти.

«В нашей стране существуют законы, и все мы должны им подчиняться, — сказал [фрс] он 22 мая. — Исполнительная, законодательная и судебная ветви власти каждая имеют свои функции. Мы решаем вопросы, исходя из Конституции».

«Я несу ответственность за права каждого гражданина, даже иранцев, проживающих за границей, — добавил Рухани. — Когда я вижу, как нарушаются права иранцев, я готов сделать всё, что в моей власти. В делах же, относящихся к судебной системе, я могу ответить прямым обращением или на совместных совещаниях. Новое правительство планирует реализацию Хартии о гражданских правах [анг]. Права всех граждан играют для меня важную роль».

Рухани не упомянул верховного лидера Ирана Али Хаменеи, чье сопротивление [анг] освобождению трех лидеров держит их в заключении и правовой неопределенности.

Во время митинга в рамках президентской кампании в Технологическом университете имени Шарифа в Тегеране 13 мая 2013 года Рухани выразил [фрс] надежду, что он сможет освободить трех деятелей в течение первого года своего президентского срока: «Мы можем обеспечить такие условия, которые позволят освободить граждан, находящихся в тюрьме или под домашним арестом из-за событий 2009 года, в течение следующего года».

Скандирования об освобождении Мусави и Карруби были одним из основных положений сторонников Рухани на протяжении всей избирательной кампании и во время празднования его победы.

Непрекращающиеся митинги и марши на улице Вали-Аср двигаются на север. Митингующие скандируют в поддержку Рухани и Мусави.

На фоне практического молчания Рухани по этому вопросу во время его первого президентского срока другие политические деятели несколько раз затрагивали эту проблему. Примером может служить консервативный вице-спикер парламента Али Мотахари, который неоднократно выступал с заявлениями о необходимости разрешения данной проблемы.

В интервью [фрс] 8 мая 2017 года Мотахари снова заявлял, что проблема может быть разрешена путем переговоров.

«Были предприняты некоторые шаги по направлению к урегулированию ситуации с домашними арестами, и нам необходимо прислушиваться к доводам другой стороны, — сказал он. — Нам необходимо двигаться в направлении улучшения ситуации в стране и решать проблемы до того, как они превратятся в кризис».

Ранее Мотахари пояснил, что движущей силой продолжения домашних арестов является Хаменеи.

«Одной из преград на пути к освобождению является упорство со стороны некоторых чиновников, которые уверены, что если они не извинятся и не раскаются, то эта ситуация может нанести существенный ущерб государству и верховному лидеру, — сказал Мотахари. — Нет ничего зазорного в том, чтобы иметь мнение о событиях 2009 года, отличающееся от того, которого придерживаются официальные лица… содержание [Мусави, Ранавард и Карруби] под домашним арестом на протяжении шести лет не совместимо ни с законом, ни с религиозными учениями».

На пресс-конференции 22 мая вновь избранного президента спросили о его стратегии в отношении защиты прав творчеких людей, в особенности тех, кто занят в музыкальной и  кинематографической индустриях.

«Одним из результатов выборов этого года стало то, что сегодня все довольны музыкой, — ответил Рухани. — Но как бы там ни было, мы не очень симпатизируем дешевой музыке. Некоторым кажется, что и она имеет право на существование. В любом случае, я уверен, что наше новое правительство будет уделять еще больше внимания поддержке культурного сообщества».

«Ситуация в музыке и кино действительно улучшилась за последние четыре года, но в следующие четыре мы приложим еще больше усилий на этот счет», — добавил он.

С 2013 года, когда Рухани был избран на должность президента с обещаниями о более открытом обществе, неоднократно в последний момент отменялись концерты различных музыкантов, в том числе популярных исполнителей Алирезы Горбани и Ширвана Хосрави.

Религиозные консерваторы оправдывают свои гонения на музыкантов, цитируя размытые речи и решения верховных религиозных лидеров. Сам Хаменеи часто высказывается [анг] о так называемых опасностях музыки, говоря, что она «уводит людей с пути Бога».

Рухани также обещал, что его правительство пример предложения, основанные на образовательных стандартах, предложенных в Программе развития ООН-2030, которые не противоречат исламским принципам, что встретило яростное противостояние со стороны консерваторов [анг].

«Министры иностранных дел, науки и образования обратились к верховному лидеру, написав Его Превосходительству подробное письмо, объяснив, что Исламская Республика Иран сохранила за собой права игнорировать некоторые части Программы развития ООН-2030, не соответствующие нашим культуре и национальным ценностям», — сказал Рухани.

По вопросу занятости женщин Рухани заявил, что его правительство примет меры, чтобы увеличить перспективы их трудоустройства.

«Неправильно думать, что мужчины обладают более высоким статусом или что они более способны, чем женщины», — сказал он [фрс].

Но в тоже время Рухани разделяет сексистские взгляды Хаменеи, говоря, что некоторые профессии больше подходят мужчинам, нежели женщинам: «Конечно же, мужчины лучше в некоторых профессиях, а женщины лучше в других. (Бог) наделил и тех, и других особыми качествами».

«Но женщины не ниже мужчин, и их пребывание дома не целесообразно ни с социальной, ни с юридической точек зрения», — добавил он.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо