Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Риаче, «деревня в Калабрии», каждый третий житель которой – иммигрант

Риаче, фото с сайта Italia che cambia [Италия, которая меняется].

[Все ссылки в статье ведут на итальянские сайты, если не указано иного]

Через несколько лет после пристального международного внимания, вызванного обнаружением «Воинов из Риаче» [рус] 16 августа 1972 года, коммуна в провинции Реджо-ди-Калабрия, в честь которой названы статуи, находилась в состоянии предсметрной агонии — такова была судьба и множества других маленьких поселений Италии, в особенности на юге страны.

Затем, в 1998 году, появление группы 200 курдских беженцев вдохнуло в городок новую жизнь: обитатели коммуны смогли найти в трагедии новые возможности. Фильм «Un paese di Calabria» [«Деревня в Калабрии»] рассказывает о том, что:

Che il mondo si sia accorto di Riace è cosa nota. Meno noto, invece, è che ad accorgersene ci sia anche il cinema.

“Un paese di Calabria” è un film girato a Riace e opera dei registi Shu Aiello e Catherine Catella.

Racconta la storia di Rosa Maria che, in un giorno d’estate del 1931, ha lasciato Riace, il suo paese natale, in cerca di fortuna in Francia. Da allora gli abitanti di Riace hanno visto le case abbandonate dagli emigrati coprirsi di edera e le terre impoverirsi. Un giorno dal mare è arrivato un barcone con duecento profughi curdi. Le case degli emigrati d’inizio novecento sono state date ai migranti che le hanno restaurate. Oggi gli abitanti del paese calabro si chiamano Roberto, Ousmane, Emilia, Mohamed, Leonardo, Taira. Gli abitanti non hanno molto, ma s’inventano ogni giorno il loro destino comune. È la storia di un'amministrazione e di una cittadinana che hanno saputo guardare lontano, facendo dell'accoglienza e dell'integrazione una missione. Oggi le case abbandonate sono di nuovo abitate e nel paese è tornata la vita grazie al progetto Futura, portato avanti dal sindaco Domenico Lucano, insieme ai migranti.

То, что мир заметил Риаче — общеизвестно. Однако менее известно, что для того, чтобы его заметили, нужен был фильм.

«Un paese di Calabria» — фильм, снятый в Риаче режиссёрами Шу Эйелло и Кэтрин Кателлой —рассказывает историю Розы Марии, которая в один летний день 1931 года покинула Риаче, свою родину, в поисках счастья во Франции. С того момента жители Риаче стали наблюдать, как дома, брошенные эмигрантами, покрываются плющом, а земли истощаются. Однажды к берегу прибило баржу с двумястами курдскими беженцами. В начале двадцать первого века брошенные дома были переданы иммигрантам, которые их восстановили. На сегодняшний день обитателей калабрийской деревни зовут Роберто, Усман, Эмилия, Мухамед, Леонардо, Таира. Местные жители не имеют многого, но каждый день они создают общую судьбу. Это история об администрации и горожанах, которые смогли заглянуть далеко в будущее, сделав своей миссией гостеприимство и адаптацию. Сейчас когда-то брошенные дома населены новыми обитателями, а в деревню вернулась жизнь, благодаря проекту Futura, осуществлённому мэром Доменико Лукано совместно с иммигрантами.

Миграционная политика этого маленького населённого пункта и других коммун привлекла внимание национальных и международных СМИ и политиков. В начале интервью с мэром Доменико Лукано, находящимся уже на третьем сроке, Infoaut добавляет:

Percorrendo la statale 106, all’altezza di Riace Marina, si rimane spiazzati alla vista di due faccioni disegnati su un muro della stazione. Se ci si ferma e si torna indietro i divertiti sospetti vengono confermati: su quel muro ci sono le caricature di un Bronzo di Riace e del leader della Lega Nord, Matteo Salvini. Sotto il primo c’è scritto “ripescato nel mare di Riace”, sotto il secondo invece “ripescato in un mare di cazzate”.

[…] se non fosse per le due statue ripescate nei suoi mari se ne sarebbe sentito parlare molto poco. Almeno fino a una decina di anni fa, quando il suo sindaco supportato dalla popolazione locale decide di ripopolare il paese sulla strada dell’abbandono offrendo ospitalità ai migranti. La vicenda di questa località calabrese fa il giro del mondo in poco tempo, diventa un cortometraggio di Wim Wenders, viene apprezzata da Papa Francesco e il suo sindaco addirittura viene nominato tra gli uomini più potenti del mondo dalla rivista Fortune.

La trovata è quella di ricercare un’alleanza tra la popolazione locale e i migranti, basata su un rilancio culturale e economico del paese, “approfittando” delle risorse offerte dal sistema dell’accoglienza e dall’autorganizzazione dal basso delle molte persone impiegate nel progetto. Riace ospita oggi 500 migranti su 1500 abitanti.

Проезжая по шоссе 106, в месте расположения пляжа Риаче Марина, вы находитесь в поле зрения двух лиц, изображённых на стене станции. Если вы остановитесь и вернётесь назад, странная забава повторится: на этой стене изображены карикатуры на «Воина из Риаче» и лидера «Лиги Севера» Маттео Сальвини [рус]. Под первым написано «найден в море около Риаче», под другим — «найден в море брехни».

[…] Если бы не обнаружили эти две статуи в их морях, о Риаче бы практически не говорили, пока бы около десятка лет назад мэр, поддерживаемый местными жителями, не решил бы снова заселить опустевшие земли посредством гостеприимного отношения к иммигрантам. История этого калабрийского городка в короткий срок облетела весь мир, стала короткометражным фильмом Вима Вендерса, была одобрена Папой Франциском, а мэр даже был назван одним из самых влиятельных людей мира по версии журнала Fortune.

Затея заключалась в создании союза между местными жителями и иммигрантами, основанного на культурном и экономическом возрождении страны, извлекающего пользу из ресурсов системы гостеприимства и самоорганизации людей, вовлечённых в проект. Сегодня в Риаче из 1500 жителей 500 — иммигранты.

У мэра Доменико Лукано не иссякают идеи по осуществлению миграционной политики и интеграции иммигрантов в социально-экономическую систему своего города. Последнее из его изобретений — «городская валюта». Об этом рассказано на сайте Felicitapubblica.it — портале о гражданских отраслях хозяйства:

In questo borgo gli aiuti economici del cosiddetto Sprar (Sistema di protezione per richiedenti asilo e rifugiati) non giungono con puntualità, come peraltro anche in altri luoghi del nostro Paese, creando disagi ai servizi di accoglienza. Per questo motivo il sindaco di Riace, Domenico Lucano, ha dato il via a un’iniziativa molto “radicale”, istituendo una moneta locale convertibile in euro attraverso cui i negozianti del paese possano far credito agli immigrati. In questo modo i debiti vengono accumulati ma saldati successivamente con l’arrivo dei fondi, però frattanto si concede agli immigrati il diritto al potere d’acquisto.

[…]

Grazie all’ingegnosità del sindaco Domenico Lucano, gli immigrati possono contare su vere e proprie banconote, del valore di 1, 2, 5, 10, 20 e 50 euro sulle quali sono incisi i volti di noti personaggi della storia, da Martin Luther King a Peppino Impastato, passando per Che Guevara, fino al Mahatma Gandhi.

В это место экономические пособия, так называемые Sprar (система защиты для лиц, ищущих убежище, и беженцев) не приходят вовремя, в принципе как и в другие части нашей страны, что создаёт неудобства службам приёма. В связи с этим мэр Риаче, Доменико Лукано, запустил довольно «радикальную» инициативу по введению местной валюты, конвертируемой в евро, с помощью которой владельцы магазинов этого города могут обслуживать иммигрантов в кредит. Таким образом долги накапливаются, а в дальнейшем выплачиваются перечисленными средствами из пособий, сохраняя у иммигрантов покупательную способность.      

[…]

Благодаря находчивости мэра Доменико Лукано иммигранты могут рассчитывать на подлинные и действительные банкноты номиналом 1, 2, 5, 10, 20 и 50 евро, на которых изображены известные исторические личности от Мартина Лютера Кинга до Пеппино Импастато, от Че Гевары до Махатмы Ганди.

Такая политика принесла мэру множество наград.  Одна из них, вручённая в начале этого года, —  Дрезденская международная премия мира, основанная фондом Клауса Чиры, с чеком на 10 000 евро. По этому поводу Aise.it пишет:

Questa la motivazione del premio redatta da Günter Blobel, vincitore del premio Nobel e cofondatore del Dresden-Preis: “È raro che il sindaco di un piccolissimo paese lontano delle grandi metropoli del mondo metta in imbarazzo i dirigenti di nazioni più forti. Domenico Lucano l’ha fatto, definendo come unico criterio per l’accoglienza dei rifugiati la compassione per il prossimo. Mentre in altri posti si costruiscono barriere e si mercanteggia sulle quote per l’accoglienza, Riace accoglie da 18 anni persone che sono fuggite dalla guerra e dalla povertà. E ci si salva a vicenda – gli abitanti e i migranti, con questi ultimi che salvano il piccolo paese calabrese in calo demografico. Così, in Calabria si vive quello che Domenico Lucano chiama “l’utopia della normalità”. In una mondo in cui sempre più gente è costretta ad abbandonare la propria terra, non c’è bisogno di più paura nei confronti di stranieri, di più odio, ma anzi, di più paesi come Riace e di personaggi coraggiosi e umani come Domenico Lucano”.

Эту мотивационную премию учредил Гюнтер Блобел, лауреат Нобелевской премии и сооснователь Дрезденской: «Такая редкость, что мэр маленького городка, удалённого от мировых мегаполисов, приводит в смущение сильнейших лидеров наций. Доменико Лукано это удалось; единственным критерием его миграционной политики стало сострадание к ближнему. В то время как повсюду строят границы и торгуются по поводу миграционных квот, Риаче в течение 18 лет принимает людей, бегущий от воин и нищеты. Они приходят на выручку друг другу, местные жители и иммигранты — те, кто спасают маленькую калабрийскую деревню, находящуюся в демографическом упадке. Так в Калабрии существует то, что Доменико Лукано называет «утопией нормальности». В мире, где всё больше людей вынуждены оставлять свою землю, не нужно больше бояться иностранцев, не нужно больше ненавидеть, наоборот, необходимо больше таких мест, как Риаче, и таких смелых и человечных людей, как Доменико Лукано».

Эта деревня вместе с другими, прославившимися своей готовностью принимать, вдохновили на создание другого фильма — «Il Volo» [«Полёт»] режиссёра Вима Вендерса [рус], снятый при поддержке Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев.

В статье от августа 2009 года на сайте блога Viverecalabria рассказывается:

“Il Volo”, questo il titolo dell'opera di Wenders, è una fiaba sull'accoglienza sui fatti realmente accaduti a Badolato, Riace, Caulonia e Stignano, dopo lo sbarco dei profughi curdi nel 1997. La Regione Calabria, prima in Italia a dotarsi di una legge per promuovere l'inserimento dei rifugiati, è co- produttrice del film e devolverà il ricavato al finanziamento di progetti destinati all'accoglienza e all'integrazione.

Работа Вендерса под названием «Il Volo» — сказка о гостеприимстве, о реальных событиях, произошедших в Бадолато, Риаче, Каулонии и Стиньяно, после прибытия курдских беженцев в 1997 года. Провинция Калабрия, первая в Италии принявшая закон о начале интеграции беженцев, является сопродюссером фильма и выделяет средства на финансирование проектов приёма и адаптации иммигрантов.

Новость этих дней – актёр Беппе Фьорелло готовит мини-телесериал, чтобы рассказать о «событиях в одной деревне и её мэре, которые превратили пустоту в возможность пройти путь от эмигрантов до граждан-иммигрантов».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо