Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Чему противники политики Трампа могли бы научиться у стран Латинской Америки

Фото: Протестующие. Публикуется с разрешения.

Статья написана Джеффом Эботом (Jeff Abott) и изначально опубликована в Waging No Violence по Creative Commons Attribution 4.0 International License.

[Все ссылки ведут на сайты на английском языке, если не указано иное]

Авторитарные замашки, которые Дональд Трамп продемонстрировал уже в первые 100 дней на посту президента США, невозможно не заметить. В комментариях жителей со всей Латинской Америки они явились причиной множества сравнений Трампа с классическим образом латиноамериканского диктатора, иначе говоря – каудильо, что значит сильный лидер. Многочисленные сходства — от его пристрастий в декоре и непростых отношений с прессой до того, что критики называют беспрецедентной атакой на права человека, — отрицать трудно.

Южные соседи американцев имеют обширный опыт сопротивления авторитарным и фашистским режимам, которые, кстати, часто поддерживались правительством США. Они смогли выстоять в трудных ситуациях и, благодаря активности общества, продвинуть регион в более прогрессивном направлении. Вот четыре урока, сформировавшиеся в результате десятилетий борьбы, которые могли бы преподать общественные активисты Латинской Америки своим коллегам из Соединенных Штатов, объединяющимся против своего авторитарного лидера.

1. Защищать государственные услуги

Сегодня, когда Трамп и министр образования Бетси Девос предпринимают шаги по дальнейшему свертыванию государственной системы образования и навязыванию неолиберальной образовательной модели, чилийское движение по сопротивлению когда-то навязанной США диктатуре предлагает руководство по защите государственных услуг в самих Соединенных Штатах.

В 1973 году ЦРУ устроило государственный переворот под руководством генерала Аугусто Пиночета против демократически избранного президента Чили Сальвадора Альенде. После переворота, при помощи экономистов, которые учились у Милтона Фридмана в Чикагском университете, Пиночет начал осуществление первых неолиберальных экономических реформ, приватизировав такие государственные учреждения, как образование, здравоохранение и пенсионное обеспечение.

Марии Лорето Муньос Вилья исполнился всего лишь год, когда Пиночет захватил власть. К 13 годам она стала президентом своего класса, а позже участвовала в студенческих движениях 1990-х годов. Сегодня она продолжает бороться с неолиберализмом в Чили.

«Неолиберализм создает иллюзию благополучия, которого на самом деле нет. В Чили долги и длинный рабочий день требуют, чтобы люди мобилизовались», — сказала Муньос Вилья. Тем не менее, людей трудно «организовать бороться с долгами, потому что если они перестанут работать, то не смогут выплачивать эти долги. С 2000 года наше движение работало над тем, чтобы люди поняли, что этот замкнутый круг — продукт неолиберальной политики».

Неолиберальные реформы Пиночета заставляли оппонентов сплачиваться под определенными лозунгами, такими как бесплатное образование. В 2011 году десятки тысяч студентов вышли на улицы, требуя бесплатного государственного образования. Движение бросило вызов приватизированной образовательной системе, установленной диктатурой Пиночета и исключавшей возможность существования качественной и доступной для большинства чилийцев системы образования.

Студенческое движение Чили внесло значительные изменения в систему образования в Чили в целом. В 2013 году социалист Мишель Бачелет выиграла президентские выборы и предоставила бесплатное высшее образование для половины беднейших граждан страны, профинансировав программу за счёт 25-процентного корпоративного налога.

Сталкиваясь с растущей нищетой, пенсионеры и другие общественные активисты в период правления администрации Бачелет также начали требовать упразднения приватизированной пенсионной системы времен Пиночета, утверждая, что эта система дает пенсионерам очень мало, в то время как компании, управляющие пенсионными деньгами, получают огромные прибыли. Массовые протесты, приведшие сотни тысяч людей на улицы, побудили администрацию Бачелет объявить недавно, что она начнет перестраивать пенсионную систему.

Эти кампании и движения возникли из общего понимания того, что неолиберализм лежит в основе социального неравенства в Чили. По мнению Муньос Вильи, занятие столь высокого поста именно Трампом означает, что борьбу нужно организовать как против его откровенно репрессивной политики, так и против влияния неолиберализма на общество.

Меры по защите государственных услуг, таких как образование, уже широко принимаются в США. Преподаватели из чикагского профсоюза учителей уже выступают в защиту государственной системы образования, и их движение становится сильнее благодаря связям с коллегами из Мексики и Южной Америки. Такие связи нужно укреплять и устанавливать по всей территории Соединенных Штатов, поскольку борьба в защиту социальных услуг в ближайшие месяцы будет прогрессировать.

2. Укреплять территориальную автономию

Имевшее место в прошлом лишение коренных народов их земель и территорий в США получило продолжение и в XXI веке. Буквально в течение первых нескольких недель своего президентства Трамп методично ликвидировал законодательство по защите окружающей среды от добывающих отраслей. Он также неоднократно выражал свою заинтересованность в расширении деятельности по добыче полезных ископаемых, строительству трубопроводов и гидроэнергетике, которая и дальше будет угрожать индейским территориям. Эти покушения на земли коренных народов в США напоминают нечто похожее, происходившее в Латинской Америке, где деятельность сообществ коренных народов по организации движений по всему полушарию в защиту своих земель от вторжения большого бизнеса насчитывает уже 30 лет.

Такие общины наделены полномочиями в соответствии с международными соглашениями о правах коренных народов и племен, например, Конвенцией 169 Международной организации труда, а также Декларацией Организации Объединенных Наций о правах коренных народов, принятой в 2007 году. Эти документы побудили общины к усилению борьбы с захватом их земель добывающими отраслями.

Необходимость защиты своих территорий породила, кроме того, новые виды общинной власти и способствовала значительным переменам внутри самого общества. Некоторые объединения в Южной Америке, такие как Движение безземельных крестьян [рус] в Бразилии, смогли создать собственную горизонтальную образовательную систему в классах общины. Другие, например, мексиканские сапатисты [рус], воспользовались территориальной автономией для создания независимой образовательной системы, а также системы здравоохранения, которая сочетает в себе практики древних целителей с современной медициной.

Движение в Standing Rock [рус] уже начало наводить мосты со многими такими общинами. Лидеры коренных народов из таких стран, как Гватемала и Мексика, приехали в Южную Дакоту в разгар протестных лагерей, чтобы поделиться своим опытом.Они подчеркнули, что общины в США и в Латинской Америке имеют одни и те же проблемы и врагов. Хотя в феврале лагеря были разрушены, теперь существует основа для устойчивого сопротивления и защиты индейских земель.

3. Найти новые формы организации профсоюзов

Политика, как обычно, подвела большую часть рядовых рабочих в США. Несмотря на поддержку, которую Трамп получил от рабочего класса, его избрание означает катастрофу для рабочих и их организаций. Война Трампа с профсоюзами включила в себя назначение в Национальное управление по вопросам трудовых отношений откровенно антипрофсоюзного юриста, а также выдвижение на должность министра труда кандидатов, также настроенных против профсоюзов. Поскольку неолиберализм продолжает свое наступление на интересы рабочих, уроки из Южной Америки могли бы подсказать их лидерам как еще можно защитить себя на работе в период кризиса.

Экономический кризис в Аргентине 2001 года, который лишил работы миллионы людей и привел к коллапсу финансовой системы, стал причиной возникновения движения пикетчиков, или piquetero. Оно привело на улицы огромное количество обедневших безработных граждан, требовавших и полных решимости обрести достойные условия существованияОни были вынуждены искать альтернативы неолиберальной капиталистической системе.

Протестующие избрали лозунг «Que se vayan todos», что означало «Они все должны уйти», и попытались изменить коррумпированный политический строй, приведший страну к кризису в 2001 году. В течение двух недель из-за народных протестов в отставку ушли четыре президента. Кроме того, движение способствовало появлению прямой демократии, когда соседи выходят из дома и работают вместе над решением проблем в своих районах.

«Движение piquetero не только противостояло неолиберальной политике, оно создавало конструктивные начинания, — сказал Рауль Зибечи, уругвайский журналист, писатель и общественный аналитик. — Они покончили с зависимостью от государства и начали работать автономно — и автономия была не идеологической, а самой что ни на есть практической».

Сотрудники восстановили свои рабочие места, после того как они вернулись на работу и обнаружили запертые двери и закрытые предприятия. После кризиса рабочие основали более 180 кооперативов. К 2014 году это число достигло 311 предприятий [исп], в которых работало 13 462 рабочих.

Рост этого движения в конечном итоге обеспечил минимальный перевес и помог Нестору Карлосу Киршнеру одержать победу в президентских выборах в мае 2003 года. Первые шаги его администрации состояли в пересмотре долга страны и разрыве связей с Международным валютным фондом и Всемирным банком.

4. Выйти за рамки политической системы

Некоторые эпизоды истории Аргентины могли бы послужить уроком американцам, придающим значение исключительно победам на выборах и не пытающимся создать иные формы власти помимо государственной. Зибечи замечает, что избрание Киршнера привело к закату движения piquetero, и это пример того, как общественное движение может быть загублено политиками, стремящимися исключительно к власти.

«Политика Киршнера состояла в том, чтобы одновременно объединить, кооптировать и подчинить организации piquetero», — писала социолог Маристелла Свампа (Maristella Svampa) [исп].

Киршнер выступал против народных протестов, утверждая, что участники должны действовать более традиционными демократическими способами, такими как голосование, вместо того, чтобы перекрывать дороги и устраивать пикеты. Кроме того, многие избиратели среднего класса, из которых состояли многие ассоциаций соседей, поверили в кампанию Киршнера, полагая, что это и есть анти-неолиберальное правительство. Но его администрация так и не начала движение к социальной и экономической альтернативе.

Неспособность последующей администрации Кристины Фернандес де Киршнер изменить политическую ситуацию привела в итоге к возвращению неолиберального влияния в Аргентине и избранию в 2015 году правого политика Маурисио Макри.

Главный урок, который можно извлечь из историй о движении piquetero в Аргентине и борьбе против неолиберализма в Чили, состоит в том, что тем, кто объединяется для борьбы против Трампа, необходимо научиться находить новые формы взаимодействия вне рамок неолиберальной и традиционной политической системы. Опыт этих стран может помочь людям найти свои способы создания общественных движений, способных оказать сопротивление любому драконовскому режиму любого правительства.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо