Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Тунисский медиа-активист допрошен об источнике просочившихся в прессу документов

Сами Бен Гарбия (справа) с сирийской активисткой Разан Газзави на встрече Global Voices в 2008 году. Фото пользователя Язан Бадран с Flickr (CC BY 2.0)

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Тунисского медиа-активиста и правозащитника Сами Бен Гарбию шесть часов допрашивали 3 мая тунисские власти, расспрашивавшие его об его роли в публикации плана комплекса мероприятий Администрации президента по спорному законопроекту об экономическом примирении.

По прибытии в здание центральной следственной бригады Национальной гвардии в районе Лавина города Метлин Бен Гарбия был в первую очередь допрошен об источнике просочившегося плана комплекса мероприятий Администрации президента по лоббированию закона [араб]. Он также был подробно допрошен о внутренней работе Nawaat — независимой тунисской медиа-платформы и НПО по прозрачности работы госучреждений, соучредителем которой он стал в 2004 году. В своём описании инцидента сотрудники Nawaat написали:

Faced with Ben Gharbia’s determination to protect our sources as per article 11 of Decree-Law 115, the interrogation lasted 6 hours and gave way to harassment, focusing on Nawaat’s internal functioning, the identity of its journalists (identity cards, telephone numbers, etc.) and the list of Nawaat’s collaborators, with the intention of interrogating them one by one.

В условиях твёрдой решимостью Бена Гарбии защитить наши источники согласно статье 11 декрета-закона №115 допрос длился 6 часов и перешёл в угрозы; тема сменилась на внутреннюю работу Nawaat, личности её журналистов (удостоверения личности, номера телефонов и тд) и список сотрудников Nawaat, с намерением допросить их поодиночке.

Бен Гарбия — выдающаяся личность в сфере независимых СМИ и защиты цифровых прав в Тунисе и арабском регионе. Помимо участия в учреждении Nawaat он также был основателем и первым директором проекта Global Voices Advocacy, сейчас известного как Advox.

Правозащитные организации в регионе и по всему миру осудили действия правительства в отношении Бена Гарбии:

.@RSF_NordAfrique , @Article19Tunis и другие местные и международные правозащитные НПО выразили поддержку @ifikra (@nawaat) #FreePress [Свободная пресса] #WPFD2017 #Tunisia [Тунис]

Так называемый закон об «экономическом примирении» вызвал шквал критики, так как он гарантирует амнистию предпринимателям и представителям власти, обвинённым в коррупции во времена режима предыдущего диктатора Зин эль-Абидина Бен Али, при условии, что они возместят все незаконно присвоенные денежные средства. Законопроект пользуется поддержкой правительства и президента Беджи Каида Эс-Себси, но его принятие было отложено на два года в связи с протестами гражданского общества. Однако пленарные обсуждения законопроекта в настоящее время запланированы [фр] на 9 мая, что вызвало протесты по всей стране.

Критики, включая антикоррупционную НПО I-Watch, группу сторонников прозрачности правительства AlBawsala и Комиссию правды и достоинства, основанную после революции для расследования преступлений, совершённых во времена диктатуры, утверждают, что принятие законопроекта подорвёт процесс правосудия переходного периода в стране и будет способствовать дальнейшему распространению коррупции благодаря усилению культуры безнаказанности. Активисты, выступающие против законопроекта, хотят видеть тех, кто замешан в коррупции, привлечёнными к судебной ответственности и осуждёнными судом перед тем, как любая амнистия вступит в силу.

С тех пор как он был впервые предложен президентом Эс-Себси в 2015 году, Nawaat широко освещает законопроект, включая мультимедийное освещение протестов [араб] против закона, а также лоббистские усилия [араб] чиновников времён предшественника Бен Али по поддержке законопроекта. Более того, Nawaat называет законопроект «контрреволюционным».

Опубликованный Nawaat слитый план действий из семи пунктов проливает свет на планы [араб] Администрации по лоббированию законопроекта. Эти планы включают встречи с представителями политических партий, экономистами, экспертами по правовым вопросам и субъектами гражданского общества, а также стратегию работы со СМИ, подчёркивающую «результаты примирения по экономическим и финансовым показателям», через более частое появление сторонников законопроекта в СМИ и кампанию в социальных сетях по «распространению позитивных сообщений о принятии законопроекта и выделении преимуществ примирения».

Эти проблемы не новы для Бена Гарбии, который работает над усовершенствованием прозрачности и подотчётности в Тунисе уже более 15 лет. Он сыграл решающую роль в публикации документов и телеграмм госдепартамента США, известных как Tunileaks, которые подтвердили обвинения в глубокой коррупции и систематическом нарушении человеческих прав со стороны правительства Туниса во времена режима Бен Али. Их публикация стала решающим предвестником тунисской революции, которая привела к свержению Бен Али в 2011 году.

В рефлективном посте, опубликованном в 2013 году, Бен Гарбия описал влияние Tunileaks:

Tunisians didn’t need Tunileaks to tell them their country was corrupt. Tunisians had been gossiping and joking about the corruption for years. What was different was the psychological effect of an establishment confronted so publicly with its ugly own image. It was that the government knew that all people knew, inside and outside the country, how corrupt and authoritarian it was. And the one telling the story wasn’t a dissident or a political conspirator. It was the U.S. State department, a supposed ally.

Тунисцам не нужен был Tunileaks, чтобы объяснить им, что их страна коррумпирована. Тунисцы сплетничали и шутили о коррупции на протяжении многих лет. То, что было другим — это психологический эффект от столкновения эиты лицо к лицу со своим уродливым образом. Дело было в том, что правительство знало, что все люди знали — в стране и за её пределами— насколько коррумпировано и авторитарно оно было. И тот, кто рассказывал историю, не был диссидентом или политическим заговорщиком. Это был государственный департамент США— предполагаемый союзник.

Прожив более десяти лет за пределами Туниса, опасаясь преследования режима Бен Али, он вернулся в Тунис после революции, где продолжил работать над медиа-платформой Nawaat, которая служит пространством для независимых СМИ. Медиа-платформа получила несколько международных и местных премий, включая Netizen Prize 2011 года организации «Репортёры без границ» за содействие свободе слова в Сети, Награду первопроходцу Фонда электронных рубежей за её «решающую роль в освещении социальных и политических волнений в Тунисе» зимой 2010-2011 года, а также премию лучшего интерактивного веб-сайта Туниса 2015 года, присуждённую ассоциацией журналистов страны.

Длительный допрос Бена Гарбии прошёл на фоне проблем, связанных с попытками вмешательства правительства в работу СМИ в последние месяцы. В апреле Администрация президента вмешалась [араб], чтобы предотвратить трансляцию интервью с бывшим главой президентской администрации, в то время как за месяц до этого Министерство высшего образования отказалось отвечать на вопросы и приглашения на интервью Мухамеда Юсфи — редактора новостного веб-сайта Hakaek Online. 

Перевод: Дана Александра

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо