Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Житель Кашмира, побывавший в роли живого щита, говорит, что живет в постоянном страхе

Скриншот с видео, размещенного на YouTube

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иное]

Пост написан Мадхурой Чакраборти (Madhura Chakraborty) и изначально был опубликован в Video Volunteers, отмеченной наградами международной общественной медиа-организации, расположенной в Индии. Приведенная ниже отредактированная версия публикуется в рамках соглашения об обмене контентом. 

Это ужасная история о 26-летнем ткаче шалей из управляемых Индией территорий Кашмира, которого привязали к бамперу армейского грузовика, патрулировавшего деревни в день недавних выборов. Видео, на котором видно, как Фарук Ахмад Дар (Farooq Ahmad Dar) используется в качестве «живого щита» от демонстрантов, бросающих камни, молниеносно облетело интернет и вызвало волну возмущения среди местной и международной общественности (см. репортаж Global Voices).

Видеожурналист-волонтер Рафика Бано взяла у Фарука интервью через неделю после этих ужасных мучений. Он сказал:

My mother wants me to go see a doctor. But I am afraid of going to a hospital. I’m afraid they will find me and kill me…I haven’t stepped outside my house in the last eight days.

Моя мать хочет, чтобы я показался врачу. Но я боюсь идти в больницу. Я боюсь, что они найдут и убьют меня… Я вообще не выходил из дома последние восемь дней.

Вот интервью полностью:

9 апреля 2017 года досрочные выборы на свободное место в нижней палате индийского парламента Лок сабха сопровождались протестами среди населения и значительным военным присутствием. Фарук, живущий с матерью в деревушке в округе Бадгам [рус], вышел из дома в 8 часов утра, чтобы проголосовать. По пути из избирательного участка он собирался зайти в гости к родственнику. Но вместо этого ему предстояло вернуться домой только поздно вечером, с травмами и увечьями. Он стал еще одной жертвой безнаказанности, которой пользуются вооруженные силы в Кашмире.

Фарук был остановлен служащими 53 батальона Rashtriya Rifles, подразделения индийской армии. По его словам, он показал им палец, помеченный несмываемыми чернилами — знак того, что он проголосовал. Несмотря на это, говорит Фарук, его жестоко избили. Но это было только началом его мучений — далее его привязали к бамперу армейского джипа и провезли через несколько деревень на протяжении 30 километров.

«Они обращались со мной, как с футбольным мячом. Но я же человек, а не игрушка», — заявил он в своем интервью. Один из случайных зрителей снял видео, которое мгновенно облетело социальные сети. При просмотре короткого ролика с дрожащей картинкой, снятого на мобильный телефон, ясно слышно, как военные объявляют в мегафон: «Вот что будет с теми, кто бросает камни», вероятно, пытаясь сделать из него пример.

Вот только Фарук не бросал камни. Он был в числе 6,5% электората штата, пришедших на выборы 9 апреля — в день, отмеченный сильнейшими протестами, в ходе которых под огнем, открытым военными, погибло восемь демонстрантов. Он — часть той ничтожно малой части населения Кашмира, которая продолжает верить в демократические процессы, несмотря на то, что основные права, провозглашаемые индийской конституцией, такие как право на жизнь, равенство перед законом и свобода от произвольных арестов, постоянно нарушаются в течение последних 27 лет.

И это не единственное такое видео из Кашмира, появившееся в интернете за последний месяц. В социальных сетях циркулирует несколько видеороликов, где можно, по сообщениям, увидеть сцены избиения и пыток военными кашмирской молодежи, причем некоторые из этих роликов были, по-видимому, сняты самими военными. Отделение полиции по борьбе с киберпреступностью штатов Джамму и Кашмир в Сринагаре выявляло и блокировало пользователей, которые загружали подобные видео. 17 апреля в долине был заблокирован мобильный высокоскоростной интернет. C 2012 года жителям штата отключали интернет ни много ни мало 28 раз. Социальные сети, особенно Facebook, широко используются кашмирской молодежью в качестве средства выражения несогласия и представления отличного от навязываемого официальными масс-медиа взгляда на их жизни.

Кашмир печально известен как самая большая милитаризованная зона в мире. Рост сепаратистского движения в Кашмире в конце 1980-х годов привел к тому, что с начала 1990-х годов индийские власти весьма активно размещали здесь военные и полувоенные формирования. Личный состав этих формирований уполномочен действовать на основании таких законов, как Закон о специальных полномочиях вооруженных сил (Джамму и Кашмир, 1990 год) и Закон об общественной безопасности Джамму и Кашмира (1978 год). Первый разрешает военным «стрелять или иным образом применять силу, вплоть до лишения жизни» в случае предполагаемого нарушения правопорядка. В Законе об общественной безопасности предусмотрены положения об аресте и тюремном заключении лица без суда в течение двух лет по подозрению в том, что он или она может нарушить общественный порядок или действовать против безопасности государства.

В период с июля по октябрь 2016 года более 7 000 кашмирцев, в большинстве своем молодых людей, были заключены в тюрьму по этому закону. Не щадили даже несовершеннолетних в возрасте 13 лет. Правозащитные группы, фиксирующие случаи нарушения прав человека в долине, подсчитали, что за последние 27 лет было убито более 70 000 человек, более 8 000 человек стали жертвами насильственных исчезновений, обнаружено более 6 000 неизвестных, немаркированных и массовых захоронений.

Фарук беден и не может себе позволить судиться с военными из Rashtriya Rifles. Вспыхнувшее общественное возмущение по поводу инцидента привело к тому, что государственная полиция подала первый информационный рапорт против ответственных за произошедшее. Однако в то же время некоторые официальные лица в правительстве и армии дали разного рода объяснения с целью оправдать действия военных. Армейское расследование инцидента показало, что «командир принял решение неохотно и в качестве крайней меры», когда понял, что его подразделение должно было пройти область, где люди собрались для протеста. Другие, такие как генеральный прокурор Мукул Рохатги, более открыто высказали свою поддержку действиям батальона:

The recent report about a stone pelter tied to an Army vehicle, it helped contain stone pelters and saved the poll officials. Why so much noise…Every day people are dying. It’s a surcharged atmosphere. The Army is dealing with terrorists, not with protestors, so they will have to be dealt with…everyone should look at the Army with pride, they are doing a great job…Sitting in AC rooms you can’t criticize army. Please put yourself in army position.

Что касается недавнего репортажа о парне, бросавшем камни и привязанном к джипу, то это помогло сдержать тех, кто бросал камни, и защитило тех, кто проводил выборы. К чему столько шума… Люди умирают каждый день. Это раздутая история. Армия имеет дело с террористами, а не с протестующими, поэтому с ними нужно разбираться… все должны смотреть на армию с гордостью, ведь она делает великое дело… Нельзя же критиковать армию, сидя в номере отеля. Поставьте себя на место военных.

В настоящее время по приказу военного суда проводится более подробное расследование инцидента, которое должно завершиться к 15 мая. Важно отметить, что согласно разделу 7 Закона о специальных полномочиях вооруженных сил (Джамму и Кашмир) армейский персонал, виновный в нарушениях прав человека, не может быть привлечен к уголовной ответственности в гражданских судах без разрешения правительства. Согласно докладу Amnesty International  2015 года, министерство обороны и внутренних дел отказалось сообщить, сколько запросов на судебное преследование военнослужащих они получили, и до сих пор ни один военнослужащий не представал перед гражданскими судами и не был осуждён, даже за случаи массовых сексуальных посягательств.

В свете этой истории и нынешнего политического климата в стране, где критика в адрес армии немедленно объявляется «непатриотичным» действием, трудно рассчитывать на правосудие. А тем временем, Фарук и его мать продолжают жить без всякой защиты. Брат Фарука, по непроверенным данным, был убит военными в девяностых годах. Политики, армия и средства массовой информации вскоре займутся следующей большой проблемой. А что же будет с этим травмированным и униженным молодым ткачом в забытом Богом уголке Кашмира?

Корреспонденты Video Volunteers происходят из маргинализированных общин Индии и снимают видео о том, о чем не рассказывается в прессе. Эти рассказы — «новости тех, кто их проживает». Они предлагают гиперлокальный контекст для освещения глобальных проблем прав человека и развития.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо