Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Колумбийский философ исследует альтернативы злоупотреблению матерью-природой

Долина Полочик в Гватемале. Фото: Алехандро Рамирес Андерсон. Любезно предоставлено Periodismo de Barrio.

Данило Урреа, колумбийский философ и популярный общественный деятель, является региональным фасилитатором для Friends of Latin American Land and The Caribbean [прим. переводчика: Друзья Латинской Америки и Карибского бассейна]. На данный момент Friends of the Earth International [анг] объединяет 73 экологические организации в разных частях света.

Данило Урреа (ДУ) согласился на разговор с Periodismo de Barrio (PB) во время своего визита на Кубу для XII Международного семинара об освободительных парадигмах «Да здравствует Берта Касерес» — мероприятия, посвящённого гондурасскому эко-лидеру [анг], убитому в прошлом году.

PB: Можете ли вы описать экологическую обстановку в Латинской Америке и Карибском бассейне?

DU: Nos encontramos en un contexto bastante complejo. Esas complejidades tienen que ver con los avances del modelo de desarrollo basado en el extractivismo.

Cuando hablamos de extractivismo, encontramos cuatro grandes pilares: la explotación minera, la explotación petrolera, la construcción de grandes represas para la producción energética, y los agrocombustibles.

Es en ese modelo donde encontramos la mayor dificultad, en tanto los patrimonios naturales se entienden como fuentes de acumulación de riquezas.

Cuando hablamos de lo ambiental, hablamos de la interrelación entre los seres humanos y la naturaleza. Los seres humanos somos parte de la naturaleza, aun cuando la división moderna capitalista dice que estamos por fuera y que la función de la naturaleza es entregarnos beneficios a través de la explotación. En esa interrelación vemos otras dificultades: el patriarcalismo, la utilización de los cuerpos, la explotación del cuerpo de la mujer para acumular capital…

ДУ: Мы находимся в несколько сложной ситуации. Эти сложности связаны с прогрессивным развитием моделей, основанных на экстрактивизме.

Когда мы говорим об экстрактивизме, мы рассматриваем четыре основных столпа: эксплуатация минералов, эксплуатация нефти, строительство крупных плотин для энергетического производства и биотопливо.

Мы находим самую большую трудность именно в этой модели, в которой природные ресурсы считаются источником накопления богатств.

Когда мы говорим об окружающей среде, мы подразумеваем взаимодействие между человеком и природой. Люди являются частью природы, даже если современное капиталистическое общество заявляет обратное, говоря, что природа функционирует, чтобы обеспечить нам выгоду через возможность её эксплуатации. Мы видим и другие проблемы в этом взаимодействии: патриархальность, использование тел, эксплуатация женских тел ради прибыли…

PB: Каким образом мы можем остановить массовое извлечение природных ресурсов?

DU: Hay que pensar en cómo hacer la transición de un modelo de alta explotación a uno de extracción necesaria y discutir con los estados qué necesita una población para vivir.

La historia reciente de varios países progresistas ha mostrado que, si bien la redistribución de la renta ha mejorado la calidad de vida de un sector de la población, con eso no es suficiente.

Me preocupa un discurso en el que pareciera que estamos condenados a seguir explotando la naturaleza como única posibilidad de mejoramiento.

Esas formas responden más a acuerdos comerciales para la acumulación de capital que a necesidades reales de los pueblos. Hoy explotamos para exportar a Europa. Y pensar la posibilidad de desarrollo de los pueblos a través de la exportación de materias primas no está de acuerdo con la posibilidad de reproducción material de la vida.

Estamos seguros de que en los cambios pequeños de poblaciones y organizaciones hay alternativas concretas.

ДУ: Нам нужно подумать о том, как сделать переход от модели массовой эксплуатации к модели необходимой эксплуатации и к обсуждению того, сколько действительно нужно человечеству для жизни.

Последние расчёты различных прогрессивных стран показали, что, хотя перераспределение дохода улучшило качество жизни для определённых слоёв населения, этого всё ещё недостаточно.

Я взволнован доводами о том, что мы обречены продолжать эксплуатацию земли, так как это представляет из себя единственно возможный способ двигаться вперёд.

Однако такие способы лучше служат коммерческим соглашениям, ставящим цель накопления капитала, нежели реальным потребностям людей. Сегодня мы эксплуатируем с целью экспорта в Европу. А размышления о возможности развития городов благодаря экспорту сырья не особо сочетаются с возможностью естественного воспроизводства жизни.

Мы убеждены, что конкретные альтернативы могут развиться из небольших изменений, предпринимаемых объединениями и организациями.

Каковы альтернативы?

Никелевые рудники в Гватемале. Фото: Алехандро Рамирес Андерсон. Любезно предоставлено Periodismo de Barrio.

DU: La agricultura campesina, con un viraje hacia la agroecología; el manejo público y comunitario del agua que se ha hecho en Colombia, donde comunidades organizadas han podido distribuir el agua sin necesidad de una estructura de privatización; el manejo comunitario de bosques en Costa Rica y Colombia; los proyectos energéticos populares, en México y Brasil, donde se producen biodigestores para generar energía en comunidades que no tienen acceso a la electricidad, y se construyen hornillas agroecológicas para eliminar problemas de salud asociados a la cocción de alimentos con leña.

Y hay que mirar a las prácticas históricas de los pueblos, aunque muchas hayan sido desaparecidas.

ДУ: Сельскохозяйственное фермерство, шаг навстречу агроэкологии; общественная и общинная транспортировка воды, как в Колумбии, где организованные общины имеют возможность распределять воду без привлечения приватизированных структур; общинный менеджмент дикой местности в Коста-Рике и Колумбии; народные энергетические проекты, такие как в Мексике и Бразилии, где производятся генераторы биогаза для генерации энергии в местах, не имеющих доступ к электричеству; создаются агроэкологические плиты с целью устранения проблем со здоровьем, связанных с приготовлением еды с помощью древесины.

Также необходимо брать во внимание исторический опыт народов, даже если многое из него утратилось.

PB: Каких результатов в регионе добились Friends of the Earth? Какое это имело влияние?

DU: Un logro esencial es haber contribuido a comprender la importancia de la variable ambiental en las luchas y resistencias territoriales de los movimientos sociales. Otro tiene que ver con los defensores de territorios, que han sido criminalizados en las últimas dos décadas; hemos ayudado a salvar las vidas de esas personas en algunos momentos. Otro, la contribución a procesos agroecológicos, sobre todo la protección del intercambio de semillas en América Latina. Y está el trabajo de visibilización de luchas territoriales y de construcción de una nueva mirada de lo ambiental.

ДУ: Важный вклад заключается в понимании важности изменения окружающей среды через борьбу и территориальные сопротивления социальных движений. Другая заслуга связана с активистами, которых за последние два десятилетия сделали преступниками. В то время мы содействовали спасению их жизней. Ещё один вклад заключается в развитии агроэкологических процессов — в основном защиты обмена семян в Латинской Америке. Здесь имеет место работа над борьбой за землю и культивация новых экологических перспектив.

PB: Какими были отношения с Кубой вплоть до сегодняшнего момента?

DU: Nosotros tenemos una relación de varios años con el Centro Memorial Martin Luther King Jr., con el Centro para la Promoción de la Educación y el Desarrollo Sostenible y con la Red de Educadores Populares y Ambientales, que han sido una guía para la definición pedagógica.

Para Amigos de la Tierra, Cuba sigue siendo un modelo de referencia de proceso socialista; de un socialismo que tiene todas las dificultades de un modelo histórico que se renueva permanentemente.

Nosotros entendemos que en Cuba hay dificultades en términos de lo ambiental, pero la afectación por el modelo de vida que se lleva acá puede ser menor. En el capitalismo tenemos que luchar día a día para que ese modelo no arrase con los pocos patrimonios que siguen garantizando la vida de las poblaciones.

No sé en el caso cubano cómo es, pero sí entendemos que las escalas de destrucción de la naturaleza son diferentes. La escala en que nosotros estamos no es comparable con la escala de Cuba.

ДУ: Мы многие годы сотрудничаем с Martin Luther King Jr. Memorial Center [прим. переводчика: Мемориальный центр Мартина Лютера Кинга], с Center for Promoting Education and Sustainable Growth [прим. переводчика: Центр продвижения образования и устойчивого роста], а также с Popular Environmental Educators Online Site [прим. переводчика: Онлайн-сайт педагогов по популярной экологии], который руководит нашей педагогической работой.

Для Friends of the Earth Куба продолжает быть эталоном социалистических процессов; социализм, содержащий все сложности исторической модели, которая постоянно обновляет себя.

Мы понимаем, что у Кубы есть трудности с точки зрения окружающей среды, но разрушения, происходящие из-за стиля жизни людей, могут быть значительно меньше. При капитализме нам приходится сражаться день за днём, чтобы наследие, продолжающее обеспечивать жизнь для всех, не было уничтожено.

Я не знаю, как насчёт ситуации на Кубе, но мы понимаем, что их масштабы разрушения природы отличаются. Наши задачи несравнимы с задачами Кубы.

PB: Как вы думаете, с какими экологическими задачами сталкиваются Латинская Америка и Карибский бассейн на данный момент?

DU: Puede sonar a lugar común: “necesitamos organizarnos para poder enfrentar los problemas del mundo”.

Pero esa organización es necesaria, porque los pueblos desorganizados no vamos a obtener victorias.

Cuando las compañías llegan, ellas se organizan y articulan bien con los gobiernos. Tienen formas de acceder a las comunidades a través de engaños y manipulaciones. Si no tenemos un proceso que logre enfrentar esa forma de organización del capital, simplemente no vamos a poder resistir esos proyectos. Cada vez más comunidades irán a las grandes ciudades a agrandar los círculos de la pobreza.

ДУ: Это может прозвучать как клише: «Мы должны объединиться, чтобы лицом к лицу встретиться с глобальными проблемами», однако это объединение необходимо. Разобщённые люди не выигрывают.

Когда приезжают компании, они эффективно устанавливают контакт с государством, всё организовывают. У них есть методы доступа к общинам через обман и манипуляцию. Если у нас нет способа бороться с этими капиталистическими организационными методами, мы будем неспособны противостоять их тактике. Всё больше и больше общин будут становиться частью больших городов, повышая уровень нищеты.

PB: Столкнувшись с текущей ситуацией, думаете ли вы о себе как об оптимисте?

DU: Hay días en que pienso que las dificultades son muchas y los frentes de trabajo no alcanzan a enfrentar esas dificultades. Pero cuando estoy en territorios indígenas, campesinos, afrodescendientes, y veo la fuerza y la tenacidad de gente que a pesar de las adversidades y de no tener muchas cosas necesarias para la vida todos los días se levanta a enfrentar el corporativismo, los paramilitares, la seguridad privada que la quiere sacar de sus territorios, creo que mis frustraciones son estupideces con respecto a esa realidad.

ДУ: Есть такие дни, когда я думаю, что трудностей слишком много, а возможностей разрешить их просто недостаточно. Но когда я нахожусь на территориях коренных народов, с крестьянами или людьми африканского происхождения, и вижу их драйв и упорство, несмотря на бедствия; и как несмотря на неимение многих основных, необходимых для жизни вещей, они всё ещё встают каждый день, чтобы бороться с корпоратизмом, военизированными и частными охранными предприятиями, которые хотят забрать у них их собственную землю, я нахожу свои разочарования глупыми в сравнении с их реальностью.

Этот текст переопубликован Global Voices. Вы можете прочитать полную оригинальную версию «Если ли какие-то альтернативы, чтобы избежать экстрактивизма и злоупотребления природными ресурсами?» здесь [исп] и прочитать другие статьи Моники Баро здесь [исп].
Переводчик: Ангелина Попова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо