Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Урбанизация чеченского общества: почему люди покидают родовые села?

Фото взято с visitchechnya.ru и используется в оригинальной статье на сайте OC media.

Далее следует версия партнёрской статьи, написанной  OC Media.

Чечня, как и многие современные республики Российской Федерации, столкнулась с запустением сел и оттоком, в большей части молодежи, из гор на равнину в города. Обычно в таких случаях говорят, что люди уезжают из родных мест в поисках «лучшей доли». На самом деле эти мигранты часто обманываются в своих ожиданиях, потому что город, пусть и самый большой, хоть и сияет как гирлянда — обманчив и не всегда дает человеку то, что он ищет.

Во время активных военных действий практически все чеченские села были полностью заселены. Люди, в попытках спасти жизни своих детей, бежали от военных действий и произвола российских военных. В городах оставались лишь самые упрямые, или те, кто пытался сохранить свое жилье от разграбления мародерами.

Многие из таких людей были убиты или ранены в результате обстрела или целенаправленного убийства военными. Таких случаев, когда семья в одночасье потеряла своих кормильцев, много.

Села принимали всех бежавших от войны с присущим им кавказским гостеприимством. Людей размещали в школах, садиках и в частном секторе.

Городские не переставали удивляться их великодушию и обилию еды на столах горцев. Все только натуральные продукты с личного подворья и обязательное мясо, которое в горах едят три раза в день.

Ситуация в корне меняется

Если каких-то 10–15 лет назад проживать в селе и не вести домашнее хозяйство считалось ненормальным, то теперь это становится обычным явлением. Как правило у сельчан большие огороды, иногда достигающие полгектара. Землю возделывали, и она кормила не один десяток лет несколько семей. В придачу различная живность: куры, гуси, утки, овцы и коровы. Всё это делало чеченские семьи самодостаточными, по крайней мере в меньшей зависимости от государства.

В высокогорье, конечно, сохранился прежний быт. Люди вынуждены сохранять подворье, потому что до городов далеко, однако в населенных пунктах в радиусе 50 километров от Грозного много огородов стоят, поросшие бурьяном.

Редкая семья возделывает кусочек земли размером два на два метра, чтобы высадить петрушку, укроп и зеленый лук. Остальная территория находится под властью сорняков, а количество домашних животных, которых традиционно содержали чеченцы, тоже резко сократилось. Если раньше в каждой чеченской семье имели минимум две дойные коровы, обеспечивающие круглый год молочными продуктами, то в настоящее время мало кто знает, с какой стороны подойти к корове, чтобы ее подоить. Урбанизация Чечни в самой плохой форме добралась и до села.

«Человек должен держаться за свои корни»

Основная часть горцев находится на равнине. Быстро привыкнув к удобствам столичной жизни, они уже не представляют себя в прежних условиях. Старшее поколение, естественно, недовольно этой ситуацией. Старики считают, что в горных селах, где не слышен детский смех, уходит душа народа.

«Если здесь не будут жить люди, то это простая земля, такая же как и везде. Человек лишь наполняет территорию проживания смыслом и содержанием. А сейчас тенденция плохая. Уезжают из родных мест», — говорит 70-летний житель Шатойского района Ваха Мусаев.

По его словам, молодежь покидает село в надежде разбогатеть и для того, чтобы дать образование детям. Вахе Мусаеву не нравится такое положение вещей.

«Человек должен держаться за свои корни. А то его дети уже превратятся в людей без роду и племени, если потеряют связь с родными местами», — вздыхает старик.

52-летний Мовлди Айбуев большую часть своей жизни прожил в одном из сел Урус-Мартановского района. Еле окончил 8 классов и с детства работал в селе на выпасе скота. Разбирается очень хорошо в лошадях и гордится навыками вольтижировки. В 2004 году получил компенсацию в 350 тысяч рублей за разрушенный во время войны дом и купил в первую очередь автомобиль, снял квартиру и переехал в Грозный, в котором в своей жизни был лишь пару раз.

Жизнь в столице ему пришлась по душе. После того, как закончились деньги, начал таксовать на своей «Ладе», которая уже к этому времени начала ржаветь.

А дома у Мовлди почти половина гектара плодородной земли, заросшей бурьяном. С нее в лучшие времена, когда были живы его родители, собирали большой урожай картофеля и чеснока. Денег от продажи хватало на долгое время.

А теперь Мовлди говорит, что работа с землей — это тяжелый труд и хочет пожить в свое удовольствие. Тот факт, что он должен платить буквально за все в городе, видимо, его устраивает. Так и живет он, изредка простаивая на бирже труда, предлагая себя в качестве чернорабочего.

Отчасти, в том, что люди бросают свои села и уезжают в город — вина и государственной системы, вернее коррупционной ее составляющей.

В городах за деньги человек может оформить на себя инвалидность, хоть на год, хоть пожизненно. Взятка 15–20 тысяч рублей в таком случае может обеспечить стабильный гарантированный доход. А если потратиться и оформить пенсию на всех членов семей, то вообще отпадает необходимость, как говорится, «копаться в земле». Но в горных регионах такой государственной программы нет.

Не все хотят жить в городах

В то же время, некоторые хранят любовь к своему сельскому прошлому. Врач-терапевт Лиза Асуева, вспоминает время, когда она с матерью и братом жили в селе и приусадебный участок размером в 4 сотки кормил всю их семью.

«В один год мы посадили картошку на этом маленьком клочке земли. И на этих 4 сотках мы собрали 21 мешок хорошего отборного картофеля. Помимо этого, сажали и чеснок, лук, фасоль. Были куры, утки. Яйца мы продавали соседям, которые не имели кур, но имели много детей. Мама также оборудовала одну комнату и принимала соседских детей, как в садик. Были деньги и была возможность купить и машину и всё, что мы хотим. Конечно, тяжело работать на земле. Мама с утра вставала и очищала лепестки картофельной ботвы от личинок колорадского жука. Не признавала никаких пестицидов», — вспоминает врач о своем счастливом детстве.

Поток из сёл в города растёт, но вместе с тем есть движение и в обратном направлении. Богатые бизнесмены и местные чиновники считают особым шиком построить огромный дворец в своем родовом селе и приезжать туда на шашлыки с многочисленными гостями. Так и смотрят они со своих балконов на пустые дома и заросшие бурьяном огороды некогда густозаселенных земельных участков, хозяева которых покинули их в поисках лучшей жизни.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо