Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Король ливанской комедии выполняет глобальную миссию: заставить всех смеяться над одной и той же шуткой. И у него это получается

Ливанско-американский комик Немр одинаково уютно себя чувствует выступая и в Саудовской Аравии, и в США. Автор: Мария Абу Нассар

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иное].

Эта статья Кэрол Хиллс изначально появилась на PRI.org на английском языке 13 апреля 2017 года. Она публикуется здесь как часть партнёрства между PRI и Global Voices.

Один совет от арабского сына: если вы избрали карьеру комика, то не ждите, что ваш папа будет от этого в восторге.

Вот что ответил отец ливано-американцу Немру Абу Нассару: «Ты хочешь стать клоуном?» Нет, объяснил Немр, стендап-комиком. Но отец остался скептичен: «Ах да, ты собираешься встать [от англ. «stand-up» — прим. пер.] и быть клоуном!»

На этом остроты не закончились. Отец Немра купил клаксон, который крепится на велосипед, и все последующие 8 лет, каждый раз, когда сын его навещал, он гудел клаксоном и произносил фразу: «Внимание всем! Клоун пришёл».

Но, когда Немр добрался до обложки журнала Rolling Stone, отец резко изменил свой тон. «Это мой сын — комик. Я всегда говорил ему следовать его мечтам». Правда вместо Rolling Stone он произносит «Throwing Stones» [англ. «бросать камни» — прим. пер.] с сильным арабским акцентом.

Обложка журнала Rolling Stone (Средний Восток) за май 2014 года. Авторство: Rolling Stone

Немр говорит, что отец является его большим поклонником, «настолько большим, насколько арабский отец может быть поклонником своего сына, учитывая то, что поощрение детей идёт вразрез с арабской культурой. Детей стараются постоянно держать в смирении». Единственная «запретная зона» его отца — ругательства. «Если бы в самой смешной шутке на свете кто-либо проронил ругательное слово, то он не засмеётся. Ему такое не нравится».

Но все те шутки в его адрес? Немр говорит, что отец просто кивает, «пока ты зарабатываешь деньги».

Тема арабских отцов взята нарочито. Немр выступает на английском языке в арабском и мусульманском мире, а теперь и в Северной Америке. Сейчас он в мировом турне от Оклахомы до Саудовской Аравии. «На самом деле вам не нужно быть откуда-либо, чтобы по сути быть связанным с отцом, который возлагает большие надежды на своего сына».

Глобальный характер выступлений Немра отражает его личный опыт. Родился в Ливане в 1983 году, а когда ему было 2 года, его семья переехала в Сан-Диего, штат Калифорния, во время долгой гражданской войны в его стране. Но через 9 лет они вернулись в Бейрут. Он нашёл слишком пугающими американские проблемы, такие как наркотики и пропавшие дети, говоря своему сыну: «Единственная опасность в Бейруте — это война. Мы можем убежать от неё или спрятаться».

Немр верит в силу комедии объединять людей. «Прямо сейчас мир воюет не с армией, а с идеологией, и когда ты разрушаешь искусственные барьеры между мусульманами, христианами и евреями, собрав их в одном помещении, не ради религии, а ради вещей, над которыми все будут смеяться, то в следующий раз, когда кто-то попытается проникнуть в эти подразделения, их просто не будет существовать».

Автор: Мария Абу Нассар

И это может стать сюрпризом для многих американцев, но Немр чувствует в себе каплю самоцензуры, когда выступает в Соединенных Штатах.

«Здесь и сейчас присутствует аура политкорректности, что, насколько я могу судить, является для комедии ужасающим фактором. Это как бы ограничивает твою свободу выражения, что странно для самой либеральной формы искусства — встать и говорить об идее».

В Ливане он может говорить о чём угодно. Но, когда он выступает на сцене в США, ему нужно быть осторожнее или давать больше разъяснений. Например, его шутка про ИГИЛ.

«Это глупая шутка о том, что [американский певец] Бруно Марс на самом деле является арабом, потому что в его песнях нет никакого смысла, если ты не араб». Немр поёт несколько строк из хита Бруно Марса под названием «Граната»: «Я бы поймал гранату ради тебя. Я бы подставился под клинок ради тебя». Для Немра связь с ИГИЛ очевидна: «Если вы гуляли бы с девушкой по бульвару и кто-то бросил бы в вас гранату, давая возможность заступиться и стать героем, то при каких обстоятельствах это могло бы произойти?»

Кульминация: только если вы встречаетесь с кем-то из ИГИЛ.

Немр говорит, что американская аудитория слегка вздрагивает и ёрзает на своих местах. «Мне пришло в голову, что для американцев неуместно шутить о смерти людей. Поэтому мне приходится объяснять, что на Среднем Востоке, если вы не шутите, когда люди умирают, то вы не будете шутить вообще. Потому что люди постоянно умирают. На Среднем Востоке публика без лишних объяснений восприняла бы эту кульминацию».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо