Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Спустя два года после жестокого нападения ливанский город до сих пор живёт без мобильного интернета

Вид на северо-восточный город Арсаль, расположенный вблизи сирийской границы, октябрь 2016 года. (Набиль Хассан)

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Эта статья, изначально написанная [ара] на арабском языке Элхамом Баржасом, была впервые опубликована на сайте Social Media Exchange (SMEX). Надин Салиба перевела ее на английский язык для этого же веб-сайта.

Жители ливанского города Арсаль живут без доступа к мобильным сетям 3G и 4G более двух лет. Эта мера, принятая, по словам представителей власти, в целях безопасности, наложила существенное финансовое бремя на жителей города.

В августе 2014 года боевики «Фронта ан-Нусра» (связанного с «Аль-Каидой») и Исламского государства в Ираке и Сирии (ИГ) захватили Арсаль и похитили 27 ливанских солдат и члена органов безопасности, удерживая их в качестве заложников в холмах Арсаля.

По словам местных активистов гражданского общества, доступ к 3G и 4G был отключен операторами мобильной связи Alfa и touch после нападения, что затронуло 160000 жителей северо-восточного приграничного города, включая и местных, и сирийских беженцев. В течение последних двух лет Арсаль был физически огражден от остальной части страны контрольно-пропускными пунктами и усиленными мерами безопасности. Отключение мобильного интернета не только создало неудобства для жителей, но и ограничило доступ к службам экстренной помощи и информации, когда они нуждаются в этом больше всего.

Халед Рифай, президент конгломерата организаций гражданского общества в Арсале, обратился с запросом «от имени сообщества» к двум телекоммуникационным компаниям в 2016 году. Ему ответили, что «решение было принято ливанским государством и, следовательно, не в их [компаний] руках». Затем он связался с министром телекоммуникаций, Бутросом Харбом, который подтвердил, что блокирование сервиса является решением безопасности, принятым руководством армии, направленным против сирийцев, проживающих в Арсале. Харб также заявил, что дело тоже «не в его руках».

Другие люди в регионе тоже звонили в Alfa и touch в знак протеста против приостановки сервиса и потребовали объяснений. Активист Бассем Атраш несколько раз задавал вопросы представителям компаний по обслуживанию клиентов в 2015 и в 2016 годах, которые ответили, что не знают о проблеме. В интервью со SMEX Атраш процитировал одного представителя, спросившего: «Серьезно? В Арсале отключен интернет?».

Атраш подозревает, что они притворяются, что ничего не знают, лишь бы избежать объяснений, почему связь остается недоступной. Атраш также заметил, что сервисы 3G и 4G вновь подключаются автоматически, как только он уезжает из Арсаля в соседние населенные пункты.

Несмотря на отсутствие информации от государства и местных операторов связи, вполне возможно, что органы власти стремятся ограничить возможности экстремистских групп общаться друг с другом. Такая тактика использовалась в разных частях мира, часто в ответ на повышенную угрозу безопасности, например, атаки боевиков на Синайском полуострове в Египте [рус], атака на Holey Artisan Bakery [рус] в Бангладеше прошлым летом, и в ущерб местному населению.

Последствия отключения интернета

Отключение интернета в большей степени выглядит как средство государства, направленное на подавление доступа к информации и медиа. Access Now — международная группа, занимающаяся защитой цифровых прав по всему миру, определяет отключение интернета как «намеренное нарушение работы интернета или электронных коммуникаций, делающее их недоступными или фактически непригодными к использованию для определенной группы населения или в пределах определённой местности, чтобы держать под контролем поток информации». Во время своей всемирной кампании #KeepItOn против отключений интернета SMEX предупредил о том, что «в период политических волнений отключение интернета может привести к увеличению насилия и к репрессиям, при этом практически лишая возможности получить базовые услуги и связаться с близкими».

На самом деле, Арсаль становился свидетелем неоднократных конфликтов между ливанской армией и экстремистскими боевыми группировками с 2014 года. Это привело к тому, что жители не только подвергались насилию, но и не могли сообщить новости внешнему миру. The Crisis Group — организация, занимающаяся анализом конфликтов, сообщила о посягательствах на права человека сотрудниками службы безопасности. Подобные отчеты всё сложнее подкреплять и проверять, когда те, кто пострадал больше всего, не имеют возможности свободно общаться с другими.

Отключения также могут иметь негативные последствия для экономики. В результате расследования, проведенного бахрейнской общественной организацией «Bahrain Watch» в 2016 году, была раскрыта схема нарушения работы интернета в бахрейнской деревне Дирас, которые, по подозрениям группы, были связаны с протестами в деревне с 20 000 жителями. Расcледование показало, что интернет-провайдеры взимали с абонентов высокую плату в размере почти 279 000 долларов в месяц только в Дирасе.

«Конечно, это скромный подсчет экономического ущерба, — добавляется в докладе, — поскольку он не принимает во внимание дальнейшие убытки, связанные с отключением, например, студентов, которые не могут выполнить задания, или бизнес, не имеющий возможности обрабатывать платежи по кредитным картам».

Фиксированный доступ в интернет — дорогой

После нападения у жителей Арсаля, желающих получить доступ в интернет, есть только один способ: подписаться на IDM, единственного провайдера интернет-услуг, лицензированного государством в этом районе. Это значит, что у них есть доступ в интернет только дома или на рабочем месте, и они не имеют доступа во время передвижения по городу.

Это также ведет к дополнительным расходам. Как отмечает Атраш, несмотря на отсутствие постоянного сервиса, «я все равно активирую сервис каждый месяц, потому что посещаю эти деревни 2 или 3 раза в неделю и использую его там». Самый дешевый тариф IDM, предлагающий от 2M до 10GB, стоит 12 долларов в месяц в дополнение к платам за установку. Для сравнения, мобильные тарифы на 24 или 48 часов (предоставляющие доступ к мессенджерам) — по стоимости доходят до 1 доллара, позволяя работникам с почасовой оплатой связаться с близкими людьми в случае экстренной ситуации. В северной части Ливана, где уровень бедности один из самых высоких в стране, услуги IDM просто слишком дороги для многих жителей.

В отличие от многих других Атраш может позволить месячный тариф. По его словам, он платит «50 000 ливанских фунтов (около 33 долларов) за очень слабый интернет-сервис, который периодически отключается на час с лишним, особенно во время штормов».

Отключение также нарушает другие аспекты жизни жителей и активистов Арсаля. «Некоторым людям, особенно студентам, необходимо ездить в соседние города, чтобы воспользоваться интернетом», — объясняет Тарек аль-Хуэйир. Раздраженный Рифай, президент конгломерата, тоже делится разочарованием: «Иногда мне нужно уехать с работы и приехать домой, чтобы просто отправить e-mail». Между тем, житель Махмуд Флейти заметил, что «похоже, что люди привыкли к такой реальности».

Законно ли это в соответствии с законодательством Ливана?

Ливанское государство предпринимает такие меры вопреки резолюции Комитета ООН по правам человека, принятой в июле 2016 года, которая призывает к продвижению и защите прав человека в интернете. В резолюции Совет осуждает «меры, которые умышленно препятствуют доступу к информации или её распространение в интернете или наносят им вред с нарушением международного права в области прав человека, и призывает все государства воздерживаться от таких мер и прекращать их».

Лишение людей доступа к интернету просто из-за того, где они живут, также нарушает конституцию Ливана, которая признает, что равноправие является основой. В преамбуле к Конституции говорится, что Ливан «основан на уважении гражданских свобод, особенно свободы убеждений и вероисповедания, а также уважении к социальной справедливости и равным правам и обязанностям среди всех граждан без исключения».

Несмотря на отсутствие положения, прямо гарантирующего право доступа к интернету, закон о телекоммуникациях 431 (2002), который регулирует телекоммуникационные службы, предусматривает, что интернет является частью общественных телекоммуникационных услуг. Этот закон требует от провайдеров этих услуг обеспечивать доступом к интернету всех граждан и жителей во всех регионах. Доступ к интернету как общественная услуга закреплен законом. Это ставит под сомнение правовую основу, по которой ливанское государство может лишить целый город одной из основных общественных услуг в эпоху цифровых технологий.

Без законного основания для дестабилизации жизней 160 000 человек и в отсутствие четкой связи со стороны должностных лиц, жители остаются уязвимыми и изолированными в этом отдаленном приграничном городе.

Примечание редактора: SMEX связался с двумя ливанскими телекоммуникационными компаниями и с офисом министра телекоммуникаций Джамала аль-Джарра для комментариев, но к моменту публикации ответа не получил.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо