Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Гражданин Великобритании, родившийся в Сомали, считает Брексит “точкой невозврата”

Лондон, 3 марта 2017. StoptheSilence Brexit Hate Crimes (“ПрекратитеМолчать о преступлениях на почве ненависти к Брекситу”). Фото Дэвида Холта. (CC BY 2.0)

[В данной статье приведены ссылки на англоязычные источники].

“Брексит изменил всё, и мы до сих пор не знаем, как далеко зайдут эти перемены”, — говорит Исмаэль Эйнаш, британский журналист и участник программы Охберга в Центре Дарта Школы журналистики Колумбийского университета.

Я беседовала с Эйнашем в “Лагере идей” — на мероприятии, которое в начале марта провёл в Мадриде Европейский культурный фонд. “Никто не думал о последствиях, не было никаких планов о том, как это решение отразится на трёх миллионах [граждан и жителей Великобритании]”.

Эйнаш — один из пострадавших от политики, принятой Великобританией за последние годы. Эта политика становятся всё более и более радикальной и не вызывает доверия у той части населения Великобритании, которая хочет остаться в составе ЕС, в том числе и большей части мусульманского сообщества. Семеро из десяти мусульман голосовали против Брексита. Премьер-министр Тереза Мэй пренебрежительно назвала 48% противников Брексита “столичной капиталистической элитой”, “плаксами” и “гражданами мира”. Эйнаш утверждает, что эти заявления породили волну расистских настроений и комментариев, похожих на заявления, которые делают Трамп в США и Ле Пен во Франции.

“Когда члены правительств и организаций не выбирают выражений, говоря о религиозных и этнических меньшинствах или людях определённой сексуальной ориентации, из подполья выходит множество расистов. Даже судьям могут угрожать в связи с тем, что они делают в рамках своих обязанностей. Это не та Англия, в которой я вырос, в которой я так хотел жить”, — говорит Эйнаш об участившихся расистских комментариях и преступлениях на почве ненависти, в числе которых появились и убийства.

Путь Эйнаша к получению гражданства был непростым. В 1994 году, когда ему было 9 лет, Эйнаш приехал в Лондон с родителями из Сомали, где на протяжении десятилетия шла разрушительная гражданская война. Он вырос в лондонских боро между Камденом и Колиндейлом с беженцами из Курдистана, Боснии и Косово с одной стороны и белым рабочим классом — с другой. К единственной темнокожей семье в районе, Эйнашам, относились враждебно. “Были соседи, которые доходили до того, что бросали мусор в наш сад. Моя мама просто убирала его, не говоря ни слова”.

Эйнаш получил британское гражданство в 2001 году — тогда же прогремели события 11 сентября. К тому времени он окончил среднюю школу с отличием, что открыло ему двери в лучшие университеты страны. Примерно в это же время обстановка в стане начала меняться.

“До того момента, — говорит Эйнаш, — британское гражданство было просто бюрократической формальностью. Ты получал его, и государство забывало о тебе. После 11 сентября начали проводить тесты для получения гражданства с акцентом на “разделяемые ценности” — процедуры, в ходе которых нужно было показать свою лояльность монархии и Королевству и недоверие гражданам-мусульманам”.

В 2000-х годах Великобритания, как и США, установила тщательный надзор за гражданами-мусульманами, особенно уроженцами других стран и обладателями двойного гражданства, заставляя их чувствовать себя гражданами второго сорта. Ситуация накалилась ещё больше после взрывов 7 июля 2005 года, в которых многие британцы обвинили мусульман. Мероприятия, последовавшие за 11 сентября и преподносившиеся как временные меры, стали постоянными, включая возможность лишения британского гражданства без судебного приказа — эта практика получила широкое распространение после решения о Брексите.

О том, что лишения гражданства продолжились при премьер-министре Мэй, сообщает Бюро журналистских расследований. “Это практически произвольные решения, которые должны насторожить людей как внутри страны, так и за рубежом, но на них почти не обращают внимание”, — говорит Эйнаш. Он считает Брексит точкой невозврата, расколовшей британское общество на тех, кто поддерживает антиевропейскую позицию правительства, и так называемых “антипатриотов”, выступающих против выхода Великобритании из Европейского союза, в числе которых и он сам.

“Я не антипатриот — совсем наоборот, — говорит он, — моя Англия — это мультикультурная, открытая миру Англия, и сейчас она в опасности.”

Наряду с возможностью лишиться гражданства, полученного с таким трудом, Эйнаш опасается, что Брексит оставит тысячи граждан Великобритании в уязвимой позиции, поскольку лишит их защитных механизмов, существующих в рамках законодательства Европейского союза. “Теперь мы во власти лишь британской политики и нам больше не к кому обратиться”.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо