Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Карнавал Тринидада и Тобаго в прямом эфире привлекает внимание к вопросу нарушения авторских прав

Скриншот из YouTube-видео, показывающего парад с Карнавала Тринидада и Тобаго в 2016 году.

[Все ссылки ведут на сайты на английском языке]

Теперь, когда пыль вокруг Карнавала Тринидада и Тобаго 2017 года осела и комментаторы провели собственный анализ, на пересечении Карнавала и социальных сетей всё же остается один вопрос – прямой эфир.

Вопрос о том, законны ли прямые трансляции с таких событий, как концерты или другие платные мероприятия, вышел на первый план после того, как одна из пользователей сети, Тереза Кутэйн, в прямом эфире протранслировала «Machel Monday», возможно, самое популярное концертное событие в календаре Карнавала.

Концерт 2017 года был особенно звёздным: принимавшие участие музыканты исполняли лучшие хиты сезона, а также классический произведения дэнсхолла и даба старой школы. Среди любителей направления сока, которые не могли позволить себе билеты из-за высоких цен, Кутэйн быстро стала «Святой Терезой», принеся шум в их компьютеры и мобильные телефоны.

Но в индустрии, которая полагается на продажи билетов и на платные права на трансляцию, чтобы получать деньги, нарушают ли фактически создатели прямого эфира закон или их не в чем обвинять, если они не получают от этого прибыль?

Один адвокат по интеллектуальной собственности, Найджел Транкозо, начал публичное обсуждение, когда в интервью одной газете сказал, что самое большое, что промоутер мог бы сделать в случае с «Machel Monday», –  написать письмо Кутэйн, проконсультировав ее по вопросам интеллектуальной собственности, включая авторские и исполнительские права, а также «моральных проблем, связанных с потоковой трансляцией».

Он заявил, что до тех пор, пока создатель трансляции был мотивирован «любовью к культуре и желанием продемонстрировать её миру», в действующем законодательстве Тринидада и Тобаго нет действующих правовых последствий, если только промоутер не сможет «доказать причинную связь между прямой трансляцией и сокращением клиентуры» на мероприятии в следующем году.

Впоследствии Управление по интеллектуальной собственности Тринидада и Тобаго выпустило пресс-релиз в противодействие этому аргументу:

Anyone rebroadcasting an entire live simulcast is committing copyright infringement and can be subject to substantial fines. It matters not whether you are doing it for ‘for money or for love’. There is no distinction at law. […] The best approach in determining whether your broadcast is violating copyright law is to simply use your common sense. If you paid to enter a venue and watch the content, that content is likely protected by copyright. Good examples include If you live stream an entire movie in the theater, or you are at a music concert for example, you are likely violating copyright law by streaming the event for others to ‘take a view’.

Любой, ретранслирующий всю трансляцию одновременно в прямом эфире, нарушает авторские права и может подвергаться существенным штрафам. Не имеет значения, делаете ли вы это «ради денег или ради любви». В законодательстве нет различия. […] Наилучший подход при определении того, нарушает ли ваша передача закон об авторском праве, – это просто использовать здравый смысл. Если вы заплатили за посещение места проведения и за просмотр контента, этот контент, скорее всего, защищен авторскими правами. Хорошим примером может быть следующее: если вы ведете прямую трансляцию всего фильма в кинотеатре или вы находитесь на музыкальном концерте, например, вы, скорее всего, нарушаете закон об авторском праве, передавая это событие другим людям для «просмотра».

Другие эксперты также с этим согласны. Доктор Эмир Краун, адвокат и старший преподаватель из Университета Вест-Индии на Ямайке, отправил сообщение на популярный веб-сайт Wired868, рассказав:

A national newspaper carried a story that suggested that live streaming Carnival events—the Machel Monday concert in particular—was not illegal. That is simply untrue. […]

First, live streaming an entire concert, or a substantial part of it, is an infringement of copyright. The profit motive is immaterial in terms of the actual infringement.

Section 21 of Trinidad’s Copyright Act, among other things, expressly gives the performer the exclusive right to broadcast and rebroadcast his/her performance. […]

Indeed, small snippets of the broadcast undoubtedly qualify under the ‘news reporting’ provisions of the Copyright Act. But that’s it. There is absolutely no exception, or limitation, in our intellectual property laws that would sanction the live streaming of the entire Machel Monday concert.

В национальной газете была опубликована история, в которой предполагалось, что трансляция в прямом эфире событий Карнавала – в частности, концерта «Machel Monday» – не была незаконной. Это просто неверно. […]

Во-первых, прямая трансляция всего концерта или существенной его части является нарушением авторских прав. Мотив прибыли не имеет значения с точки зрения фактического нарушения.

Раздел 21 Закона об авторском праве Тринидада, между прочим, прямо дает исполнителю исключительное право на трансляцию и ретрансляцию его исполнения. […]

Действительно, небольшие фрагменты трансляции, несомненно, квалифицируются в соответствии с «новостными» положениями Закона об авторском праве. Но это всё. В наших законах об интеллектуальной собственности нет абсолютно никаких исключений или ограничений, которые санкционировали бы прямую трансляцию всего концерта «Machel Monday».

Далее Кроун пояснил, что «законы об интеллектуальной собственности в Тринидаде и Тобаго являются достаточно современными» и «соответствуют нашим обязательствам в соответствии с Соглашением по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС)», устанавливая законы об интеллектуальной собственности в стране наравне с большинством других стран.

Адвокат и участник GV Джейсон Нату также взвесил эту тему в своем блоге:

Social media platforms like Facebook, Instagram, Twitter and Periscope now give users the options to broadcast ‘live’ to their timeline. While this live streaming option has been praised in providing unique perspectives for current events and breaking news, the ability to ‘go live’ has provided more opportunities for infringement of copyright laws and the showcasing of illegal content.

Because the technology is available to almost everyone does not mean that persons can willy-nilly use their smart devices to broadcast anything that they want.

Социальные медиа, такие как Facebook, Instagram, Twitter и Periscope, теперь дают пользователям возможность транслировать «прямой эфир» в их ленте событий. В то время как вариант потокового воспроизведения получил высокую оценку в предоставлении уникальных перспектив для текущих событий и новостей, возможность «прямого эфира» предоставила больше возможностей для нарушения авторских прав и демонстрации незаконного контента.

Если технология доступна почти всем, это не означает, что люди могут просто так использовать свои интеллектуальные устройства для трансляции всего, что они захотят.

Ссылаясь на Закон об авторском праве страны, Нату отметил, что прямые трансляции не всегда «попадают» под типичные категории интеллектуальной собственности:

Generally the organizers of an event would take measures to restrict access to the venue in which the event occurs. Media companies are awarded licences to cover such events, whether that coverage be live or delayed. Patrons to such events are sold tickets, which are subject to terms and conditions. The ticket forms the basis of a contract between the organizer and the patron. A patron who therefore uses his device to film or broadcast the event to a non-patron would almost certainly be in breach of that contract, and thus the organizer would be entitled to take legal action […]

Как правило, организаторы мероприятия принимают меры по ограничению доступа к месту проведения события. Медиа-компаниям выдаются лицензии на освещение таких мероприятий, независимо от того, будет ли это охватывать прямые трансляции или показ материалов позже. Ключом к таким событиям являются продаваемые билеты, на которые распространяются условия. Билет формирует основу договора между организатором и клиентом. Клиент, который использует свое устройство для записи или трансляции мероприятия неклиенту, почти наверняка нарушает этот контракт, и, таким образом, организатор имеет право обратиться в суд […]

Многие пользователи сети, наблюдавшие за прямой трансляцией Кутэйн, испытывали впечатление, что на самом деле она не была на этом месте, предположение, которое Global Voices не может подтвердить. Тем не менее, пост Нату также касался темы прямой трансляции из утвержденного источника в прямом эфире:

The Act also affords protection to authorized broadcasters of live events against any rebroadcast or communication to the public of its broadcast. Therefore, someone who streams the live broadcast of any event from a television station is guilty of an offence under the Act.

Закон также предоставляет защиту уполномоченным вещателям прямых трансляций против любой ретрансляции или информирования общественности о трансляции. Поэтому тот, кто совершает прямую трансляцию какого-либо события с телевизионной станции, виновен в совершении преступления согласно закону.

Что касается, однако, национальных фестивалей, таких как Карнавал, есть исключения. Нату говорит, что в неограниченных местах – таких как Парк Королевы Саванны для Парада групп – разрешается прямая трансляция:

Carnival masqueraders may therefore ‘go live’ once they are in any public place to display their revelry. Of course, persons should be bear in mind that there may be limits on what can be broadcast, such as content that violates the current law as it relates to obscenity and public order.

Карнавальные маскарады могут, следовательно, «транслироваться», когда они находятся в любом общественном месте, чтобы показать свое веселье. Разумеется, следует помнить о том, что могут существовать ограничения на то, что может транслироваться, например, контент, который нарушает действующий закон, поскольку он связан с непристойностью и общественным порядком.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо