Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Американские активисты создают новые альянсы в ответ на иммиграционные планы Трампа

Аша Нур, вторая справа, во время протеста в Аэропорте Детройта 29 января 2016 года. «У нас по-прежнему остаются ежедневные проблемы, связанные с жестокостью полиции, массовыми заключениями, и слежкой за афроамериканцами и мусульманами, — говорит она. — Нам еще предстоит решать эти проблемы, а также бороться с запретом». Фото предоставлено Ашей Нур

Эта история Мартины Гузман появилась впервые 15 февраля 2017 года на английском языке на сайте PRI.org. Этот материал переиздается здесь в рамках партнерства PRI и Global Voices. 

Работа по организации чего-либо — не для слабаков

В Детройте, США, активисты находятся в лихорадочной активности, говорит Адонис Флорес. «Я ещё не сходил в душ, а моя электронная почта уже заполнена. И как только я включаю свой телефон, мне начинают поступать звонки от членов нашего общества, кто обеспокоен и напуган, и у них множество вопросов о новых распоряжениях исполнительной власти».

Он мексиканский иммигрант, ставший активистом, начавший работу по поддержке проекта DREAM, направленного на поддержку людей без документов, попавших в США еще детьми, а позже в программе по отсрочке депортации новоприбывших детей (DACA) в 2010 году.

Его задача на сегодня — это организация оппозиции по отношению к указам президента Дональда Трампа, которые дают широкие полномочия пограничному патрулю и таможенным агентам, а также приостанавливают прием сирийских беженцев и вводят 90-дневный запрет на въезд в США путешественникам из семи мусульманских стран, который администрация Трампа сейчас пересматривает [анг] после судебных заседаний, приостановивших его реализацию.

После оживленного утра Флорес спешит планировать встречи с сотрудниками правозащитной организации по правам иммигрантов Michigan United, где он работает. В офисе начинается безумный день, как только он туда приходит. Телефоны звонят без остановки. Толпы людей приходят в надежде на помощь своим родственникам, оставшимся в других странах, а также чтобы получить направления к адвокатам, которые им могут помочь. Волонтеры постоянно приходят и уходят. Флорес находится на конференц-связи в течение всего дня, потом он бежит на встречи по всему городу. Он говорит, что это сумасшедшее время.

«Я должен обучать новых добровольцев, призывать людей посещать информационные заседания, реагировать на шквал звонков средств массовой информации и отвечать на электронную почту», — говорит Флорес.

У Детройта долгая история активизма. Братья Виктор, Рой и Уолтер Рейтер были озабочены суровыми условиями работы в автомобильной промышленности. И в 1935 году они выступили в поддержку индустриальной демократии и создали профсоюз UAW (Союз рабочих-автомобилистов). Позже профсоюзные лидеры объединили свои усилия с Мартином Лютером Кингом и боролись за гражданские права афроамериканцев. В последнее время Моника Льюис Патрик, Клэр МакКлинтон, Дебра Тайлор и Неййра Шариф организуют усилия по борьбе за справедливость и рассказывают всему миру о водном кризисе в Детройте и Флинте (штат Мичиган).

Сейчас Детройт сталкивается с другой проблемой. Когда Трамп подписал указ о запрете въезда для беженцев и иммигрантов, городская агломерация Детройта, в которой живёт большинство арабских американцев, сразу ощутил последствия этого.

Флорес вспоминает, как он был шокирован, когда услышал об этом в новостях: «Первое о чем я подумал, что мы будем делать? Это слишком короткий срок, чтобы приготовиться».

Тем не менее различные сообщества собрались вместе [анг]. Организаторы «Марша женщин» получили разрешение на проведение митинга в районе аэропорта, затем новости о демонстрации дошли до организаторов и их сетей.

«Я чувствовал энергетику, — говорит Флорес. — Все собрались очень быстро. Сообщества, страна, объединились — Ко мне пришла истинная надежда».

Запрет и изменения, происходящие изо дня в день из-за судебных решений по указам, создали невероятный командный дух среди активистов Детройта. Вместе они организуют, делятся последней информацией и используют языковые навыки друг друга, чтобы переводить листовки на испанский и арабский языки.

«У нас была не очень хорошая история сотрудничества с другими сообществами, — говорит Флорес, который сам попал в США без документов, когда ему было всего 9 лет. Сейчас ему 28. — После избрания Трампа есть ощущение того, что притеснение одного сообщества является притеснением всех».

Один из коллег-организаторов Флореса — Фату Сейди Сарр (Fatou Seydi Sarr), основатель Африканского бюро по вопросам иммиграции и социальным вопросам. Их союз уникален, так как общины мексиканских и сенегальских иммигрантов не часто смешиваются. Язык, культурные барьеры, религия и расизм держат эти общины вдали друг от друга. Но эти странные времена будто созданы для маловероятных партнерств, особенно если они движутся к одной цели.

Сарр — лидер западно-африканского сообщества в Детройте, и как активист она сталкивается со своим собственным набором задач. Ее сообщество было на краю организации социальной справедливости годами.

«Трудно привлечь иммигрантов из Гвинеи, Сенегала и Мали для акций протеста против мусульманского запрета, — говорит она. — Западные африканцы не участвуют в акциях протеста из-за страха перед арестом. Это риск для них. Они знают, что будут мишенью потому, что чрезмерная криминализация черных американцев влияет на африканских иммигрантов».

Сарр говорит, что часто чувствует себя истощенной из-за потребностей организации. Иммигранты из Западной Африки в Детройте общаются посредством смс-сообщений и звонков, а некоторые говорят исключительно на французском языке. Лучом надежды может быть, говорит она, использование широкой оппозиции к запрету для достижения лидеров, с которыми она не общалась ранее.

«Я смогла пригласить лидеров сообщества из Кении для участия в совещании по поводу запрета, устроенном мэром Детройта Майком Дагганом. — говорит Сарр. — И при поддержке Адониса Флореса мы гарантировали встречу „Знай свои права“ с президентом Ассоциации Гвинеи».

Сарр иммигрировала в США, потому что когда она училась в Париже, она встретила туриста из Детройта. Они влюбились друг в друга, поженились и переехали в Детройт. Она еще не была активистом, когда впервые присоединилась к борьбе чернокожих американцев после убийства Трейвона Мартина в 2012 году. «Я вышла на улицу когда Трейвон, Майк Браун и Раниша МакБрайд были убиты», — говорит Сарр, которой было 35 лет в то время.

Детройт испытал за последнее десятилетие несколько экстремальных кризисов. Утверждение чрезвычайного менеджера, массовые отключения воды, экологическая несправедливость и упадок системы государственных школ заставили людей выйти на улицы, с небольшой поддержкой белого населения.

Но президентство Трампа оказалось толчком для людей, которые не были политически активны. Миллионы людей по всей стране вышли на улицы до и после инаугурации Трампа. Сарр говорит, что стала замечать, как белое население начинают заботить проблемы, которые уже давно важны для нее. «Я не злюсь на них, — говорит она, — но я признаю их привилегии. Запрет заставляет смотреть людей на систему иначе, теперь, когда их образ жизни подвергается нападению».

Аша Мухамед Нур (Asha Muhamed Noor) работает на другом конце города от места, где живет Сарр. Ее офис находится в городе Дирборн (Dearborn), недалеко от Детройта. Район этого в основном йеменского сообщества усеян множеством ресторанов, пекарен и мечетью.

Нур является специалистом по адвокатуре для кампании TAKE ON HATE, которую ведёт Национальная сеть для арабских американских общин. Кампания прилагает усилия для борьбы с дискриминацией в отношении арабов, американских мусульман и беженцев в США.

В отличие от Флореса и Сарр, Нур занимается этой деятельностью с 16 лет. Сейчас ей 26.

«Я начала работать с проблемами сомалийской молодежи. Сомалийцы долгое время были жертвами атак. Я организовывала акции протеста в Государственном департаменте, — рассказывает Нур о времени, когда она жила в Вашингтоне, округ Колумбия. — Моя семья участвовала в протестах еженедельно. Они выступали за права палестинцев, против бомбардировки Сомали, за политику DACA или иммиграции. Мы очень политически активны».

Нур говорит, что каждый [в Дирборне] знал кого-то, кто подпадал под запрет. «Мы начали работу сразу же. Многие из нас не спали первые 73 часа».

Теперь, когда запрет временно приостановлен федеральными судами, у Нур есть небольшая передышка.

Больше всего удивил Нур не сам указ, а то с какой быстротой Трамп его подписал. «Я подумала: „Как это могло случиться так скоро?“ — говорит Нур. — Он не стал ждать, прежде чем нацелился на самые угнетенные общины. Это дало мне понимание того, какими следующие четыре года будут для моего народа».

«У нас по-прежнему остаются ежедневные проблемы, связанные с жестокостью полиции, массовыми заключениями, и слежкой за афроамериканцами и мусульманами, — говорит она. — Нам еще предстоит решать эти проблемы, а также бороться с запретом».

Сейчас активисты, такие как Флорес, Сарр и Нур, заняты подготовкой к будущим указам, которые будут подписаны в эти 4 года президентства Трампа. В течение недели по 14 февраля Министерство национальной безопасности провело рейды по всей территории США и арестовало более 680 человек [анг]. В то время как похожие депортации имели место в начале президентского срока Барака Обамы, жесткая позиция Трампа и недостаток информированности подпитывают опасения иммигрантов.

Активисты и адвокаты находятся в гуще событий, пытаясь понять новые правила ведения боя, который назревал последние десятилетия. И за один месяц администрации Трампа они нашли решимость.

«Мой шок прошел, — говорит Нур. — Мы готовим себя к тому, что будет дальше».

Переводчик: Сухорукова Мария

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо