Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Визит Марин Ле Пен в Ливан не произвел на многих ливанцев никакого впечатления

Протест против Марин Ле Пен в Бейруте, 21 февраля, 2017 года. Источник: Al Manshour.

[Ссылки ведут на статьи на французском языке, если не указано иного].

Громким событием стал двухдневный визит лидера праворадикальной французской партии «Национальный фронт» и кандидата в президенты Марин Ле Пен в Ливан 20 и 21 февраля 2017 года.

Она встретилась [англ] с ливанским президентом Мишелем Ауном, премьер-министром Саадом Харири, министром иностранных дел Джебраном Басилем, маронитским патриархом Бешаром Бутрос эль-Раи, делегацией парламентариев, представителем вооруженных сил Ливана Самиром Джаджа и политическим лидером ливанских фалангистов Сами Жмайелем.

Ле Пен также должна была встретиться с великим муфтием Абдул-Латифом Дарианом, однако этого не случилось вследствие ее отказа надеть хиджаб перед встречей, что привело к ее отмене [англ].

Она сказала по-французски на камеры, что ей не нужно было надевать покрывало для встречи с великим муфтием Египта. Представитель великого муфтия Ливана, стоящий перед ней, ответил по-английски «Хорошо, хорошо, без проблем» и добавил по-арабски: «У нас здесь другая система и ее заранее об этом предупреждали».

Как и следовало ожидать, этот инцидент попал в заголовки многих иностранных изданий, и многие весьма положительно оценили поведение Ле Пен, особенно те, кто уже её поддерживает. Флориан Филиппо, вице-президент «Национального фронта», написал в своем Twitter:

В Ливане Марин отказалась носить покрывало. Прекрасное послание свободы и эмансипации женщинам Франции и всего мира!

Жером Коше, секретарь «Национального фронта»:

Когда другие отступают, Марин продолжает идти вперед!

Но есть во Франции и другие мнения. Например, французская медиагруппа Les répliques опубликовала скриншот двух твитов, написанных высокопоставленными членами «Национального фронта», чтобы показать противоречивость сообщений.

Первый, упомянутый выше, написан Филиппо, а второй — Марион Марешаль-Ле Пен, племянницей Марин Ле Пен. Она написала в своем Twitter: «Когда кто-то приезжает в нашу страну, он должен уважать наши законы, наши традиции и нашу культуру».

Пост Les répliques на Facebook «понравился» более 8000 пользователей и более 1400 из них его репостнули. Сопровождающая подпись гласит: «Вчера в Ливане Марин Ле Пен отказалась надеть хиджаб для встречи с великим муфтием в Бейруте и ясно дала это понять при включенных камерах». 22 февраля 2017 года. Источник: страница в Facebook. 

Вдогонку к этим высказываниям, многие ливанцы восприняли «отказ» Ле Пен как трюк для привлечения внимания журналистов.

Ливанский блогер Эли Фарес написал [англ] в своем довольно популярном блоге State of Mind по этому поводу:

Marine Le Pen was informed yesterday [February 20] that the Mufti would only meet her if she covered her head with a scarf, but she still showed up anyway with the only purpose to be as controversial as she possible.

It was nothing but a publicity stunt, and it worked. These are the current top news google results about Marine Le Pen:

Еще вчера [20 февраля]  Марин Ле-Пен проинформировали, что Муфтий встретится с ней, только если ее голова будет покрыта, но она все равно пошла туда с единственной целью — вести себя настолько провокационно, насколько возможно.

Это было ничего более, чем продуманный пиар-ход, и он сработал. Ниже представлены самые популярные сейчас новости, которые выдает Google о Марин Ле Пен.

Далее он публикует скриншот страницы из Google с результатами по запросу «Марин Ле Пен», чтобы действительно подтвердить, как и ожидалось, мгновенную популярность этого инцидента.

Скриншот страницы из Google с результатами поиска по запросу «Марин Ле Пен» вскоре после инцидента. Источник: State of Mind

И если и существовало что-то более предсказуемое, чем действия Ле Пен, так это реакция муфтия. Другими словами, всем хорошо известны его убеждения, о которых также были осведомлены Ле Пен и ее окружение еще задолго до ее поездки в Ливан. Как написал [англ] ливанский комментатор Халим Шебайя:

That was political theater at its best. And for Marine Le Pen, it was “mission accomplie” (mission accomplished)!

Это был политический театр в своем лучшем виде. И для Марин Ле Пен «mission accomplie» (миссия выполнена)!

Он также добавил:

A spokesperson for the Grand Mufti responded, drawing a comparison between the way in which she wants immigrants to respect France’s culture and her refusal to practice what she preaches in Lebanon.

Представитель великого муфтия ответил сравнением требования Ле Пен от иммигрантов уважать французскую культуру и ее отказом следовать своим же словам в Ливане.

Но не только ее отказ стал главной новостью. Ле Пен, мягко говоря, является в Ливане неоднозначной фигурой.

Как только было объявлено о ее визите, многие ливанские активисты создали петицию [англ], которую подписали свыше 400 человек, с требованием не признавать ее визит официальным. Когда стало известно, что ее визит все же будет официальным, они устроили акцию протеста.

Источник: The Socialist Forum.

20 февраля французско-ливанский блогер-фрилансер Эдвин Наср попытался объяснить причину приезда Ле Пен.

Сначала Наср отметил, что Мишель Аун будет первым главой государства, согласившимся встретиться с Ле Пен. Он утверждает, что таким образом «Ле Пен и Аун выражают готовность к оказанию международной поддержки режиму Асада», напоминая читателю, что Ле Пен является открытым сторонником опального сирийского президента Башара аль-Асада. В самом деле, «Марин Ле Пен была единственным политиком не арабского происхождения, у которого когда-либо брал интервью канал SAMAA TV, базирующийся в Дамаске. Канал, который в течение всей Сирийской революции, постоянно поощрял жестокость в отношении гражданского населения и выступал в качестве рупора правящего режима».

Кроме того, более 70% из 17 000 избирателей французско-ливанского происхождения, постоянно проживающих на территории Ливана, на выборах президента Франции в 2012 году голосовали за праворадикального кандидата. Далее Наср цитирует Жан-Мари Ле Пена, основателя партии и отца Марин, который недавно заявил в интервью газете Le Monde , что у них «особое теплое отношение к Ливану. […] Существует неоспоримое идеологическое и политическое сходство между [Национальным фронтом] и ливанскими христианскими партиями».

Затем, Наср перечисляет высокопоставленных членов «Национального фронта», которые имеют отношение к Ливану.

Во-первых, Валеран де Сен-Жюст, главный казначей партии, «был адвокатом лидера христианских ополченцев Самира Джаджа». Во-вторых, Тибо де ля Токнай, который работает в центральном комитете партии и был «офицером артиллерии ливанских вооруженных сил в 1982 году. Он принимал активное участие в “Горной войне” (1982-83) и был награжден орденом почета самим Джаджа. Позже, он присоединился к Никарагуанской контрреволюции [исп] против марксистов сандинистов, где был консультантом по военному делу для разных правых/антикоммунистических Контрас». А также Эли Хатем, «ливанский адвокат и активный член монархического, национально-католического и жестокого движения» Action Francaise (букв. «Французское действие»), «работавший первым советником Жан-Мари Ле Пена, а теперь избранный официальным представителем “Национального фронта” в четвертом округе Парижа». Наср подчеркивает, что Хатем был «одним из посредников и организаторов поездки Ле Пен в Бейрут».

Наср также упомянул о движении «Chrétienté-Solidarité» («Солидарность христиан»), которое очень популярно среди членов «Национального фронта» и которое было создано «печально известным фашистом Бернаром Антони», покинувший партию в 2003 году. Движение «поставляло военную помощь и боевиков для ливанской армии и других группировок христианского ополчения в 80-е годы под видом гуманитарной помощи».

Его преемник «SOS Chrétiens d'Orient» (SOS Христиане Востока) «регулярно открывает магазины напротив парижских церквей и посылает боевиков и представителей, большинство из которых — местные официальные лица “Национального фронта” или последователи открыто белого шовинистического движения “Génération Identitaire“, в Сирию в попытке нормализовать отношения Франции и режима Асада».

Но важно помнить одну простую вещь, что Ле Пен, открыто поддерживая правящий режим Асада, не нашла соратника в лице Самира Джаджа [англ].

Джаджа заявил Ле Пен, что Асад ничем не лучше ИГИЛа, о чем впоследствии известил прессу:

I took my time to explain to Le Pen the unclear images that reach the West and that we are all against terrorism which has no religion. Based on the aforesaid, Bashar Assad is one of the biggest terrorists in Syria and the region. One can’t forget the military operations he conducted over tens of years. One can't forget the terror acts he carried out. He can't stay in Syria, so (we say) no to the Islamists and no to Bashar.

Я потратил много времени, чтобы объяснить Ле Пен те неопределенные представления, которые доходят до Запада, и что мы все против терроризма, у которого нет религии. Основываясь на вышесказанном, Башар Асад — один из главных террористов в Сирии и во всем регионе. Нельзя забывать о военных операциях, которые он проводил в течение нескольких десятков лет. Нельзя забывать о всех совершенных им террористических актах. Он не может оставаться в Сирии, поэтому мы говорим «нет» исламистам и «нет» Башару.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо