Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

В богатой нефтью ангольской провинции Кабинде количество солдат превышает численность местного населения, говорит активист Маркос Мавунго

Activisms in Africa, The International Conference organized by Center for International Studies of the Instituto Universitário de Lisboa (CEI-IUL), took place at ISCTE-IUL on january 11-13 th 2017. Fotografia de Hugo Alexandre Cruz.

Международная конференция «Активизм в Африке», организатор — Центр Международных Исследований Лиссабонского университета (CEI-IUL), место проведения ISCTE-IUL, 11-13 января 2017 года. Фото Hugo Alexandre Cruz. Опубликовано с разрешения.

«Здесь нет ни воды, ни света. Здесь есть только голод». Так в январе на конференции в Лиссабоне активист Хосе Маркос Мавунго [англ] описывал суровые реалии жизни в Кабинде. Кабинда — провинция в республике Ангола, эксклав, территория которого отрезана от основной части страны узкой полосой земли, принадлежащей Демократической Республике Конго.

Кабинда находилась под португальским протекторатом с 1885 года. В 1956 году колониальные власти решили административно объединить Кабинду с Анголой. Ангола — ещё одна бывшая португальская колония, расположена к югу от бассейна реки Конго. Сразу же после этого по всей территории Кабинды вспыхнули восстания, которые продолжались и после распада португальской колониальной империи в 1975 году. Тогда Ангола получила статус нового независимого государства, а Кабинда так и осталась её неотъемлемой частью.

Основанный в 1960-х Фронт за освобождение анклава Кабинды (ФЛЕК) продолжает партизанскую войну за независимость Кабинды и по сей день, несмотря на раскол в последние годы на несколько противоборствующих организаций. В ходе военного конфликта между правительством Анголы и повстанцами Кабинда понесла огромные потери среди местного населения.

Главной причиной военного конфликта считается борьба за богатые залежи нефти: прибрежное месторождение нефти Кабинды считается одним из самых больших в мире. Объём добываемой нефти в Кабинде [англ] составляет почти половину всего экспорта нефти Анголы, заявляет информационное агентство Reuters. По данным Всемирного банка [англ], доля нефти в общем количестве экспортируемой продукции страны составляет более 95%. Сам Мавунго говорит:

Cabinda é um território escandalosamente rico, um dos raros países onde Deus abriu a mão para tudo, petróleo, diamantes, ouro, madeira, café. [Por esta razão] o regime angolano depositou o seu poder militar na região. Atualmente existem mais militares do que população em Cabinda.

Кабинда — это невероятно богатая территория, одна из немногих стран, которым Бог подарил всё: нефть, алмазы, золото, лес, кофе. [Поэтому] власти Анголы ввели войска в провинцию. Сейчас в Кабинде больше солдат, чем всё ее население.

С целью мирного урегулирования конфликта, а также для борьбы с репрессиями и коррупцией в 2003 году Мавунго основал в Кабинде общественную организацию «Мпалабанда» [англ]. Это была первая организация по защите прав человека в Кабинде, но к сожалению, через три года суд провинции Кабинда объявил «Мпалабанду» незаконной.

В 2015 году власти Анголы арестовали Мавунго по обвинению в «подстрекательстве к бунту и распространению насилия». Он был приговорен к 6 годам тюремного заключения, но в мае того же года Верховный суд Анголы оправдал его из-за отсутствия доказательств. Мавунго провел год в тюрьме.

Недавно активист посетил Португалию как участник конференции «Congresso Ativismos em África» [англ] (Конгресс активистов для Африки), которая проходила в Центре международных исследований Лиссабонского университета. Мавунго выступил с докладом о нынешнем положении дел в Кабинде, упомянул время, проведенное им в тюремном заключении, и поделился своим мнением о будущем Анголы.

После получения Анголой независимости, сказал он, в 1975 году в Кабинде начался период «деспотичного феодализма, как следствие разрушительного процесса деколонизации»:

Após a independência, Angola entrou num conflito que desarticulou as mentes e onde o político acabou por escorregar numa governação criminosa que legítima o crime como os acontecimentos de 27 de Maio (1977), a sexta-feira sangrenta (1993), os assassinatos de Cassule e Kamulingue (2012) e a experiência trágica vivida por Filomeno Vieira Lopes que não cometeu outro crime senão contestar.

[Desde então, cidadãos vivem em] ambiente hostil, onde os detentores do poder se apoderaram de tudo que é recurso nacional em especial o petróleo e os diamantes e depois criaram um gueto económico onde é notório os propósitos de rapina – que vem debicar tudo que é recurso, apanham tudo – é nesse contexto que aparece a governação corrupta onde os governantes em vez de governarem aparecem como comerciantes e as próprias politicas são estruturadas para enviar a riqueza para eles próprios e a tirar do pais. Todo o mundo fala que Angola investiu em Portugal, França e Inglaterra, mas em Angola não [há investimento]. Está na pobreza.

После получения независимости в Анголе разгорелись затяжные военные действия, которые надолго отложились в памяти местных жителей. Политики перешли к криминальному правлению страной, когда признали законными следующие происшествия: события 27 мая 1977 года, «кровавая пятница» [анг] (1993), убийство Кассуле и Камулингве [англ] (2012 год)  и печальный опыт Филомено Виеро Лопеса [порт], который просто был несогласен с правительством.

С тех пор местное население привыкло жить во враждебной среде, где власть имущие контролируют национальное богатство, особенно нефть и алмазы, и создают экономическое гетто — они приходят, чтобы забрать все природные ископаемые, требуют все. Так рождаются коррумпированные власти, когда правители вместо того, чтобы управлять страной, больше похожи на торговцев, а политики находят законные основания для того, чтобы отобрать у страны всё богатство и присвоить его себе. Все говорят, что Ангола инвестирует в Португалию, Францию и Великобританию, но не в Анголу [для Анголы нет инвестиций]. Она находится в бедности.

Activism in Africa International Conference, organized by the Center for International Studies of the Instituto Universitário de Lisboa (CEI-IUL), took place at ISCTE-IUL on January 11-13, 2017. Photo by <a href="https://www.flickr.com/photos/iscteiul/31447439984/in/album-72157675286126664/" target="_blank">Hugo Alexandre Cruz.</a>. Published with permission.

Международная конференция «Активизм в Африке», организатор Центр Международных Исследований Лиссабонского университета, место проведения ISCTE-IUL, 11-13 января 2017 года. Фото Hugo Alexandre Cruz. Опубликовано с разрешения.

В следствии постоянной выкачки и переработки «чёрного золота» Кабинда стала одним из самых экологически загрязненных регионов. «Вода постоянно загрязняется, распространяются болезни, особенно среди детского населения», — объясняет Мавунго.

Он также добавляет о нефтедобыче:

Produz-se muito petróleo, mas não investimento de fundo. Há investimento para o mundo ver, bons escritórios e carros de luxo, enquanto a indústria e a agricultura é ignorada. Há uma hipertrofia da classe política dominante que fica com o grosso dos recursos. Estamos perante um feudalismo despótico, uma ditadura dos verdadeiros adoradores do Deus Mamon [riqueza, cobiça], adorado em Angola. É nesse contexto que se desenrola a nossa luta cívica.

Здесь добывают много нефти, но без широко направленных инвестций. Инвестируют в строительство офисных зданий и приобретение роскошных автомобилей, игнорируя при этом промышленность и сельское хозяйство. Здесь усиливается влияние доминирующих политических сил, которые контролируют природные ресурсы. Мы столкнулись с деспотичным феодализмом и диктатурой приверженцев Маммоны [богатства и жадности], так почитаемого в Анголе. В этом контексте продолжается наша гражданская борьба.

Недостаточность инвестиций в медицину и сельское хозяйство привели к увеличению смертности, говорит он:

A crise é tão grande, a fome é tanta, a doença é tanta que as pessoas morrem como galinhas. Já não há lugar para tantos mortos. Os cemitérios ocupam tanto espaço como a própria cidade.

Из-за ухудшения кризиса, сильного голода и смертельных болезней люди умирают, как куры. Уже не хватает места для всех умерших. Кладбища занимают территорию целого города.

Дальше в своем докладе активист расказал о своем тюремном заключении:

No dia 14 de março de 2015, pensamos em fazer uma manifestação [de protesto contra a falta de recursos para a população] então enviamos uma carta ao governador para informar da ação. Para informar a polícia que íamos fazer uma ação pacífica [de protesto] na rua. Mas, fui preso. A carta foi assinada por cinco de nós, mas apenas eu fui preso. Acusado de posse de explosivos.

14 марта 2015 года мы запланировали провести демонстрацию [протест из-за нехватки природных ресурсов для населения] и отправили письмо губернатору, чтобы уведомить о событии. Мы сообщили полиции, что собираемся пройти по улицам с мирным протестом. Но меня задержали. Письмо подписали пятеро из нас, но задержали только меня одного, обвинив в хранении взрывчатки.

Сначала Мавунго грозили 12 лет тюремного заключения, по просьбе прокуратуры, но судья сократил приговор до 6 лет. Активист говорит, что арест сделал его ещё сильнее, благодаря международному давлению и поддержке. За год в тюрьме Мавунго заболел, его лишили дохода, и он не мог обеспечивать свою семью. Он рассказал, что его жене угрожали агенты безопасности и ему угрожали в тюрьме. Но, не смотря на все это, Мавунго говорит, что никогда не терял надежды благодаря «Божьей силе».

Во время закрытия конгресса Мавунго сказал, что Анголе предстоит нелёгкий путь к демократии:

O autoritarismo da classe política dominante é um entrave à participação eficiente do cidadão na gestão pública. Esse feudalismo despótico impede a implementação de instituições estáveis e da erradicação da pobreza.

Авторитарность доминирующего политического класса препятствует участию населения в политическом управлении. Этот деспотичный феодализм не дает основывать новые стабильные организации и искоренить бедность.

Поэтому Мавунго и его сторонники волнуются о будущем Анголы, и он верит, что скоро стране понадобится «большой взрыв» [перемен]. Активист добавляет:

As pessoas precisam de sentir que o Estado funciona, porque os seus fundamentos estão destruídos. A justiça, liberdade e fraternidade, que se resume à dignidade humana não existe em Angola.

Народу необходимо почувствовать, что государство еще существует, так как сейчас уничтожены его основы. Понятия правосудие, свобода и братство, что означает человеческое достоинство, не существуют в Анголе.

Переводчик: Дана Александра

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо