Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Объединенные цвета гонения: борьба коренного населения Патагонии против Benetton

In the signs: "Productive recovery. Lof is resisting" and "The Anti-terrorism law is terrorism". Photo: Marta Music, used with permission.

Поселение Lof en Resistencia: Транспаранты с лозунгами «Продуктивное восстановление Lof en Resistencia» и «Закон против терроризма — это и есть терроризм». Фотография Марты Мюзик опубликована с разрешения автора.

Десятого января 2017 года в провинции Чубут вооруженные силы Аргентины открыли огонь по общине индейцев мапуче, требующей возврата своих исконных земель, в настоящее время находящихся в руках мультинациональной корпорации Benetton. По сообщениям местной прессы, около двухсот вооруженных жандармов перекрыли сороковую автомагистраль и напали на общину Lof en Resistencia, расположенную в департаменте Кушамен и состоящую из около двадцати взрослых и пятерых детей.

В результате нападения большинство жителей получили ранения, двое находятся в критическом состоянии. Вооруженные силы ограбили центральный дом и арестовали укрывающихся в нем женщин и детей. По меньшей мере десять жителей общины были арестованы и с момента их задержания информация об их местонахождении отсутствует. Немногие имеющиеся в наличии сведения с места событий свидетельствует о домогательствах и физическом насилии в отношении женщин и детей.

Это зверское вторжение представляет собой прямое нарушение закона Аргентины № 26894 о владении и распоряжении земельной собственностью, запрещающего любое выселение коренного населения до ноября 2017 года. Amnesty International строго осудила [анг] данное беззаконие, призвав к проведению «всестороннего и беспристрастного расследования актов насилия» и опубликовав список действий с целью оказания давления на правительство Аргентины. В настоящее время в циркуляции находится петиция [анг] под названием «basta de repression al pueblo Mapuche» (довольно репрессий народа арауканов).

Следующий текст написан по результатам расследования, проведенного в 2016 году в поселении Lof en Resistencia департамента Кушамен. В нём рассказывается о трудностях общины, ее организации и мечтах. В интересах безопасности все интервью в этой статье предоставлены на анонимной основе. По их просьбе обращение «пеньи» (peñi, брат) будет использоваться для всех жителей мужского рода, «ламген» (lamgen, сестра) будет относиться ко всем женщинам племени.

Где-то вдоль сорокового маршрута, среди пустынного захолустья Патагонии, стоит заброшенная с виду лачуга. Внезапно, в этом сказочно-живописном пейзаже вырисовывается силуэт с капюшоном на голове. С виду он молод. Его одежда в лохмотьях. Кожа его темна. Он подходит к заграждению из колючей проволоки вдоль дороги и встает на вахту.  Он уделяет пару минут расправлению нескольких простыней, свешенных через изгородь, слоганы на которых гласят красной краской: «Землевладельцы — прочь отсюда», «Территория находится под восстановлением», «Закон против терроризма — это и есть терроризм».

Лачуга представляет собой пост охраны, где племя мапуче из общины Lof en Resistencia денно и нощно охраняет территорию от любого вмешательства со стороны местной полиции. Lof en Resistencia — это всего лишь одно из многих коренных поселений в регионе Чубут, которые пытаются вернуть себе земли предков, в настоящее время находящиеся в руках мультинациональных корпораций, подобных Benetton, Lewis, CNN и The North Face [анг]. С момента начала оккупации в марте 2015 года эта история практически не освещалась местными СМИ. Ещё больше беспокоит то, что она до сих пор не получила освещения в международной прессе несмотря на то, что данные события разворачиваются в контексте сложной борьбы международного уровня, сталкивающей коренное население с мультинациональными корпорациями и добывающими промышленностями по всему миру. На самом деле, эти споры о земле и землевладении между коренными народностями, законом о частной собственности и международными нормами права представляют собой неразрешимую юридическую головоломку.

В данном случае, это противостояние, подобное битве Давида и Голиафа, разворачивается между горсткой коренных жителей на одной стороне и Benetton Group на другой. Итальянский гигант текстильной промышленности, который известен гораздо больше своей маркетинговой кампанией по защите прав человека, мира и этнического равенства, нежели своим скандальным приобретением 900 тысяч гектаров патагонской земли — в прошлом неоднократно оказывался в центре скандалов. Так в 2002 году компания совершила акт принудительного выселения сообщества мапуче из провинции Санта Роза Лелеке (Santa Rosa Leleque) [анг], что вызвало волну международного возмущения.

Сегодня, спустя полтора года после начала оккупации, Lof en Resistencia в состоянии принять более пятнадцати человек от мала до стара. Другие сражающиеся общины мапуче также приходят к ним и принимают участие в ежедневной жизнедеятельности сообщества. Структура составных элементов поселения предельно проста. Склон, на котором разбит их лагерь, расположен так, что полностью скрыт как от дороги, так и от поста охраны. В экстренных случаях дежурный с поста охраны подает сигнал тревоги с помощью традиционного музыкального инструмента наподобие горна.

Лишь спустившись вниз по склону от поста охраны, пробравшись через сухие патагонские заросли, после пересечения заброшенной железной дороги и поднявшись на другой склон, открываешь для себя вид пару внушительных деревянных домов, возведенных местными жителями. Солнечный свет отражается от ржавых стальных пластин, покрывающих крыши. Каждый дом оснащен камином, слепленным из камней и грязи, который служит для отопления и приготовления пищи, но несмотря на все старания утеплить дома изнутри, условия проживания невероятно суровы, особенно зимой, когда температура воздуха опускается до -10 градусов по Цельсию. Немного ниже по склону течет река Лелеке, на берегу которой находится огород, место для стирки белья женщинами общины и ограждения, возведенные для содержания овец, потерявшихся с соседской фермы Benetton.

Несмотря на то, что община Lof en Resistencia’s стремится к самоокупаемости и полной автономии, они пока еще остаются зависимыми от сетевой поддержки из внешнего мира в приобретении товаров жизненной необходимости, которые доставляются из ближайшего города, расположенного в 100 км от поселения.

«Однажды пришли военные и всех убили»

Менее двух столетий назад народность мапуче свободно проживала в Пуэльмапу (Puelmapu), независимом регионе, населенном коренными народностями и известном сегодня как Патагония. С 1878 по 1885 год правительство Аргентины провело жестокую военную кампанию под названием La Conquista del Desierto («Покорение пустыни») с целью захватить в регионе власть и включить его в состав Республики Аргентина. Одержав победу, Аргентина вознаградила иностранные предприятия за их финансовую помощь участками патагонской земли. Один из таких участков, находившийся в собственности Аргентинской компании южных земель, в 1991 году был куплен компанией Benetton вместе с правами на владение почти миллионом гектаров в Чубутском регионе. С тех пор итальянский мультинациональный гигант использует эти территории для добычи полезных ископаемых, включая нефть, производства шерсти и эксплуатации лесного массива [исп].

Однако за последние несколько лет по всей Патагонии наблюдается значительный рост случаев оккупации со стороны коренного населения. Община Lof en Resistencia утверждает, что земля, которую они в данный момент занимают, принадлежит им по праву наследства. «Всего 135 лет назад этот регион был свободной территорией, принадлежащей коренному населению. Наши прадеды жили на этой земле. И однажды военные пришли и всех убили», — объясняет лонгко (вождь) племени. Кампания «Покорение пустыни» лишила жизни тысячи коренных жителей и поработила около 14 тысяч, бросив их на принудительные работы на той самой земле, которую у них забрали [исп]. Вскоре после этого начались безжалостные репрессии против мапуче.

Адриана, работающая на сетевую поддержку сообщества, согласилась открыть свое настоящее имя. Она рассказывает о притеснениях общины мапуче, передавая слова старейшин: «На фермах этих новоявленных латифундистов им [мапуче] было запрещено разговаривать на своем языке. „Белые люди“ отрезали языки и уши у тех, кто нарушал это правило. Они также отрезали мужские половые органы и женские груди, чтобы предотвратить размножение. Это была настоящая кампания по уничтожению нашей самобытности, ставившая целью заставить людей отказаться от своего наследия и своих корней».

Эти устные свидетельства в общинах мапуче передавали на словах из поколения в поколение — их язык не имеет письменности. Истории гонений, пыток и массовых убийств глубоко закреплены в их коллективной памяти и теперь являются неотделимой составляющей их самосознания.

«Покорение пустыни не закончилось в 1885 году; оно просто приобрело другую форму»

Сегодня мапуче подвергаются гонениям нового типа — в форме социальной изоляции. Коренные народности, осевшие в городках, разбросанных по всей Патагонии, живут в условиях крайней бедности. Большинство из них не в состоянии найти работу, а те, кому это удается, используются в качестве дешевой рабочей силы. Дочь Адрианы вспоминает постоянные насмешки и притеснения, с которыми она сталкивалась в школе: «Они называли меня глупой, бедной, грязной … только лишь потому, что я из мапуче». Адриана рассказывает о том, как ее саму обвинили в сексуальном домогательстве по отношению к своим ученикам в танцевальной школе, в которой она преподавала несколько лет назад. Ее уволили, несмотря на протесты со стороны ее учеников, и с тех пор она не может найти себе другого места работы.

Для общины Lof en Resistencia социальное неравенство и несправедливость стали одними из главных причин востребования своих исконных земель. «„Покорение пустыни“ на самом деле не закончилось в 1885 году; оно просто приобрело другую форму . . . В конечном итоге здесь нам живется гораздо лучше», — поясняет вождь, окидывая серьезным взглядом окружающую их бескрайнюю равнину. Харизматичный лидер объясняет, как он рос в бедной семье и проводил все свое свободное время в местной библиотеке вместо того, чтобы играть на улицах с другими детьми, многие из которых с тех пор пополнили ряды преступного мира. Он глубоко убежден, что именно книги спасли его от тюрьмы. Не доверяя «нео-империалистической» системе образования Аргентины, он лично занимается организацией образования молодежи в своем сообществе.

Люди земли

Но чувство собственной убогости, ощущаемое племенем, простирается далеко за пределы условий их жизни и родовых прав, которые они защищают. И именно это чувство вынудило их начать оккупацию. Слвоо «мапуче» представляет собой сочетание двух слов: «мапу» (земля) и «че» (люди). Природа заложена в корне их системы верований и духовности — это их образ жизни, по их мнению, неподвластный для понимания белому человеку.

Церемонии общины проводятся мачи (шаманом), который представляет собой высшую духовную власть и несет ответственность за соединение духа окружающего мира с духом человека. Люди Lof en Resistencia глубоко уважают природные ресурсы, которые для них доступны. Они проводят особые ритуалы, например, после убийства животных и использования воды из реки, тогда как для костров используется только мертвое дерево. Жизнь в индустриализованных городах противоречит их системе ценностей, отсюда и стремление вернуться на землю предков. «Если бы горнодобывающая компания пришла сюда и разрушила бы этот холм, чтобы получить доступ к ресурсам, которые под ним находятся, это было бы равносильно… отрезанию руки. Это приводит к болезни. Всё очень просто. Наша духовная связь с Землей велика, поэтому мы должны защищать ее любой ценой», — заявляет молодая ламген.

Удаленность и изоляция не мешают людям Lof en Resistencia обладать обширными и глубокими познаниями о внешнем мире. Повсеместные дебаты никогда не умолкают и затрагивают темы от войны в Алжире до выборов американского президента в 2016 году, Макса Вебера, исламского терроризма и распада Югославии. Эта эрудиция в вопросах политики, истории и философии позволяет им излагать свои идеи осторожно, но ясно. Пеньи объясняет: «Вы можете называть нас анти-капиталистами и анти-империалистами. Но мы не хотим ярлыков. Мы не желаем ассоциаций ни с какими общественными движениями. Мы не марксисты, не эко-активисты, не защитники прав коренного населения — мы всего лишь мапуче. Мы сражаемся, потому что сегодняшняя потребительская модель экономической системы разрушает планету Земля, с которой мы обязаны жить в согласии».

«Мы надоедливый комар на руке Benetton»

При выходе из дома мапуче сразу надевают капюшоны или же повязывают футболку вокруг своего лица — обычная предосторожность, чтобы власти их не узнали. Они рассказывают об исчезновениях людей в прошлом, поэтому они и боятся за своих близких. Они смеются над клеймом «террористы», повешенным на них правительством. Однако это клеймо оказалось очень удобным для местной полиции, давая ей юридические основания применять жестокие расправы в рамках «борьбы с терроризмом». Эта стратегия слишком хорошо известна в Соединенных Штатах Америки, а также в некоторых странах Западной Европы, где она используется в качестве дымовой завесы, чтобы скрыть злоупотребления властью и нарушения прав человека. Два мальчика играют во дворе перед центральным домом, завязывается драка из-за того, кто будет «хорошим», а кто «плохим». «Я хочу быть террористом! В этот раз ты будешь полицейским!» — предлагает один из них. «Нет! — кричит другой. — Я не хочу быть полицейским! Я хочу быть террористом».

Чувство напряжения и незащищенности присутствуют повсеместно среди людей, и на это есть причина. Власти, да и гражданские лица в прошлом неоднократно пытались выселить или запугать жителей общины. Но община Lof en Resistencia не сдается. «Если бы мы не верили в то, что наши земли можно вернуть, мы бы не сражались, — утверждает одна из ламген. Если не мы не одержим победу, это сделают наши дети, но мы не сменим нашу позицию. Мы уже знаем, что такое пытки, что такое тюрьма, что такое смерть. Нас не запугаешь».

Их стратегия проста: медленная и постепенная оккупация земли. Как говорит вождь племени: «Мы верим в то, что каждое сообщество должно следовать своим путем самоопределения. . . . мы хотим построить заново нашу Нацию. Можно сказать, что мы находимся в процессе само-деколонизации. Мы хотим выкинуть этих так называемых „землевладельцев“ и возродить Пуэлмапу. Мы не стремимся завоевывать земли белых. Откровенно говоря, мы не хотим иметь никаких дел с государством. Мы не хотим договариваться, потому что договариваться не о чем. Эта земля — наша».

Оккупация со стороны общины Lof en Resistencia не представляется значительным событием, что нельзя сказать о ее влиянии на общее положение дел. По словам одного из пеньи: «Мы надоедливый комар на руке Benetton. В принципе. . . все значительно глубже, чем кажется. Оккупации вроде нашей представляют опасность любому пребыванию и других компаний в нашем регионе, как национальных, так и международных. Оккупация такого рода всегда рождает себе подобные в других сообществах.  Мы медленно сеем идею о возвращении контроля над территориями».

Benetton «оказалась невольно вовлеченной в историческую проблему»

Benetton отказались дать комментарии для этой статьи, но в oфициальном заявлении [анг] относительно оккупации в провинции Санта Роза Лелеке, опубликованном группой Benetton в декабре 2010 года, компания заявила, что «оказалась невольно вовлеченной» в «историческую проблему, связанную с созданием Аргентинского государства во второй половине XIX века и его отношениями с коренными народами, населявшими территорию до образования государства».

С юридической точки зрения ситуация представляет собой настоящую головоломку. Можно ли считать ответственной за происходящее компанию Benetton несмотря на то, что ей, скорее всего, было известно об исторических обстоятельствах, в которых общество с ограниченной ответственностью «Аргентинская компания южных земель» вступило во владение указанными землями? И что делать с правом на собственность, которым группа Benetton размахивает во всех судах? С другой стороны, статья 75 (подраздел 17) Национальной Конституции Аргентины [анг] прямо признает существование коренных народов в Аргентине до образования государства и гарантирует им владение их исконными землями. Аргентина также подписала Конвенцию о коренных и племенных народах № 169, принятую Международной организацией труда в 1989 году, а также Декларацию ООН  о правах коренных народов, гарантирующую коренному населению необходимые конституционные права. Тем не менее, по данным Human Rights Watch [анг], а также Международной рабочей группы по вопросам коренных народов [анг], Аргентина не соблюдает подписанные ею международные обязательства.

Данный вопрос выходит за пределы юридических рамок. В 1991 году Benetton приобрела участок размером в 900 тысяч гектаров за 80 миллионов долларов. С того времени стоимость этой земли существенно возросла [фра]. Немыслимо даже представить себе, чтобы итальянская компания с легкостью согласилась бы вернуть эти земли мапуче. Это значит, что правительству Аргентины придется выкупать данные земли, используя деньги налогоплательщиков, на что жители региона категорически не согласны.

Гонка против времени

Эта проблема безгранична как по важности, так и по географическому охвату: ее актуальность значительно шире вопроса о правах на землю коренного населения региона Патагония. Оккупация со стороны Lof en Resistencia разворачивается в контексте глобальной борьбы за независимость своих земель и природных ресурсов, осуществляемой коренными народами по всему миру против хорошо известных мультинациональных корпораций и добывающей промышленности, ставящих все это под угрозу.

Пока не удалось достигнуть никакой договоренности, а время идет. Согласно Закону Аргентины № 26894 о владении землей, все выселения технически запрещены до ноября 2017 года,  что оставляет правительству меньше года на решение проблемы. Между тем, Benetton отказывается менять свою позицию, несмотря на распространение оккупационных движений по всему региону со стороны коренных народов. Подобные схватки должны стать настоящим источником вдохновения для тех, кто пытается найти альтернативу нежизнеспособной неолиберальной экономической системе, которая ставит корпорации выше людей, прибыль выше природных ресурсов и отдельные личности выше целых сообществ людей.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо