Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Новые правила по ограничению на въезд в США раскололи эту семью сирийских беженцев

Гасем аль-Хамад и его дети, запечатленные на снимке в своем доме в городе Терлок, штат Калифорния. Из-за гражданской войны семья была вынуждена покинуть Сирию, но теперь брата Хамада не пускают на уже разрешенное ему переселение в Калифорнию, потому что президент Дональд Трамп приостановил действие программы по оказанию помощи сирийским беженцам. Фото предоставлено Моникой Кэмпбелл

Эта статья Моники Кэмпбелл [анг] была впервые опубликована 3 февраля 2017 года на сайте PRI.org [анг]. Перепечатка сделана в рамках партнерского соглашения между PRI и Global Voices.

Довольно сирийских беженцев. Именно этого добивается президент Дональд Трамп своим указом по иммиграции, блокируя, хотя бы временно, въезд этой группы людей на территорию США. Спустя лишь часы после появления этой новости, жизнь изменилась у многих, включая одну семью сирийских беженцев, за которой я наблюдаю с момента их переселения в Терлок, штат Калифорния [анг], в двух часах езды к востоку от Сан-Франциско.

Прошло около года [анг] с тех пор, как я в последний раз видела Гасема Аль-Хамада, его жену Вахед Аль-Хлифу и их четырех детей. К тому моменту они находились в США уже около десяти месяцев, завершая трехлетнее путешествие с того момента, когда им пришлось оставить свой дом в Хомсе, Сирия.

Прошло немного времени с момента смертоносных терактов в Париже и, как следствие, исламофобия усиливалась. Леденящие душу последствия того теракта, анти-мусульманский фанатизм — все это Хамад и его семья прочувствовали в Терлоке. Хлифа, которая носит хиджаб, стала замечать, что вместо случайных взглядов, на нее стали таращиться. «После Парижа … все изменилось,» — посетовала она.

Но семья оставила всё это позади. Они отпраздновали свой первый День Благодарения в США. Хамад получил водительские права и теперь мог возить своих детей в новом семейном мини-вэне. В местной мечети они нашли общину, в которой их приветствовали как первую сирийскую семью, переехавшую на постоянное жительство в этот маленький городок.

Мне хотелось позвонить и узнать, как у них обстоят дела после принятия президентом Трампом решения о временной приостановке допуска в страну сирийских беженцев.

Сначала создавалось впечатление, что все идет хорошо. Через переводчика Хамад рассказал мне, что у детей в школе все хорошо и что его жена только что сдала на права. Хамад устроился на постоянную работу мясником по халяльным нормам. Это тяжелая работа, но ему помогают навыки, полученные в Сирии.

Но потом он стал говорить о том, что происходит сейчас. «Мой брат должен был приехать сюда 18 февраля, — поделился Хамад. — Но из-за указа президента Трампа все разрешения были заморожены. Я очень переживаю за своего брата».

Брат Хамада тоже оставил Сирию и у него был билет на самолет в Калифорнию. Все было устроено; но, благодаря указу Трампа, брат Хамада застрял в Иордании, куда он прибыл из Сирии.

Тем не менее, двадцатичетырехлетнему сыну брата с женой удалось добраться до Калифорнии буквально до установления запрета. «Они приехал две недели назад, как раз перед принятием решения президентом Трампом», — рассказал Хамад о своем племяннике.

И вот теперь семья расколота, и Хамад понимает, что его брат не может вернуться в Сирию.

Хамад и его семья сами с трудом выбрались живыми из Сирии. Спустя немного времени после отъезда их дом попал под бомбежку. Соседи выслали им фотографии развалин по электронной почте. «Смотрите!  Это то, что осталось от вашего дома!» — написали они.

В то же время, Хамад не удивляется, что въезд его брата заблокирован. Он почувствовал перемену сразу после победы на выборах Дональда Трампа. Хотя Терлок и находится в Калифорнии, это сельская, а потому более консервативная местность. У президента Трампа в этих краях хорошая поддержка [анг].

«Так что да, изменения есть, — ответил Хамад. — Раньше мы чувствовали себя частью сообщества. Теперь всё по-другому. Мы чувствуем себя здесь чужими».

Гасем аль-Хамад и его сын Мохамед у себя дома в Терлоке, Калифорния. Семья аль-Хамад бежала от сирийской войны и, после трех лет скитаний, прибыла в США в качестве беженцев. Фото предоставлено Моникой Кэмпбелл

Хамаду очень хочется, чтобы больше людей понимали, насколько тяжело им было добраться до Соединенных Штатов. Как ему, так и его брату, пришлось пройти тщательные проверки. Снова и снова длинные собеседования. Его сетчатка была сканирована для снятия биометрических данных. После бегства из Сирии Хамаду и его семье понадобилось почти три года, чтобы в конце концов ступить на землю Калифорнии.

Хамад знает, что до сих пор есть люди, включая Дональда Трампа, которые считают, что беженцы могут быть опасными, или что им помогают в ущерб американцам, нуждающимся в помощи. Я расспросила его об этом поподробнее.

«Америке нужны люди, — ответил Хамад. — Нужны люди, чтобы работать».

И, как он утверждает, он всё возвращает. «Например, я приехал сюда, я работаю, я плачу налоги, я купил машину. Я помог этой стране», — заявляет он.

Я спросила его, как он объясняет все это своим детям, особенно  старшей дочери, десятилетней Арве. Он ответил, что он не знает, что сказать, но он уверен, что новости обсуждаются в школе.

Как выяснилось, Арва тоже обучает своих родителей американским вещам. «Две недели назад был день Мартина Лютера Кинга», — объясняет Хамад. — Моя дочь подошла ко мне и сказала, что сегодня у нас большой праздник. Я об этом не знал».

История США. Гражданские права. Хамад рассказывает, какое удовольствие он испытывает, видя как его дочь учится американской демократии, но он также волнуется о текущем положении страны. «У меня большое, огромное беспокойство, — утверждает он. — Расизм разрушит эту страну. Я сильно волнуюсь за Америку. Если будет гражданская война в Америке, то это разрушит страну. Посмотрите, что происходит в Сирии. Сирия разрушена».

Хамад желает, чтобы этот страх, по его словам, подпитывающий расизм и не пускающий в страну семьи, подобные его, ушёл прочь.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо