Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Ливан принудил сирийские семьи выбирать между жизнью на улице и детским трудом

Сирийские дети-беженцы в наполовину построенном жилом доме недалеко от Рейфуна в Ливане, около границы с Сирией. Фото «Trocaire» с Flickr. CC by 2.0.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке].

Согласно Организации Объединенных Наций, сирийский конфликт лишил дома примерно 6,6 миллиона человек в Сирии, и заставил еще 4,8 миллиона искать убежища в странах по всему миру.

Из-за своей близости к Сирии Ливан является одним из основных направлений для бегущих от насилия. В Ливане находится около 1 миллиона сирийских беженцев, которые официально зарегистрированы УВКБ (Управление Верховного комиссара Организации Объединённых Наций по делам беженцев), а по неофициальным оценкам эта цифра ближе к 1 500 000 людей.

The Guardian отмечает, что беженцы сталкиваются с жесткими условиями жизни. Им разрешается работать только в сельском хозяйстве, строительстве или уборке; по оценкам, более 70 процентов сирийских беженцев живут за чертой бедности.

Исследования показывают, что из-за неспособности международного сообщества выполнить свои обещания по финансовой помощи и из-за политики ливанского правительства, беженцы вынуждены идти в «подполье».

По оценкам, 70 процентов сирийских беженцев живут ниже ливанской крайней черты бедности: меньше 3,84 доллара на человека в день. Это еще больше усугубляется тем, что семьи беженцев все больше и больше накапливают долги, чтобы удовлетворить свои основные потребности.

На контрольно-пропускных пунктах женщины и дети в основном проходят бесконтрольно, в отличие от мужчин-беженцев, которые больше беспокоят чиновников. С таким количеством детей, въезжающих в страну, затем становясь рабочей силой, некоторые работодатели наживаются на дисбалансе, нанимая на работу несовершеннолетних, так как это дешевле и работники более податливы. МОТ (Международная организация труда) классифицирует обращение с сирийскими детьми в Ливане как одну из наихудших форм детского труда.

По данным антирабовладельческой неправительственной организации Freedom Fund, около 70 процентов детей-беженцев в Ливане вынуждены работать практически бесплатно, для того чтобы обеспечить свои семьи, и без возможности уйти от работодателя. В таких областях, как долина Бекаа на востоке Ливана, сообщается, что некоторые дети зарабатывают всего лишь 1 доллар в день за сборку фруктов на местных фермах. Как выразился один ливанский муниципальный чиновник, «рабство существует повсюду».

Некоторые ливанские политики только усугубляют проблемы беженцев. В январе 2016 года общественная организация Human Rights Watch обнаружила, что правила проживания, принятые годом ранее, лишили большинство сирийцев их статуса легального резидента. Только 2 из 40 беженцев, опрошенных в ходе исследования, удалось подтвердить свои права на проживание. Это последовало за решением правительства в мае 2015 года приказать УВКБ ООН прекратить регистрацию беженцев, прибывающих в страну.

Эти правила проживания имеют особенно сильное воздействие на детей-беженцев, многим из которых не разрешается посещать школу из-за отсутствия у них соответствующего статуса. По состоянию на июль 2016 года, около 250 000 сирийских детей в Ливане не ходили в школу — больше половины из примерно 500 000 сирийских детей школьного возраста  в Ливане.

Ливан, однако, добился прогресса в образовании детей. Как объясняет Human Rights Watch:

Lebanon has taken important steps to include Syrian children in the public education system. Authorities have allowed refugees to enroll in school without providing proof of legal residency, waived school enrollment fees, and opened up afternoon “second shift” classes in 238 public schools to provide Syrians with formal education.

In 2014, Lebanon adopted the Reaching All Children with Education (RACE) policy, which has helped Lebanon increase the number of Syrian children enrolled in public schools to 158,321 by the end of the 2015-2016 school year. In 2016, Lebanon adopted a five-year RACE II plan with the goal of enrolling 440,000 Syrian children in formal education by the 2020-2021 school year.

Ливан предпринял важные шаги по включению сирийских детей в систему государственного образования. Власти разрешили беженцам поступать в школу без предоставления доказательств легального пребывания, отказались от вступительных сборов и открыли во второй половине дня «вторую смену» в 238 общеобразовательных школах для обеспечения сирийцев надлежащим образованием.

В 2014 году Ливан разработал план по обеспечению всех детей образованием (RACE), который помог Ливану увеличить число сирийских детей, обучающихся в государственных школах, до 158 321 к концу 2015-2016 учебного года. В 2016 году в Ливане был принят пятилетний план RACE II с целью зачислении 440000 сирийских детей в систему официального образования к 2020-2021 годам.

Но данные, приведенные в новом докладе УВКБ ООН «Оценка уязвимости сирийских беженцев в Ливане», показали основные недостатки в государственной политике Ливана, а именно, огромные препятствия в правилах проживания. Только одна из пяти семей беженцев заявила, что все члены этой семьи законно проживали в стране — небольшое, но значительное снижение по сравнению с 28% годом ранее.

Международные благотворители также подвели, отставая от целей, поставленных в плане мер против ливанского кризиса ООН. По состоянию на ноябрь 2016 года, было профинансировано только 50 процентов антикризисного плана.

Несмотря на все эти риски, многие сирийские семьи не видят другого выбора, кроме как покинуть свою родину и отправить своих детей работать за границей. Махмуд, беженец из Сирии, сказал Human Rights Watch, что у него был небольшой выбор, когда он отправлял 12-летнего сына на работу. «Если он не будет работать, моя семья будет спать на улице», — пояснил он.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо