Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Британский журналист считает, что мир обязан извиниться перед Латинской Америкой за так называемую «войну с наркотиками»

Йохан Хари. Фотография взята с Викисклада и является общественным достоянием.

Приведенная ниже статья представляет собой переизданное интервью, взятое Эстефанией Супелведа Портийей (ЭСП) [исп] для чилийского медийного портала Pousta [исп] и изначально опубликованное на сайте издания по лицензии Creative Commons 4.0. Интервью будет выпущено в двух частях.

Однажды британский журналист Йохан Хари (JH), скорее по личным обстоятельствам, нежели из соображений профессионального характера, решил критически взглянуть на проблему наркозависимости. В ходе своего расследования он обнаружил, что так называемая «Война с наркотиками» — глобальная политика, начатая в США и позднее насильно внедренная в Мексике и в других странах Латинской Америки в качестве способа решения проблемы с наркотиками, оружием и тюрьмами — продолжается уже сто лет.

Данную международную политику не останавливает даже то, что проведенные исследования и научные доказательства демонстрируют несостоятельность выбранной стратегии. Между тем, проблема становится все более и более сложной и неуклонно распространяется по всем странам региона. С какой бы позиции это ни рассматривать, налицо полное противоречие. В поисках ответов, вооружившись журналистским энтузиазмом и остротой проблемы, которая некогда коснулась его лично, Йохан пустился в трехлетнее путешествие, охватившее пятнадцать стран мира.

Конечным итогом стала его книга «Преследуя крик» (Chasing the Scream [анг]), в которой анализируются и ставятся под сомнение те идеи, которые до сих пор используются для защиты продолжающегося конфликта. C первых слов своего интервью Йохан Хари подчеркивает:

One of the reasons I was researching this topic for so long was because my first memory as a child is of trying to wake up an uncle that I thought was sleeping and I wasn’t able to. After that I found out that there were drug addiction problems in my family.

Одной из причин, по которой я так долго занимался исследованием этой темы, послужили мои первые воспоминания, когда я ребенком пытался, но не смог, разбудить своего дядю, думая, что он спит. Позже я узнал, что в моей семье были проблемы с наркозависимостью.

Далее он рассказывает об основополагающих отправных моментах своей работы: «Когда я начал, то немного самонадеянно считал, что уже много знал об этом, но я осознал, что не мог ответить даже на самые простые вопросы. Например, такие, — он перечисляет, загибая пальцы перед экраном Skype. — Почему сто лет назад мы начали войну с наркозависимостью и потреблением наркотиков? Почему мы продолжаем ее, раз это стало таким бедствием? Какие существуют альтернативы этой стратегии? Что делает людей зависимыми от наркотиков?»

Йохан забрасывает самого себя вопросами, прежде чем у нас появляется возможность что-либо спросить у него. Прежде чем нам удается даже перевести их в уме, он продолжает говорить:

I wanted to sit down with people that had really been a part of this, that had seen their lives affected by the whole thing. I went to 15 countries and I met a bunch of people – a crazy, strange and different mix: from a crack dealer in Brooklyn to a hit man for one of the most violent cartels in Juarez, Mexico. I went to Portugal, the only country in the world that has decriminalized the consumption of all drugs, with surprising results. The biggest conclusion I came to is that everything we believe about addiction is wrong: drugs are not what we think they are, and neither is the War on Drugs.

ЙХ Я хотел посидеть и пообщаться с людьми, которые уже прошли через это, жизнь которых уже пострадала от всего этого. Я посетил пятнадцать стран и встретился с кучей людей — сумасшедших, странных и самого разнообразного толка: начиная с торговца кокаином в Бруклине и заканчивая киллером одной из самых жестоких в Мексике картелей Хуареса. Я был в Португалии, единственной в мире стране, легализовавшей все наркотики, с поражающими результатами. Самый важный вывод, который я сделал для себя, это то, что все наши представления о наркозависимости ложны: наркотики, как и война против наркотиков — это совсем не то, что мы думаем.

ЭСП: Давайте начнем сначала. Как и почему началась «Война с наркотиками»?

JH It’s pretty interesting, because I thought the same as any person you would ask in the street right now: that it was because they did not want people to become addicts, or for kids to consume drugs. But no, it had nothing to do with that. It was fascinating for me to learn the story of Harry Anslinger, who is the creator of the “War on Drugs”. He became the Director of the Federal Bureau of Narcotics in the United States, just when prohibition was ending. He had a big department and a great job but nothing to do. So he basically invented this war so that his department would stick around. He did it by focusing on the three most hated things in the world, which were African-Americans, Latinos and drug addicts. He built an entire bureaucracy based on strong social prejudices in order to oppress these groups.

ЙХ Это довольно интересно, потому что когда-то я думал так же, как и любой, кого бы ни спросили сейчас на улице: потому что никто не хотел, чтобы люди становились зависимыми от наркотиков или чтобы дети стали их принимать. Но нет, никакой связи тут не было. Я был потрясен историей создателя «Войны с наркотиками» Гарри Анслингера. Он стал директором Федерального бюро наркотиков Соединенных Штатов Америки, как раз в период окончания действия сухого закона. У него был большой департамент и замечательная должность, но работы не было. Вот он и изобрел эту войну, чтобы спасти свой департамент от закрытия. Он сделал это, концентрируясь на трех самых ненавистных для мира вещах: афро-американцах, латиноамериканцах и наркозависимых.  Для притеснения этих групп он выстроил целый бюрократический аппарат, основываясь на сильных социальных предрассудках.

ЭСП: В какой момент в эту игру включается Латинская Америка?

JH This is the core of the ‘War on Drugs’. When they ban drugs, they don't disappear, they just go from the hands of doctors and pharmacists to armed drug dealers, and then the United States blames Mexico for it, which is pretty ironic if you see that now, 100 years later, Trump pitched his campaign on this idea. The Mexican government at that time did something pretty intelligent and brave.They told the United States, ‘We saw what you're doing, and it doesn't work’. So they put Leopoldo Salazar Viniegra in charge of drug policy. He owned a rehabilitation center and was familiar with the issue. Then he said, ‘Cannabis really isn't harmful, we shouldn't ban it. On the problem of other drugs, addicts need to be treated with love and compassion and medical care, but drugs must not be banned because if they are, they will be controlled by the dealers, the gangsters and the cartels’. If there's anyone in the world who history has proven right, it's Leopoldo Salazar, don't you think?

ЙХ В этом и заключается сущность «Войны с наркотиками». Когда наркотики запрещены, они не исчезают, они просто переходят из рук докторов и фармакологов в руки вооруженных торговцев наркотиками, а потом США обвиняет в этом Мексику, что выглядит довольно иронично, если принять во внимание, что сейчас, сто лет спустя, Трамп построил на этой идее всю свою предвыборную кампанию. Правительство Мексики в свое время сделало нечто мудрое и смелое. Они заявили Соединенным Штатам: «Мы увидели вашу работу, она не принесла результатов». И они поставили во главе политики по наркотикам Леопольдо Салазара Виниегру. Он владел реабилитационным центром и был хорошо знаком с этой проблемой. И он сказал: «Марихуана на самом деле не причиняет вреда. Ее можно не запрещать. Что касается проблемы с другими наркотиками, наркозависимые нуждаются в любви и сострадании и медицинской помощи, однако наркотики нельзя запрещать, потому что если это сделать, контроль перейдет в руки наркоторговцев, бандитов и картелей». Если и есть кто-то в этом мире, чьи слова подтвердились историей, так это Леопольдо Салазар, вам так не кажется?

ЭСП: Конечно!

JH The United States’ response was, ‘Take him out’. Mexico said they believed in him, and then the United States, true to style, got all threatening and in retaliation, stopped exporting legal medical opiates made in the United States to Mexico. And people started to die. So Mexico had to give up. That's how the war on drugs spread to all of Latin America.

ЙХ Реакцией Соединенных Штатов было: «Уберите его». Мексика заявила, что доверяет Виниегре, тогда США, верные своему стилю, стали угрожать и, в отместку, прекратили экспорт в Мексику легальных медицинских опиатов, выпущенных в США. И люди стали умирать. Таким образом Мексике пришлось сдаться. Именно так война против наркотиков распространилась по всей Латинской Америке.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо