Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Прощание с Бучи Эмечетой, знаменитой нигерийской писательницей, разрушившей гендерные барьеры

Подборка из обложек книг Бучи Эмечеты, опубликованных в издательствах George Braziller Inc. и Heinemann Educational Books.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Флоренс Оньебучи (Бучи) Эмечета, которая оставила яркий след как женщина-прозаик, умерла 25 января 2017 года в Лондоне, Великобритания. Она родилась 72 года назад в Лагосе, Нигерия.

Эмечета стала новатором, поскольку она была одной из первых женщин-прозаиков, которые развивали литературу в постколониальной Африке. На момент публикации ее первого романа, «В канаве»(1972), в литературном пространстве Нигерии и других стран Африки доминировали авторы мужского пола. Она также пережила неудачный брак. Муж не поддерживал ее занятие писательством и сжег ее первую рукопись. Эмечета рассталась с ним в 1966 году и продолжила работать и писать, всё время занимаясь также воспитанием своих детей. Она приступила к изучению социологии в Лондонском университете и окончила его в 1972 году со степенью бакалавра.

Потому что Бучи Эмечета никогда не будет забыта

Иллюстрация на передней обложке книги «Радости материнства», написанной Бучи Эмечета

Эмечета стала офицером ордена Британской империи (ОБЕ) в 2005 году в знак признания ее работы. По словам Бенеции Л. Уильямс из университета Эмори, 20 романов Эмечеты касаются:

primarily with the portrayal of the African woman. The main characters of her novels show what it means to be a woman and a mother in Nigerian society. Emecheta looks at how sexuality and the ability to bear children can sometimes be the terms only used to define femininity and womanhood. She is interested in how gender intersects and engages with education, poverty and enslavement.

в первую очередь образа африканской женщины. Главные герои ее романов показывают, что значит быть женщиной и матерью в нигерийском обществе. Эмечета рассматривает, как сексуальность и способность к деторождению иногда могут быть терминами, использующимися только для определения женственности. Ее интересует, как половая принадлежность пересекается и взаимодействует с проблемами образования, нищеты и рабства.

После того как распространилась новость о смерти Эмечеты, во всем мире стали отдавать дань ее памяти. Бернардине Эваристо в статье, опубликованной в Guardian, описала ее как одного из тех авторов, которые «прибегают к собственному опыту, чтобы создавать новаторскую литературу»:

…[the] so-called ‘Renaissance generation,’ those Africans who came of age at the same time as their countries. She and other writers all over the continent had both the challenge and the joy that comes with being first, of writing Africa and Africans into literary existence. They embraced the task.

так называемое «поколение Ренессанса», те африканцы, которые достигли совершеннолетия в то же время, что и их страны. Она и другие писатели со всего континента испытывали трудности и радости от того, что были первыми, кто писал об Африке и африканцах. Они приняли вызов.

Доктор Ннеди Окорафор, отмеченный наградами нигерийско-американский автор, сказала BBC, что Эмечета «была причиной, по которой она начала писать».

И знаменитый нигерийский автор Чимаманда Нгози Адичи [ру] написала эту блестящую эпитафию Эмечете:

Buchi Emecheta.
We are able to speak because you first spoke.
Thank you for your courage.
Thank you for your art.
Nodu na ndokwa [Igbo expression meaning: rest in peace]
~CNA

Бучи Эмечета.
Мы можем говорить, потому что ты была первой, кто заговорил.
Спасибо за твое мужество.
Спасибо за твое искусство.
Nodu na ndokwa [в переводе с языка игбо: покойся с миром]
~ЧНА

Фото профиля Бучи Эмечеты на Goodreads.

В Facebook Изэда Изенва не может поверить, что Эмечета умерла. «Как она могла умереть, когда я не встретила ее и не сказала ей, как много она для меня значит?»

How can she depart when I haven't told her how reading The Slave Girl at eight made me want to build worlds with stories, just like Buchi and fall in love with Ibuzo, just as she told me to. How can she join her ancestors when I haven't berated her for letting Akunna die, for the tears I shed for her, my heart breaking even though my head said she's just a product of ink and paper. Or how I struggled with a rage I couldn't have understood when Francis burnt Ada's manuscript, I was only eleven and had never written a book but I knew it had to be one of the most fucked up things a man can do. And when a certain brilliant, handsome man ‘jokingly” told me he'd break my laptop if I let my writing get in the way of giving him attention, I grabbed my bag and hailed a cab. His number is still blocked and he's given up trying to reach me
Buchi, I haven't told you how you and your stories have shaped the woman I have become and this writing that is more frustrated perspiration than flights of inspiration.
Perhaps you think I am selfish, thinking only of myself and the loss of a dream I have had since I was eight, but Buchi I do not care. Tomorrow I will wish you a safe voyage to the place where having a vagina does not make you a second class citizen, but tonight, I will revel in rage.
Rest in Peace Buchi Emecheta.

Как могла она уйти, когда я не сказала ей, как, читая «Рабыню» в восемь лет, я захотела создавать миры своими историями, как Бучи, и влюбилась в Ибузо, как она мне и говорила. Как она может присоединиться к своим предкам, когда я не отругала ее за то, что она позволила Акунне умереть, за слезы, что пролила из-за нее, мое сердце разрывалось, хотя умом я понимала, что она — только чернила и бумага. Или как я задыхалась от гнева, когда не могла понять, почему Фрэнсис сжег рукопись Ады, мне было всего одиннадцать лет и я никогда не писала книг, но я поняла, что это, должно быть, одна из самых стремных вещей, которые может совершить человек. И когда один блестящий красавец мужчина «в шутку» сказал мне, что разобьет мой ноут, если мое писательство помешает мне уделять ему внимание, я схватила сумку и поймала такси. Его номер до сих пор заблокирован, и он оставил попытки связаться со мной.
Бучи, я не сказала вам, как вы и ваши истории помогли мне стать той женщиной, которой я стала, и создать то, что я пишу и чего достигаю больше потом и кровью, а не легким вдохновением.
Возможно, вы думаете, что я эгоистка, думающая только о себе и о том, что потеряла мечту, которая у меня была с восьми лет, но, Бучи, мне все равно. Завтра я пожелаю вам безопасного путешествия к месту, где наличие вагины не делает тебя человеком второго сорта, но сегодня я буду упиваться гневом.
Покойся с миром, Бучи Эмечета.

Oxford Tutorial College написал в память о ней:

Грустно прощаться с легендарной нигерийской писательницей Бучи Эмечета. Ваш вклад в развитие африканской литературы невозможно недооценить. Прощайте.

Чарльз Оньянго-Оббо, издатель Africapedia, был полон восхищения Эмечетой, которая не позволяла личным проблемам помешать себе:

Покойся с миром, Бучи Эмечета: помолвлена в 11; муженек сжег ее 1-ую рукопись; родила 5 детей за 6 лет и все же написала 20 книг!

Nigeria Book Hub назвал книгу Эмечеты «Радости материнства» шедевром:

«Радости материнства» были шедевром. Покойся с миром, Бучи Эмечета.

И Дэвид Эделик обобщает величайшее наследие Эмечеты таким образом:

Perhaps Emecheta’s grandest legacy was making us realise that feminism isn’t alien to Africa. She clearly defined African feminism as one that is different from that of the West. “African feminism is free of the shackles of Western romantic illusions and tends to be much more pragmatic,” she once said. “Working and achieving to great heights is nothing new to the woman of Africa… An African woman has always been a woman who achieves.” This definition of feminism recurs in her books; it is evident in the lives of Nnu Ego and Adah Ofili. Through Emecheta’s works, we are challenged to think about gender inequality from within (and by ourselves as Africans) and not swallow the West’s idea of it, for every society is different in its own way.

Возможно, главное наследие Эмечеты — это то, что она заставила нас осознать, что феминизм не чужд Африке. Она четко определила, что африканский феминизм отличается от европейского. «Африканский феминизм свободен от романтических иллюзий Запада и, как правило, гораздо более прагматичен, — сказала она однажды. — В том, чтобы работать и достигать больших высот, нет ничего нового для женщин Африки… Африканская женщина всегда была женщиной, которая достигает результата». Это определение феминизма повторяется в ее книгах; оно наглядно проявляется в судьбе Нну Эго и Ады Офили. Через произведения Эмечеты нас призывают думать о гендерном неравенстве изнутри (и самим как африканцам), а не принимать западный взгляд на это, поскольку в каждом обществе есть свои различия.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо