Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Парагвай: страна, в которой открыть университет легко, а закончить образование трудно

"Ocho de cada diez estudiantes universitarios en Paraguay se enfrenta a universidades que suben cuotas y cierran carreras sin previo aviso." Fotografía publicada por Kurtural y usada con permiso.

“Восемь из десяти студентов в Парагвае сталкиваются с тем, что университеты поднимают стоимость обучения и закрывают курсы без предупреждения”. Фотография опубликована Kurtural и используется с разрешения.

Эта статья является отредактированной версией материала сайта об экономических и культурных новостях Парагвая Kurtural. Это часть серии “Летающие коровы, рушащиеся школы“, которая редактируется и публикуется Global Voices Латинская Америка. Оригинальная версия статьи включает более детальные рассказы свидетелей, а также объяснения исторического и политического контекста кризиса парагвайского образования.

[Ссылки статьи ведут на сайты на испанском языке, если не указано обратное].

«Продаю действующий частный университет первого уровня из-за переезда за границу». Объявление опубликовано на Clasipar, популярном парагвайском сайте продаж по интернету. Когда я позвонил по контактному телефону, ответивший мне мужчина подтвердил, что предложение настоящее. Несколько минут спустя мы договорились о встрече.

Представитель владельца продающегося университета — пожилой мужчина с густыми седыми усами и толстыми очками, свисающими на ленте вокруг шеи. Он принёс с собой папку, которая чуть ли не рвалась от количества документов. Он сказал, что он на пенсии, но открыл консалтинговою компанию для подобных коммерческих представительств. Это лучше, чем одному сидеть около дороги в ожидании смерти, как делают многие люди его возраста. Но это не для Мигеля, который до сих пор идёт по жизни, продавая всякое. В этом случае, университет. По Интернету.

Мигель открывает набитую документами папку: копия акта по застройке университета, количество студентов, курсы, финансовый баланс, и т. д. «Данные не очень актуальны, они обновлялись в последний раз пару лет назад, но так вы сможете составить себе общее представление», — говорит он мне.

Университет, который пытался продать Мигель (за почти два миллиона долларов) — с неактуальной информацией, расположенный только в одном арендуемом кампусе, в котором, по имеющимся данным, в 2013 году учатся 365 студентов по 27 действующим направлениям бакалавриата — это Universidad Central del Paraguay (Парагвайский центральный университет, ПЦУ). Учреждение арендует прекрасное, но небольшое здание на проспекте Бразилии рядом с Universidad Americana (Американский университет), ещё одним частным университетом.

ПЦУ — один из более чем пятидесяти частных университетов, действующих в стране. Исследование газеты ABC Color показывает, что его открыли служащие гидроэлектростанции “Итайпу” в качестве собственного бизнеса. У акционеров университета, которые были государственными чиновниками, до этого уже были личные фирмы, не требующие больших денежных вложений, а именно обувной магазин и галантерейная лавка. Несмотря на это, они смогли создать университет с капиталом в около 180.000 долларов.

ЦПУ профинансирован Конгрессом в 2006 году. Он был внесён в государственный реестр в мае следующего года. Восемь дней спустя, ещё до начала работы, ему были присвоены первые стипендии от гидроэлектростанции “Итайпу”. Это был год взрыва рынка частного образования в Парагвае.

Университеты, оплачиваемые неимущими

В Парагвае малоимущие обычно не ходят в государственные учреждения высшего образования. Они оплачивают частные университеты. Попасть в государственный университет довольно сложно по многим причинам. Например, их предложения территориально ограничены, а стоимость поступления высока. Кроме того, расписания занятий таких направлений, как инженерия или медицина, не позволяют студентам совмещать обучение с работой, а работать для них очень важно, чтобы содержать себя.

Однако это происходит не только в Парагвае. Исследование ЮНИСЕФ [анг] показало, что в некоторых странах выделяется в 18 раз больше общественных денежных средств для образования 20% людей с самыми высокими доходами, нежели для образования 20% наиболее неимущих. Бизнес частных университетов держится на потребности в образовании сотни тысяч бедных семей, сталкивающихся с безразличием государства и частыми разлуками, связанными с миграцией. А пока, общественный бюджет, выделяемый на образование, только и делает, что укрепляет неравенство и власть высших слоёв населения страны.

В 2007 году Конгресс создавал, в среднем, один новый университет каждые 40 дней. В общей сложности в том году их было создано девять. В 2013 году в стране было уже 54 университета. Бизнес частных университетов процветает и по сей день, однако уже не при помощи создания университетов по закону, а акцентируя метод, который выполняет ту же функцию: продажу франшиз. Херардо Гомес Моралес, когда он занимал должность министра высшего образования, сказал в интервью о создании университетов:

Eran personas que tenían un instituto técnico o una pequeña academia de informática las que compraban los derechos para usar el nombre de las universidades. Es igual a abrir un local de McDonald's; como franquicias de empresas, se abrían filiales de universidades e institutos superiores.

Люди, покупавшие права на использование названия университета, владели техникумом или компьютерной академией. Это то же самое, как открыть McDonald’s; как бизнес франшиз, открывались филиалы университетов и колледжей.

В 2012 году заместитель министра высшего образования в одном из отчётов рассказал о сопутствующем ущербе модели бизнеса частного университета: только один из десяти поступивших в университет заканчивает его. В 2006 году около 115 тысяч молодых людей записались на трёхлетнее обучение в университете. Четыре года спустя выпускниками стали менее 13 тысяч. Вместе с тем, что почти никто не заканчивал обучение, появлялись новые университеты, и с каждым разом всё больше молодых людей решались ступить на путь достижения своей профессиональной мечты.

В 2012 году абитуриентами стали более 300 тысяч человек. Из них, 8 из 10 студентов учились в частных учреждениях. Сейчас правительство признаёт, что у него нет точной информации об общем количестве студентов в Парагвае.

Не стоит забывать, что некоторые студенты забрасывают учёбу на полпути, и они это делают на любой специальности. Однако оставшиеся студенты, желающие закончить учёбу, могут не иметь возможности, потому что университет закрыл их курсы. В этом случае само учреждение бросает собственных студентов.

Высшее образование превратилось в ловушку

Ванесса Лескано решила не эмигрировать, хоть у неё и были возможности и причины для этого. Она живёт в Чоре, маленькой деревни в Сан-Педро, одном из беднейших регионов страны. Она начала изучать бизнес в Universidad Técnica de Comercialización y Desarrollo (Технический университет коммерциализации и развития, ТУКР), и проучилась два года к тому моменту, когда направление закрыли из-за нехватки студентов. Университету требовалось их как минимум 10 студентов, к её пятому семестру их уже не было. Ей сказали, что если в будущих группах наберётся нужное количество человек, она сможет присоединиться к ним, чтобы закончить вторую половину обучения. Это было много лет назад.

В итоге она смогла закончить обучение в Universidad Politécnica y Artística del Paraguay (Политехнический и артистический университет Парагвая, ПАУП) и ждёт, пока ей назначат дату для защиты дипломной работы. Там количество студентов тоже постоянно уменьшалось, но для решения этой проблемы администрация предложила студентам повышение стоимости обучения для выплаты зарплат преподавателям. Она вместе с оставшимися двумя сокурсниками согласилась.

Пока что Ванесса работает на временной основе в проекте для правительства и преподаёт как ассистент (бесплатно) в одном из университетов. Однако многие её сокурсники и родственники уже не живут в Чоре.

Владелец и ректор Universidad Central del Paraguay, ранее работавший в правительстве и других бизнес-организациях и имеющий с ним тесные связи, занимается в нём разными задачами. Он даже работает в качестве коммьюнити-менеджера. Об этом говорит Габриэла Лескано, обучавшаяся в университете по направлению графический дизайн. Когда она только начинала обучение, в её группе было более 10 студентов. Теперь их трое, и в прошлом году ей даже не разрешили сдать итоговые экзамены четвёртого семестра, несмотря на то, что она их оплатила. Пятый семестр она так и не начала. Она потребовала объяснений от учреждения, и оно предложило ей и её двум сокурсникам продолжить обучение по модулям. Первый из них начался в апреле, когда она провела более полутора года в неуверенности и сомнениях. Однако за два месяца у неё была всего пара занятий. Преподаватели признались ей, что есть и другие направления, обучение по которым отложено.

Габриэла Лескано отчаянно ждала ответа на протяжении нескольких месяцев и, ещё до получения предложения о продолжении обучения по модулям, она оценила Universidad Central del Paraguay в 1 балл из 5 на Facebook, а также написала не него краткий обзор:

No recomiendo a nadie. Las carreras terminan al pedo y se quieren lavar las manos. Ni a mi peor enemigo le recomiendo.

Не рекомендую никому. Направления закрывают к чертям, а они умывают руки. Даже заклятому врагу не пожелаю.

Она была удивлена, получив ответ от профиля университета в полночь. «Теперь у Вас точно не осталось шансов», — вот что сказали ей, а ещё много чего другого. Она долго настаивала и добилась встречи с инженером, владельцем, ректором и коммьюнити-менеджером в его кабинете. Она пожаловалась ему на ответ профиля университета. На это ректор ответил ей, что университет принадлежит ему, и поэтому он может делать всё, что захочет, что он может написать на Facebook всё, что пожелает, что он недоволен её комментариями, что он считает университет своим ребёнком и что поэтому он вскипел и написал в тот поздний час то, что написал, так как именно он управляет профилем учреждения со своего мобильного телефона.

Габриэла смирилась с ситуацией. Сейчас она признаёт, что потеряла много лет обучения, денег и усилий. Она планировала получить степень в следующем году. Но теперь она говорит, что ей придётся начать с нуля в другом университете.

Другие статьи из серии:

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо