Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Эмпатия, окружавшая франкоговорящий мир в 2016 году

Resilience by Alan levine on Flickr - CC license - NC-2.0

Преодоление, автор – Алан Левин на Flickr – лицензия CC – NC-2.0

Год подходит к концу, и наверняка вы уже видели множество статей, авторы которых считают, что это был самый ужасный год в новейшей истории. И это действительно так. Во многих отношениях 2016 год стал чередой ударов под дых. Но было и несколько прекрасных событий, произошедших во франкоязычных странах — историй, затерявшихся в хаосе трагедий. Было бы неправильно игнорировать не получившие большую огласку, но от того не менее важные события 2016 года. Давайте обратим внимание на позитивные события, произошедшие в этом году.

Возрождение Буркина-Фасо после январских атак

Непреклонная, разочарованная и скорбящая — Буркина-Фасо вспоминает жертв январских терактов

15 января вооружённые молодые люди, члены группировки Аль-Каида в Магрибе, совершили нападение на три заведения в центре города Уагадугу, столицы Буркина-Фасо. Во время нападения на Bush Taxi Bar, кафе Cappuccino и отель Splendid погибли 30 человек, множество людей были ранены. Когда страсти улеглись, жители города сделали всё возможное, чтобы не дать беде разделить их, и помогали заведениям, на которые было совершено нападение, вернуться к нормальной работе. Эта кампания получила широкое распространение в социальных сетях, её слоган: “Каждое утро мы будем пить капучино во имя удивительной красоты Буркина-Фасо”.

Эмпатия перед лицом массового убийства во Франции 

Вспоминая о терактах во Франции, не забудем и про героев

В течение последних двух лет Франция подверглась многочисленным атакам. Самая крупная из них — массовое убийство в Ницце — случилась в июле. После нападения многие люди отважно и самоотверженно помогали друг другу. К примеру, получила распространение инициатива, известная как #portesouvertes [фр] (“открытые двери”): когда полиция объявила комендантский час во всём городе, местные жители давали приют оказавшимся в сложном положении туристам. Другие, например, как Людовик Бумбас, жертвовали своими жизнями для спасения своих друзей и членов семей.

Antoine Leiris on Facebook - Public domain

Антуан Лерис на Facebook – общественное достояние

Антуан Лерис потерял жену во время нападения на “Батаклан” в ноябре 2015 года. Спустя два дня после её смерти, Лерис написал на Facebook открытое письмо, адресованное убийцам своей жены. Отдав таким образом дань памяти матери своего сына Мелвила (на момент нападения ему было 17 месяцев), Лерис объяснил, почему он решил перебороть чувство ненависти [фр]:

“Vous n’aurez pas ma haine”

Vendredi soir vous avez volé la vie d’un être d’exception, l’amour de ma vie, la mère de mon fils mais vous n’aurez pas ma haine. Je ne sais pas qui vous êtes et je ne veux pas le savoir, vous êtes des âmes mortes. Si ce Dieu pour lequel vous tuez aveuglément nous a fait à son image, chaque balle dans le corps de ma femme aura été une blessure dans son coeur.

Alors non je ne vous ferai pas ce cadeau de vous haïr. Vous l’avez bien cherché pourtant mais répondre à la haine par la colère ce serait céder à la même ignorance qui a fait de vous ce que vous êtes. Vous voulez que j’ai peur, que je regarde mes concitoyens avec un oeil méfiant, que je sacrifie ma liberté pour la sécurité. Perdu. Même joueur joue encore.

Je l’ai vue ce matin. Enfin, après des nuits et des jours d’attente. Elle était aussi belle que lorsqu’elle est partie ce vendredi soir, aussi belle que lorsque j’en suis tombé éperdument amoureux il y a plus de 12 ans. Bien sûr je suis dévasté par le chagrin, je vous concède cette petite victoire, mais elle sera de courte durée. Je sais qu’elle nous accompagnera chaque jour et que nous nous retrouverons dans ce paradis des âmes libres auquel vous n’aurez jamais accès.

Nous sommes deux, mon fils et moi, mais nous sommes plus fort que toutes les armées du monde. Je n’ai d’ailleurs pas plus de temps à vous consacrer, je dois rejoindre Melvil qui se réveille de sa sieste. Il a 17 mois à peine, il va manger son goûter comme tous les jours, puis nous allons jouer comme tous les jours et toute sa vie ce petit garçon vous fera l’affront d’être heureux et libre. Car non, vous n’aurez pas sa haine non plus.

Вечером пятницы вы лишили жизни замечательного человека, любовь всей моей жизни, мать моего сына, но моей ненависти вы не получите. Я не знаю, кто вы, и не хочу знать. Ваши души мертвы. Если тот Бог, ради которого вы убиваете со слепой яростью, действительно создал нас, чтобы мы были такими, как он, то каждая пуля, попавшая в тело моей жены, была бы ударом в его сердце. Я не дам вам удовольствия ощутить мою ненависть. Вы, безусловно, заслужили этого, но ответить злостью на ненависть — значит навлечь на себя то же невежество, которое сделало вас теми, кто вы есть.

Вы хотите, чтобы я был напуган, смотрел на граждан своей страны с подозрением, жертвовал своей свободой ради безопасности. Но вы проиграли. Я видел её этим утром. Наконец-то, после долгих дней ожидания. Она была такой же прекрасной, как вечером пятницы, когда она ушла. Такой же прекрасной, как 12 лет назад, когда я влюбился в неё по уши.

Да, я убит горем, — в этом ваша небольшая победа, — но радость от неё будет недолгой. Я знаю, что она будет с нами всегда, и мы встретимся в раю со свободными душами, которые вы никогда не получите. Нас двое, — я и мой сын, — и мы станем сильнее, чем все армии в мире. Я не могу больше тратить на вас своё время, мне нужно идти к Мелвилу [моему сыну], который только что проснулся. Ему всего 17 месяцев, сейчас он будет завтракать, как всегда, потом мы с ним будем играть, как всегда, и всю свою жизнь этот малыш будет свободен и счастлив. Потому что и его ненависти вы никогда не получите.

Эмпатия — это любовь 

Мадагаскар потряс сильнейший за последнее десятилетие голод [анг]. Самый известный поэт в стране написал об этом бедствии стихотворение, в которой описал любовь как освобождение от засухи. Его поэма распространилась по соцсетям как дань памяти страданиям народа:

Voninkazo adaladala, Voninkazo tsy misaina, Fa maniry samirery, Eny an-tany karankaina,  Ny manodidina rehetra, Efa ringitra avokoa, Efa tapitra matory, Izy irery no mifoha, Ity foko koa adala, Tsy mba manadino e ! Ny rehetra raha mangina, Izaho mbola mino e ! Mbola tena mahatsiaro, Ilay fitiavako taloha, Mbola velona ao am-poko, Tsy mitsahatra mamoy Voninkazo, adaladala e !

Дикий цветок, беспечный цветок, Продолжает расти сквозь сухую землю. Кругом безмолвие и пустота. Совсем одна, она остаётся бодрствовать. И до сих пор где-то живёт. Тишина окружает мою любовь, но я продолжаю верить. Я храню память об этом, и всегда буду помнить о своей потерянной любви, в которую верил всегда. Эта любовь всё крепнет и не даёт мне уснуть в ночи.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо