Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

«Новая форма терроризма»: кампания правительства Камеруна против соцмедиа

Железнодорожный вокзал в городе Дуала (Камерун). Фотография Z. NGNOGUE Creative Commons.

Железнодорожный вокзал в городе Дуала (Камерун). Когда в городе Есека (находится примерно в 120 километрах от столицы Камеруна Яунде) произошло крушение поезда, социальные медиа стали единственным источником информации, предлагающим альтернативную точку зрения в противовес официальным аккаунтам. Фотография Z. NGNOGUE Creative Commons.

Правительство Камеруна запустило кампанию против соцмедиа, которые, по мнению [анг] проправительственного ежедневника Cameroon Tribune, «быстро превращаются в мировую угрозу и становятся секретным инструментом манипуляции», провоцируя «разрушение личности, дестабилизацию общественного мнения и искажение фактов, помимо прочего».

Согласно двуязычной газете, выпустившей [фр] специальное издание под заголовком «Нисходящая спираль соцмедиа достигла критического уровня» («Dérives sur les réseaux sociaux : la cote d’alerte»):

A careful analysis of the situation tells of a phenomenon that is proving to be dangerous for society if no measures are taken to scale it down. This is important especially as elections are approaching. People with political ambitions may dive into it and use it to fight their opponents.

Тщательный анализ ситуации говорит о феномене, который станет крайне опасным для общества, если немедленно не принять соответствующие меры. Это особенно важно в преддверии выборов. Персоны с политическими амбициями могут погрузиться в эту ситуацию и использовать ее, чтобы сразить своих оппонентов.

Другие официальные СМИ и, в частности, подконтрольная правительству сеть Cameroon Radio Television (CRTV), присоединились к кампании, чтобы высветить предполагаемые недуги соцмедиа и заявить о необходимости официальной регуляции социальных сетей в Камеруне. Это обсуждалось, к примеру, на радио как на французском [фр] (аудио), так и на английском [анг] (аудио) языках (выпуски 1 ноября 2016 года).

Почему именно сейчас?

Непосредственной причиной столь резкой реакции правительства стало крушение поезда [анг] в Есеке (около 120 километров к западу от столицы Камеруна Яунде) 21 октября 2016 года. Авария повлекла за собой гибель по меньшей мере 80 человек, более 600 получили ранения. Пока пользователи соцмедиа в режиме реального времени обменивались актуальной информацией о трагедии, чиновники и официальные СМИ реагировали на происшествие (и информировали о нем широкую общественность) с большой задержкой. В то время, когда фотографии и видео крушения уже появились на страницах Facebook, Twitter и других платформ, правительство и Camrail [анг] (филиал французской инвестиционной группы Bolloré, управляющий железнодорожной системой Камеруна) все еще отрицали [фр], что это событие вообще произошло.

Когда же чиновники, наконец, признали [фр] факт железнодорожной аварии, соцмедиа стали единственной альтернативой официальным источникам информации. Например, именно на социальных платформах появились данные о том, что переполненность поезда [фр] и дефекты [фр] вагонов китайского производства стали провокаторами аварии, а не только скорость [анг], как заявляли представители Bolloré.

Вот, например, ироническое сообщение в Twitter пользователя @pahedipoula с изображением одного из переполненных вагонов злополучного поезда:

#Cameroon #Eseka. «В поезде все сидели на своих местах», — по данным Camrail.
Обожаю чувство юмора сотрудников #Bolloré.

Также в соцмедиа появились первые вопросы [фр] по поводу официального отчета о происшествии, когда люди стали беседовать с друзьями, родственниками, представителями региональных и иностранных СМИ. Например, в Twitter интерактивной программы Radio France International под названием Appels Actualité появилось заявление очевидца, который утроил число жертв по сравнению с официальными данными:

«Из того, что я видел лично, там было не 79 тел, их там по меньшей мере было 200, 250!». #Cameroun #camrail #appelsactu @RFI

Очень важен и другой факт: множество камерунцев раскритиковали [анг] в социальных медиа президента Поля Бийю за его явно прохладную реакцию на трагедию — глава государства отправил свои соболезнования из Швейцарии (кстати, тоже через соцмедиа [анг]) и не вернулся немедленно в страну, узнав об аварии. [Подробный анализ роли соцмедиа в освещении инцидента представлен в репортаже на французском языке VoxAfrica TV].

Пользователь Twitter @237pleure жалуется: «Трагедия в Камеруне. Где же Поль Бийя? Без всяких сомнений, в роскошном отеле Женевы высмеивает камерунцев».

После того как президент Бийя из Швейцарии объявил о национальном дне траура, пользователь Twitter Yannick T отреагировал так: «Что еще вы можете сделать? Да ничего. Вы стали президентом отеля Intercontinental в Женеве. Вот это фиаско».

Уязвленное обвинениями [анг] в халатности, некомпетентности и безразличии президента, правительство прикинулось жертвой [фр]:

Le sinistre d’Eséka s’est vite transformé pour certains en défouloir, un alibi commode, un exutoire rêvé pour asséner des coups, porter l’estocade, assouvir des appétits bassement politiciens… Des déclarations qui ne visaient manifestement qu’un seul objectif : accabler, embarrasser au maximum le chef de l’Etat et en tirer les dividendes politiques conséquents.

Часть людей превратила трагедию в Есеке в удобное алиби, идеальный повод для забастовки, чтобы нанести смертельный удар и удовлетворить свои отвратительные политические аппетиты… [Их] заявления имеют единственную цель: по максимуму сокрушить и смутить президента республики, получив политические дивиденды.

На пресс-конференции через несколько дней после аварии министр связи и председатель правительства Исса Тхирома (Issa Tchiroma) заявил [фр]:

Les gens de l’internet sont en permanence fâchés… c’est leur nature… les réseaux sociaux ne nous inquiètent pas. C’est un espace qu’il faut rationnellement occuper.

Интернет-пользователи постоянно бесятся… это их природа… нас не беспокоят соцмедиа. В любом случае, это пространство, которое мы логически должны занять.

«Новая форма терроризма»

10 ноября кампания против соцмедиа вышла на новый уровень, когда в обращении [анг] к парламенту председатель Национального собрания Кавай Джибриль (Cavaye Djibril) пожаловался на «социальные волнения», спровоцированные «коварным влиянием социальных сетей» в Камеруне, — процесс, который он назвал «новой формой терроризма»:

Social media… is now being used for misinformation, and even intoxication and manipulation of consciences thereby instilling fear in the general public. In fact, it has become as dangerous as a missile… In a nutshell, social media has become a real social pandemic in Cameroon… I urge the appropriate authorities to see the pressing need to track down and neutralize the culprits of cybercrimes… we should know that there is a limit to freedom, for freedom without limit stifles freedom.

Социальные медиа… в настоящее время используются для дезинформации, чтобы отравлять и манипулировать сознанием людей, вселяя таким образом страх в сердца граждан. В самом деле, они становится такими же опасными, как ракеты… В двух словах, социальные медиа — настоящая социальная пандемия в Камеруне… Я призываю соответствующие инстанции увидеть острую необходимость немедленно отследить и нейтрализовать киберпреступников… мы должны знать, что у свободы есть границы, потому что свобода без ограничений уничтожает свободу.

Заявление спикера, похоже, подтвердило блуждающие долгое время слухи [анг], что правительство готовит закон, который задушит социальные медиа.

Традиция враждебности и подозрительности по отношению к соцмедиа

Недавние атаки на интернет вообще и соцмедиа в частности — не новая история. Правительство Камеруна хранит давнюю политическую традицию глубочайшей враждебности [анг] по отношению к киберпространству.

В 2014 году генеральный директор Национального агентства по информационно-коммуникационным технологиям (ANTIC) рассказал [фр], что агентство постоянно мониторит соцмедиа с целью выявления незаконного контента, который может угрожать интересам национальной безопасности и имиджу Камеруна.

Президент Бийя присоединился к этой гонке в 2015 году, когда заговорил об онлайн-манипуляции в своей речи [анг] на ежегодном Дне молодежи: «Не дайте сбить себя с толку неудачникам, мечтателям и энтузиастам, призывающим к дестабилизации через социальные медиа. Все это безответственные пророки, которые отчаянно пытаются манипулировать вами».

В апреле 2016 года президент поручил [фр] кабинету министров вести активную стратегию в социальных медиа. Это произошло вскоре после крупного скандала [анг] в марте 2016 года с Моник Куматеке (Monique Koumateke): пользователи социальных медиа негодовали по поводу смерти беременной женщины, которой было отказано в медицинской помощи, так как она не могла заплатить за услуги. Согласно статье [фр], опубликованной в парижском еженедельнике Jeune Afrique, только шесть министров кабинета Байи на апрель 2016 года имели страницы в Facebook, и только двое из них также пользовались Twitter. Приказ президента до сих пор не имел особенного влияния, так как чиновники только реагировали на онлайн-события и дискуссии, но не принимали участия в их формировании.

Законодательство о социальных медиа в Камеруне

Хотя в Камеруне нет законов, прямо обращенных к соцмедиа, здесь действует закон 2010 года [анг] о кибербезопасности и киберпреступности, два раздела которого непосредственно касаются онлайн-активности.

В соответствии со статьей 77:

(1) Каждый, кто использует электронную коммуникацию или информационную систему, проявляя неуважение по отношению к расовым или религиозным вопросам, наказывается лишением свободы на срок от 2 до 5 лет, либо штрафом в размере от 2 000 000 до 5 000 000 франков КФА [210.575 — 526.437 российских рублей], либо и тюремным заключением и штрафом одновременно.

(2) Штрафные санкции, перечисленные выше в подразделе (1) удваиваются в том случае, если преступление совершено с целью разжигания ненависти и вражды между гражданами.

В соответствии со статьей 78:

(1) Каждый, кто использует электронную коммуникацию или информационную систему, чтобы создавать, публиковать и распространять информацию, и при этом не способен подтвердить достоверность опубликованных сведений или доказать, что они являются истинными, наказывается лишением свободы на срок от 6 месяцев до 2 лет, либо штрафом в размере от 5 000 000 до 10 000 000 франков КФА [526.437 — 1 044 000  российских рублей], либо и тюремным заключением и штрафом одновременно.

(2) Штрафные санкции, перечисленные выше в подразделе (1) удваиваются в том случае, если преступление совершено с целью нарушить общественный порядок.

Интернет и соцмедиа на взлете

По данным сайта Internet World Stats (IWS), отслеживающего использование интернета в стране и мире, число интернет-пользователей [анг] Камеруна на июнь 2016 года составляло около 4,3 миллиона, с уровнем проникновения интернета 17,7% (по сравнению [анг] с 6,4% в 2013 году).

Согласно недавнему исследованию [фр] французской компании Mediametrie, занимающейся измерением аудитории, Facebook является самой популярной социальной медиа-платформой в стране (по оценке IWS число пользователей этой сети [анг] составило 2 100 000), далее следуют Google+, Instagram, Twitter и LinkedIn. Исследование также подтвердило, что 73,3% граждан в возрасте от 15 до 24 лет имеют аккаунты в соцмедиа.

Социальные медиа объединяют тех, кто хочет изменений в стране на государственном уровне. Поэтому неудивительно, что режим Бийя рассматривает социальные платформы как место для подрывной деятельности, которое не должно оставаться без контроля.

Государство Камерун решительно включилось в борьбу против социальных медиа, чтобы сохранить имидж страны.

Похоже, что, по мнению режима Бийи, пользователи соцмедиа должны либо начать сотрудничать с властями, либо полностью подчиниться, если они хотят продолжать самовыражаться онлайн.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо