Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Томбукту: «Правосудие для памятников, но не для изнасилованных женщин»

13-12-05-Culture in Timbuktu 02

Томбукту, Джингереберская соборная мечеть, памятник всемирного наследия ЮНЕСКО — Фото MINUSMA/Марко Дормино

[Все ссылки статьи ведут на сайты на французском языке, если не указано обратное].

Жорж, малийский журналист и блогер, взывает от всего сердца выступить против того факта, что, тогда как памятники были восстановлены в его стране, чувствуется полное отсутствие правосудия для жертв сексуального насилия.

В своём блоге с довольно длинным названием «Au Grin, Il se dit beaucoup de choses autour d’un verre de thé» («В Грине много чего говорят о чашке чая») он опубликовал статью под названием «Томбукту: Они не виноваты, также как и мавзолеи!» В ней он обвинил малийские и международные судебные органы в том, что они хотят забыть о насилии против женщин:

Si vous suivez l’actualité internationale la condamnation de Ahmed Al Faqi Al Mahdi à neuf ans de prison n’a pas dû vous échapper. La Cour Pénale Internationale (CPI) a reconnu coupable ce djihadiste malien de la destruction en 2012 de la  mosquée Sidi Yahia de Tombouctou ainsi que de 9 mausolées. Ahmed Al Faqi est le premier à être jugé pour des crimes commis au plus fort de la crise malienne, sous l’occupation des régions nord du pays.

Mais les crimes commis ne se limitent pas uniquement à la destruction de biens culturels. Les groupes armés qui occupaient les lieux ont aussi perpétré des viols ainsi que d’autres formes de violences sexuelles sur des femmes et des jeunes filles. Malgré les 171 victimes recensées et les 113 plaintes portées pour les crimes de violences sexuelles personne n’a été inquiété par la justice à ce sujet. Ces victimes sont aussi innocentes que les mausolées, comme la porte de la mosquée Sidi Yahia. Mais où est passé l’important ?…

Les mausolées détruits ont été restaurés et réhabilités avec l’aide de l’UNESCO. Il restait alors la porte de la mosquée Sidi Yahia, qui a elle aussi a été restaurée en septembre 2016 en présence de notables, d’habitants de Tombouctou, du représentant de l’UNESCO et de la MINUSMA … Je ne dis pas que la restauration de ces biens culturels, classés patrimoine culturel de l’humanité, n’est pas important. D’ailleurs je me réjouis pour la justice rendue aux édifices de Tombouctou. Mais ça ne doit pas se limiter à ça et s’arrêter là….

Если вы следите за международными новостями, вы наверняка знаете о приговоре Ахмеда аль-Факи аль-Мади к 9 годам тюрьмы. Международный уголовный суд (МУС) признал виновным малийского джихадиста в разрушении в 2012 году мечети Сиди Яхья в Томбукту, а также 9 мавзолеев. Ахмед аль-Факи — первый, кого обвинили в преступлениях, совершённых в самый разгар малийского кризиса, при оккупации северных регионов страны.

Но совершённые преступления касаются не только разрушения культурных ценностей. Вооружённые группы, оккупировавшие местность, также совершали изнасилования и другие формы сексуального насилия над женщинами и девушками. Несмотря на зафиксированную 171 жертву и 113 заявлений, связанных с сексуальным насилием, правосудие по этому поводу никого не побеспокоило. Эти жертвы также невиновны, как и мавзолеи, как и дверь мечети Сиди Яхья. Но что важнее?…

Разрушенные мавзолеи были отреставрированы и восстановлены при помощи ЮНЕСКО. Оставалась только дверь мечети Сиди Яхья, которая также была восстановлена в сентябре 2016 года в присутствии заметных жителей города Томбукту, представителя ЮНЕСКО и МИНУСМА… Я не говорю, что реставрация данных культурных ценностей, признанных культурным достоянием человечества, не является важным. Напротив, я рад правосудию для зданий Томбукту. Но оно не должно оставаться в этих границах и останавливаться на этом…

Началом преступлений против женщин, на которые ссылается Жорж, стало восстание на севере Мали в 2012 году, после которого некоторые области были завоёваны джихадистами на протяжении нескольких месяцев. 22 марта 2012 года президент Амаду Тумани Туре был отстранён от должности при государственном перевороте, вызванного его реакцией на кризис. Как последствие нестабильности, наступившей после переворота, три крупнейших северных города — Кидал, Гао и Томбукту — были завоёваны повстанцами. Тогда новое правительство Мали попросило иностранной военной помощи, чтобы вернуть себе север.

В начале 2013 года территория, оккупированная джихадистами, была возвращена малийской армией. Тем не менее, данный конфликт стал худшей ситуацией прав человека [анг] в Мали, по информации, предоставленной Amnesty International, в которой указывались случаи группового изнасилования и казни. С другой стороны, Human Rights Watch сообщают о нарушениях прав человека, совершённых малийской армией в городе Нионо. Как тауреги, так и арабы, стали главной мишенью. Международный уголовный суд ведёт расследование преступлений в Мали, совершённых во время конфликта. После того, как суд взялся за это дело, только один человек был осуждён — за преступления, связанные с разрушением старинных монументов в Томбукту.

Упомянув о том, что при оккупации северных регионов Мали джихадисты и другие вооружённые группы совершали различного вида преступления против женщин, в особенности изнасилования, Жорж добавил:

Comme l’atteste un rapport établi en 2012 par le Haut Commissaire des Nations Unies aux droits de l’homme sur la situation des droits humains au Mali. L’ONG Wildaf-Mali (Women In Law and Development/ Femme – Droit et – Développement en Afrique) a recensé 171 femmes victimes de violences sexuelles venant des régions du nord du Mali. Selon Bintou Bouaré, présidente de Wildaf-Mali« sur ces 171 femmes, 113 ont accepté de porter plainte. En trois ans, 30 femmes seulement ont été écoutées par le procureur de la commune 3 de Bamako ».

Так показывает отчёт, составленный в 2012 Верховным комиссаром ООН по правам человека о положении прав человека в Мали. Общественная организация Wildaf-Mali (Women In Law and Development / Женщины — Право и развитие в Африке) зафиксировала, что 171 женщина стала жертвой сексуального насилия в северных регионах Мали. По словам Бинту Боарэ, президента Wildaf-Mali, «из 171 женщины, 113 согласились на подачу заявления в суд. За три года, только 30 женщин были выслушаны прокурором общины 3 в Бамако».

Чтобы понять проблемы, пережитые женщинами, изнасилованными в своих общинах на севере Мали, он добавил:

Le viol est un sujet tabou au Mali. Les lèvres des victimes sont scellées par le regard de la société. Parmi les 171 femmes et filles victimes recensées de violences sexuelles, 58 n’ont pas voulu porter plainte. “Certaines se sentent responsables de leur sort. Tandis que d’autres ont peur de témoigner parce qu’elles vivent dans la même localité que leurs violeurs qui errent librement dans la nature” me confie Bintou Bouaré, présidente de l’ONG Wildaf-Mali.

В Мали изнасилование — табу. Губы жертв сомкнуты взглядом общества. Из 171 женщины и девушки, потерпевшей от сексуального насилия, 58 не захотели подавать заявление в суд. «Некоторые чувствуют себя ответственными за свою судьбу. Другие бояться давать показания, потому что они живут в том же населённом пункте, что и их насильники, свободно прогуливающиеся по его улицам», — признаёт Бинту Боарэ, президент общественной организации Wildaf-Mali.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо