- Global Voices по-русски - https://ru.globalvoices.org -

Сирийская беженка в США хочет, чтобы американцы поняли, как в их стране происходит проверка беженцев

Категории: Ближний Восток и Северная Африка, Северная Америка, Сирия, США, беженцы, война и конфликты, гражданская журналистика
Asmaa Albukaie, Idaho's first Syrian refugee, in her new home. Credit: Courtesy of Asmaa Albukaie

Асмаа Альбукайе, первая беженка из Сирии в Айдахо, в своём новом доме. Фото любезно предоставила Асмаа Альбукайе.

[В данной статье приведены ссылки на англоязычные источники].

Эта история, написанная Джейсоном Марголисом [1], впервые опубликована [2] на 20 октября 2016 года. Она перепубликована здесь в рамках соглашения об обмене контентом. 

Асмаа Альбукайе вышла замуж, когда ей было 14 лет. В 15 она уже была матерью двоих детей. Она предприняла очень необычный для сирийской матери-домохозяйки шаг: поступила в университет Дамаска, чтобы изучать библиотечное дело.

«Я заметила, что в фильмах женщины, американские женщины, сами принимают решения и делают то, что они хотят. В Сирии такое поведение неприемлемо. Поэтому когда я приняла решение учиться, то спряталась в ванной, потому что мой муж не разрешал мне учиться», — сейчас Альбукайе смеётся над этим.

Она рассказала мне свою историю в кофейне в центре Бойсе, где мы провели около полутора часов. Город Бойсе, столица северо-западного штата Айдахо, принимает многих сирийских беженцев: 122 только за этот год. Это в несколько раз больше [3], чем принимают Лос-Анджелес, Бостон и Нью-Йорк вместе взятые.

Альбукайе и два её сына-подростка, приехавшие в ноябре 2014 года, были первыми сирийскими беженцами в Айдахо.

Из-за доступного жилья и нехватки рабочих рук в малонаселённом штате Айдахо в Бойсе переселяются многие беженцы [4] из разных стран.

Альбукайе рассказала много подробностей своей жизни в Сирии, а затем попросила не публиковать некоторые части нашей беседы. Она хочет защитить свою семью, до сих пор живущую в раздираемой войной стране — мудрая мера защиты: никого не критиковать.

«Если бы я говорила что-то плохое, вы бы меня здесь не увидели», — говорит она.

Вот то, что я могу опубликовать из рассказанного мне: муж и двое сыновей Альбукайе были похищены. Она никогда больше не видела своего мужа, но дети вернулись к ней, после чего она немедленно уехала в Иорданию, затем в Египет, где она получила статус беженца через ООН.

ООН в первую очередь фокусируется на разрешении самых критичных случаев, и Альбукайе заявила о том, что она мать-одиночка. После двух лет собеседований и проверок личных данных она получила билет на рейс в США.

«На билете было написано: „Бойсе, ID“ — теперь я знаю, что это штат Айдахо. Тогда я не знала этого и искала значение в Google», — говорит она.

Естественно, такие перемены были довольно сложны для первой сирийской беженки в целом штате Айдахо.

«Что было самым сложным? Всё, — говорит Альбукайе, — учиться оплачивать счета, учиться водить, потому что у меня была машина на ручной коробке передач. Люди на улице кричали на меня, потому что моя машина заглохла. Они ругались матом и обзывали меня. Я только улыбалась и говорила: „Извините, я новичок, впервые за рулём“».

Альбукайе получила машину в дар. В Сирии она никогда не водила, потому что было удобно пользоваться автобусами и в автомобиле не было необходимости.

Отчасти благодаря американским фильмам, которые она смотрела, её знание английского быстро привело её на работу переводчиком. Спустя несколько месяцев Альбукайе стала служащим по вопросам трудоустройства и начала помогать другим беженцам, приезжающим со всего мира.

Она довольно быстро достигла успеха. В прошлом месяце выдающийся труд Альбукайе и других лидеров сообщества беженцев был отмечен в Белом доме в рамках Недели гостеприимства — события, проведённого Welcoming America [5], организацией, продвигающей инновационные пути интеграции иммигрантов в сообщества США.

Сегодня Альбукайе говорит, что чувствует, будто выиграла джекпот, живя в Айдахо.

«Во-первых, здесь очень красиво и много зелени. Здесь у меня много хороших друзей, я работаю и я в безопасности. Это самое важное. Я покинула свою страну, потому что там опасно находиться, и приехала сюда ради мира и безопасности», — говорит она.

Если не считать агрессивных водителей, по мнению Альбукайе, Бойсе очень гостеприимен. Она упоминает несколько деталей, которые дали ей почувствовать это: например, как еврейская семья пригласила её с сыновьями в свой дом отпраздновать День благодарения.

Но эти настроения меняются. Альбукайе носит хиджаб, и говорит, что люди кричали на неё и называли «террористкой». Недавно мужчина напал на её 16-летнего сына.

«Он был со своим другом, и тот американец спросил его: „Ты мусульманин?“ Мой сын ответил: „Да“. Тогда он ударил его в лицо».

Нападавший был арестован и осуждён [6] по закону штата Айдахо о преступлениях на почве ненависти.

Альбукайе не хочет критиковать никого из американских политиков за излишнюю враждебность по отношению к мусульманам. Она боится, что если скажет что-то неправильное, её депортируют. С юридической точки зрения такое не может произойти.

Альбукайе согласилась поговорить со мной, потому что, по её словам, она хочет, чтобы американцы поняли процесс проверки беженцев, попадающих в США. Все кандидаты сперва проходят проверку ООН, затем — проверку в трёх правительственных агентствах США [7]: Государственном департаменте, Министерстве национальной безопасности и Министерстве здравоохранения и социального обеспечения.

В целом процесс приёма сирийских беженцев обычно занимает от 18 до 24 месяцев, если кандидаты успешно преодолеют все преграды [8]. Кандидат в президенты США от Демократической партии Хиллари Клинтон говорит, что хотела бы увеличить ежегодный приём беженцев до 65 тысяч [9].

Кандидат от Республиканской партии США Дональд Трамп утверждает, что мы не знаем «ничего» [10] о прошлом сирийских беженцев. На третьих дебатах кандидатов в президенты [11], прошедших вечером 19 октября, Трамп снова озвучил эту точку зрения в беседе с Клинтон.

«[Клинтон] согласна принимать десятки тысяч сирийских беженцев, которые, возможно, во многих случаях, которые определённо во многих случаях связаны с ИГИЛ. А теперь мы примем их в своей стране. Подождите, и вы увидите, что это будет огромный Троянский конь. И вы увидите, что будет происходить в ближайшие годы”, — заявил Трамп.

«Это растраивает меня, потому что я люблю свою страну, люблю Америку, — говорит Альбукайе, — эта страна — моя мать. Когда [Трамп] заявил, что сирийцы въезжают в страну без какой бы то ни было проверки документов, ему нужно было видеть, как проверяли меня и других людей — эти проверки были очень масштабными. Мы прошли множество собеседований и биографических проверок… Более 10 собеседований, и большинство из них были пугающими и неприятными, они проходили в маленьких комнатах без окон, как будто велось расследование.

Пугающие потому, что задают очень много вопросов, в том числе и много очень неприятных вопросов. Например: „Ответьте да или нет: вы хотите взрывать самолёты?“»

Я спросил Альбукайе: «Как вы общаетесь с людьми, которые боятся мусульман, приезжающих из Сирии? Как вы убеждаете их в том, что не являетесь террористкой?»

«Когда меня называют террористкой… когда я улыбаюсь, машу рукой, здороваюсь, выражения их лиц меняются от злого к доброжелательному, более спокойному, — говорит Альбукайе. — Я верю, что мусульмане могут изменить представления американцев о себе».

Недавно Альбукайе участвовала в TED Talk в Москоу, штат Айдахо, чтобы большее количество людей могло узнать о жизни сирийских беженцев.