Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Незаконный арест мирного активиста Хуррама Парвеза может говорить о том, что он «всё делает правильно»

Khurram Parvez shows a victory sign as he is taken to Kot Balawal Jail, Jammu Kashmir. Photo by: Sameena Mir

Хуррам Парвез показывает знак победы во время отправки в тюрьму Кот Балавал, Джамму и Кашмир. Фото: Самина Мир.

[В данной статье приведены ссылки на англоязычные источники].

Автор: Атер Зиа

«Мир!» – слово (приветственное) Господа Всемилостивого! 

Эта фраза из Корана, Сура Ясин, 36:58, прозвучала в первой из многих бесед, которые я провела с Хуррамом Парвезом, моим давним другом. В наших беседах всегда преобладали размышления о значении слова «мир», упомянутого в этом стихе, и о том, что оккупация, правда, справедливость, закон, права, активизм и свобода значили в условиях постоянной мобилизации в контролируемой Индией долине Кашмира. Эти слова приобрели особое значение в жизни Хуррама в конце 90-х, когда по окончании магистратуры по журналистике он решил посвятить свою жизнь правозащитной деятельности. Спустя годы Хуррам стал одним из первых правозащитников в долине.

В ночь на 15 сентября Хуррам был незаконно задержан за «угрозу нарушения мира» — ироничное обвинение для активиста за мир и защиту прав человека. Это произошло спустя несколько часов после снятия его с рейса в Женеву, где он должен был представить «доклад заинтересованной стороны гражданского общества» Совету по правам человека ООН.

Несмотря на наличие всех необходимых для перелёта документов, Хуррама задержали без объяснения причин, за исключением того, что он задержан по приказу индийского бюро разведки. Его снова отправили в долину и вскоре взяли под стражу.

Хурраму было предъявлено обвинение в нарушении закона об общественной безопасности (PSA), жёсткого закона, принятого в Индии для подавления любых форм инакомыслия. Amnesty назвала PSA «незаконным законом» и собрала доказательства злоупотребления им в Кашмире, где его используют для обвинения и наказания политических диссидентов. Хуррам находится в тюрьме почти за 300 километров от своей семьи и адвоката. На момент транспортировки туда ему до сих пор не сообщили причин задержания. Представители интеллигенции — Ноам Хомский, Арундати Рой, Джудит Батлер, Вина Дас, — а также другие активисты и правозащитные организации Human Rights Watch и Frontline Defenders осудили задержание Хуррама. Amnesty International назвала арест «постыдной попыткой подавления мирного голоса диссидента из Кашмира». Группа экспертов ООН призвала правительство Индии немедленно освободить Хуррама.

Арест Хуррама был негласным, поскольку не было выдано никакого предписания. Судья, выдающий ордеры на арест, даже не встречался с ним лично и не выдавал документов на поручительство, необходимых при обвинении, влекущем за собой тюремное заключение.

Изначально Хуррам был помещён под десятидневный арест, а позже без формального уведомления среди ночи был перевезён в тюрьму отдалённого Северного Кашмира. Возможно, это было сделано для продления его изоляции и создания помехи его освобождению правовыми методами.

A soldier guards the roadside checkpoint outside Srinagar International Airport in Jammu and Kashmri, Jan 2009 PHOTO: Jrapczak - Own work, CC BY-SA 3.0.

Солдат, охраняющий придорожный контрольно-пропускной пункт у Международного аэропорта Шринагар в Джамму и Кашмире, январь 2009. Фото: Jrapczak — авторская работа, CC BY-SA 3.0.

Такое обращение для долины Кашмира не является их ряда вон выходящим. По сообщениям Amnesty, тысячи кашмирских молодых людей и активистов, включая адвокатов и журналистов, были незаконно посажены в тюрьму. По оценкам Amnesty, количество задержанных за последние два десятилетия составляет от 8 до 20 тысяч человек. После освобождения многие из них арестовывались повторно. Повторные аресты и незаконные задержания стали основой государственной политики. Незаконное задержание — одно из многих других нарушений прав человека, которые документировал и против которых боролся Хуррам.

Хуррам начал свою деятельность по защите прав человека с координации Коалиции гражданского общества в Джамму и Кашмире (JKCCS) — организации, которую он финансировал совместно с Парвезом Имрозом, правозащитником и активистом. Хуррам также поддерживал международные действия, направленные на борьбу с нарушениями прав человека, и являлся председателем Азиатской Федерации против насильственных исчезновений (AFAD).

Хуррам вёл единоличную борьбу за создание пространства для мирного диалога, активизма, проведения исследований и подготовки документации по правам человека в Кашмире. Он сделал JKCCS центром гражданского общества и вторым домом для исследователей, студентов, журналистов, режиссёров, активистов и начинающих деятелей в области прав человека со всего мира.

В 2004 году, во время наблюдения за выборами в долине Лолаб, Хуррам потерял ногу из-за взрыва мины. Но он не утратил мужества и продолжал успешно работать над JKCCS, превратив её в этический центр долины, широко известный своими тщательно подготовленными свидетельствами и докладами о насильственных исчезновениях, массовых захоронениях и убийствах в заключении, совершённых индийскими военными. Доклад о массовых захоронениях стал беспрецедентной работой, инициатором которой стал Хуррам, он привлёк внимание международной общественности к случаям нарушений прав человека в долине Кашмира.

После продолжительного игнорирования Индией запроса от населения Кашмира на самоопределение, гарантированное ООН, в 1989 году в регионе начались вооружённые столкновения. Индия отреагировала проведением жестоких карательных операций и принятием Закона о специальных полномочиях вооружённых сил (AFSPA), давшего индийским войскам полномочия безнаказанно распоряжаться жизнями, свободой и собственностью жителей Кашмира.

Сегодня в Кашмире находятся около 700 000 индийских военных — примерно по одному солдату на каждого восьмого кашмирца. Они стали виновниками многочисленных самовольных расправ, убийств в местах заключения, пыток, изнасилований и незаконных задержаний. Исследование, проведённое Médecins Sans Frontierès, показало, что один из семи кашмирцев был свидетелем или жертвой пыток. Правозащитные организации сообщают, что на сегодняшний день убиты более 70 тысяч кашмирцев, как военных, так и мирных жителей, и более 8 тысяч человек пропали без вести, находясь в заключении. Движение по поиску пропавших, которым руководил Хуррам, стало одной из самых заметных инициатив JKCCS.

С 2008 года движение самоопределения в долине превратилось в мирные демонстрации и уличные столкновения. Даже при ослаблении военных действий — по сообщению правительства, число ополченцев в регионе сейчас не более 400 — напряжённость и количество жертв действий индийских войск не снизилось.

7 июля 2016 года, после убийства молодого лидера вооружённых повстанцев Бурхана Вани, началась новая волна гражданских выступлений. На момент написания этой статьи в долине Кашмира идёт 107-й день протестов и действия комендантского часа. Более 80 человек убито, среди них пожилые и дети, и более 11 тысяч получили ранения. Сообщается о том, что 800 кашмирцев в возрасте до пяти лет получили ранения в области глаз или были ослеплены индийскими военными, применяющими несоразмерные меры к протестующим и тем, кто не участвует в протестных выступлениях. Телефонная связь и интернет до сих пор частично заблокированы. Произведено уже около тысячи арестов, ожидается, что их число будет только возрастать. JKCCS неустанно документирует случаи нарушения прав человека, и Хуррам собирался сделать об этом доклад в Женеве.

Хуррам — один из наиболее влиятельных критиков репрессивной политики Индии в Кашмире. Его незаконный арест — попытка криминализации его правозащитной деятельности, превращения его в символ, чтобы заставить людей замолчать и объявить преступными голоса, созвучные ему. Его арест — часть новой атаки на людей, требующих самоопределения. Однако его арест и попытки запятнать его репутацию только возвысили его в глазах его народа и мирового сообщества.

Хуррам всё ещё полон решимости, и относится к аресту как к доказательству своей стойкости в деле защиты прав человека и законной реализации гарантированного ООН права кашмирцев на самоопределение.

В ожидании своего перевода в тюрьму он размышлял над быстро развивающимися событиями — необоснованными обвинениями и его незаконным арестом. Он сказал: «Иногда я думаю о своей работе, о жертвах, которые понесли кашмирцы, о том, как я потерял ногу и о том, как JKCCS стала рупором для тех, чьих голосов не было слышно; я думаю, на правильном ли я пути. Мой арест доказывает, что я всё делаю правильно»

Атер Зиа преподаёт в Университете Северного Колорадо. Она работает над книгой о насильственных исчезновениях в Кашмире. Она основатель и редактор журнала Kashmir Lit на www.kashmirlit.org, ведёт свой блог на http://www.huffingtonpost.in/ather-zia/.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо