Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

В защиту моего права на аборт в Македонии

Pregnancy Test. PHOTO: Johannes Jander (CC BY-ND 2.0)

Тест на беременность. Фото: Йоханнес Йандер (CC BY-ND 2.0)

До июня 2013 года в Македонии был довольно либеральный закон об абортах. Женщины могли подвергаться хирургическому вмешательству без обязательного периода ожидания и консультаций.

Однако после того, как в июне 2013 года вступил в силу более строгий закон [анг], аборт в Македонии стал не только бюрократическим процессом. Он превратился в сложную, затянутую процедуру, которая и так была усугублена из-за уже негативного отношения к прерыванию беременности.

Несмотря на существование доктрины отделения церкви от государства § которая закреплена конституцией — и свободы выбора по отношению к деторождению, мейнстримный политический и медийный дискурс в Македонии наполнен анти-абортивными религиозными суждениями, включая общественные кампании против абортов, финансируемые правительством [анг].

Сегодня в Македонии нет всесторонних уроков сексуального воспитания, а доступные высококачественные (экстренные) средства контрацепции не распространены широко, как и не одобрен официально аборт под контролем медицинских учреждений. Кроме того, раздробленная общественная система здравоохранения страдает от нехватки работников, устарела и часто не бывает доступной — особенно для тех, кто живет в сельских поселениях и небольших городках.

В этом контексте я высказываюсь в защиту моего права — и права всех женщин — на безопасные, законные, быстрые и доступные аборты.

В таком патриархальном обществе, как в Македонии, женщинам уже сложнее достигать карьерного успеха. Женщине приходиться работать намного усерднее, чем её коллегам мужского пола, чтобы её считали равной им с точки зрения знаний и компетенции. Но затем она сталкивается с таким явлением, как стеклянный потолок. Более того, её ценность как человеческого существа будет оцениваться в большей степени по физическим данным, а общество будет ожидать того, что она — а не её партнер — возьмет на себя все заботы по хозяйству, уходу за детьми и пожилыми родственниками.

Именно она должна быть рядом 24 часа в сутки, семь дней в неделю, чтобы помогать детям с домашними заданиями и сопровождать их на дополнительные кружки, визиты к врачам, не говоря уже о том, чтобы ухаживать за ними в случае болезни. И всё это, если женщине повезет и её не уволят или не откажутся продлить контракт после того, как она объявит о своей беременности.

Одинокие матери и женщины, которые не могут просто так взять декретный отпуск на работе, находятся под ещё большим давлением. И это не считая тех, кто растит детей с ограниченными возможностями.

Эти требования создают женщинам тяжелое бремя, даже если беременность запланирована и ожидается с счастьем. Однако девушкам бывает ещё тяжелее, если беременность нежеланна, особенно когда это внебрачный ребенок. Несмотря на то, что такие ситуации случаются часто, консервативному обществу трудно их принять.

Беременность и родительство меняют жизнь женщин ещё больше, чем жизнь мужчин, в смысле как серьезных биологических изменений, так и перемен в повседневном укладе жизни, долгосрочной карьере и личностном развитии. Македонское государство еще не создало законные и правовые рамки — например, предоставление отпуска по уходу за детьми мужчинам или вынужденного отпуска в случае экстренных ситуаций — которые могли бы продвигать среди мужчин равное участие в исполнении родительских обязанностей, домашних делах и уходе за пожилыми членами семьи.

Соответственно, если государство — и мужчины — не хотят взять на себя ответственность, по крайней мере, они не должны добиваться того, чтобы помешать женщинам делать выбор в деле деторождения. Другими словами, те, от кого ожидают принятие на себя ответственности за что-то, должны иметь полное право решать, хотят ли они принять на себя эту обязанность, без всяких помех со стороны государства, основанных на религии, культуре или другой более-менее укоренившейся идеологии.

В контексте, описанном выше, решение подвергнуться гормональному и/или хирургическому вмешательству вместо того, чтобы родить ребёнка, которому не гарантировано безопасное, заботливое и любящее окружение, не является преждевременным отказом от ответственности. Как раз наоборот, это является совершенным актом принятия ответственности за себя и за мир, в котором человек живёт и который оставляет после себя.

Однако право на аборт распространяется за пределы выбора — рожать или нет. Оно даёт управлять своим телом женщинам, а не политике, религии и/или семье. Женская свобода использовать свои репродуктивные и сексуальные права является также свободой полностью наслаждаться всеми аспектами и формами своей сексуальности и заниматься любовью ради своего собственного удовлетворения.

Широкая доступность контрацептивов и абортов означает широкий доступ к удовольствию, созиданию и глубокой межличностной связи за пределами консервативных догм.

Выступать за эту доступность значит бороться за право женщин — и мужчин — быть заботливыми, ответственными и сексуальными, но, кроме того, счастливыми и полными жизни людьми.

Ана Мишковска-Кайевска [анг], PhD, — активист и эксперт по гендерным вопросам.

 

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо