Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Что такого в Дельфине Кишпе и из-за чего содрогаются латиноамериканские соцсети?

Delfín Quishpe. Captura de pantalla de una de sus canciones compartidas en Youtube.

Дельфин Кишпе. Скриншот одной из его песен на Youtube.

Многие в Латинской Америке слушали этого певца, или как минимум видели его видео в Интернете. Дельфин Кишпе изначально бросал вызов эстетике и моде. Он прославился благодаря песни Torres gemelas [исп: Башни-близнецы], ставшей вирусной в Интернете и сделавшей его популярным как в Эквадоре, так и в других странах. В ней он рассказывает, что его “любимая” уехала в США и погибла в терракте 11 сентября 2001 года. “Кто знает правду? Кто это сделал и почему?” – спрашивает Дельфин в определённом отрывке своего видео. Это каким-то образом парадокс, этими же вопросами задавались миллионы людей после произошедшего. Несмотря на это, огромный груз насмешек навалился на певца в связи с его работой.

Тому есть причина. Начав свою карьеру, Дельфин встретился с трудностью: он является представителем коренных народов и в то же время задает стиль.

7% населения Эквадора — представители коренных народов [исп], и можно сказать, что в музыкальной среде Кишпе является одним из главных представителей аборигенных групп страны. В интервью новостному порталу Vice [исп.] Дельфин говорит, что Torres Gemelas не была принята на радио и телевидении, так как он просто “маленький чёрненький” автор. Он вложил 1500 долларов в производство своего видео. Один из его друзей порекомендовал ему бесплатный портал Youtube. Сегодня видео набрало 14 553 993 просмотра. В 2011 году он был номинирован на премию “Знаменитость года” канала MTV Латинская Америка [анг], а в 2012 году учавствовал во втором выпуске YouFest в Мадриде.

До дрожи

Вокруг Дельфина опять ходит много разговоров среди населения Латинской Америки. На этот раз после его исполнения Cuando pase el temblor [исп: Когда пройдёт дрожь], легендарной аргентинской группы Soda Stereo. Через неделю после второй годовщины смерти аргентинского певца и лидера группы Густаво Серати Дельфин, известный на сегодняшний день как создатель “андского технофольклора”, представил песню на одной из телепередач Эквадора. Он услышал комментарии как за, так и против, чего и следовало ожидат. Также песня послужила поводом для усиления дискуссий на тему что хорошо, а что плохо в мире музыки. Однажды это уже также сделала перуанская исполнительница андской музыки Венди Сулька [анг] своей версией песни Like a Virgin (одного из самых популярных хитов американской певицы Мадонны).

“Люди осуждают, потому что не знают”

Как ведёт себя Дельфин за пределами видео Youtube? Как он воспринимает критику? Целую неделю Global Voices пытались разыскать певца, отправляя ему сообщения в соцсетях. И вот мы смогли связаться с ним. Он ответил нам на некоторые вопросы из своего родного города Гуамоте [анг] (эквадорская провинция Чимборасо).

GV: Когда Дельфин Кишпе начал свой путь в музыке?

ДК: Я пою с детства, но на профессиональном уровне я начал работу в 2000 году. Тогда я записал свой первый альбом, но только на третьей пластинке родился хит Torres Gemelas. Мало кто знает, что мелодия этой песни была готова ещё до 2001 года и называлась тогда Cuando me voy a Guayaquil [исп: Когда я еду в Гуаякиль].

GV: Люди много говорили о тебе, а СМИ Эквадора, Перу и Аргентины широко распространили твою последнюю работу – кавер на Cuando pase el temblor [исп: Когда пройдёт дрожь] группы Soda Stereo. Но многие задаются вопросом, знал ли ты раньше об этой рок-группе, одной из самых важных в Латинской Америке.

ДК: Я всегда был фанатом Soda Stereo и Густаво Серати, исходя из чего я очень сильно ценю международных исполнителей. Я также восхищаюсь гватемальским композитором Рикардо Архоной, и я даже записал песню El mojado [исп: Мокрый]. Ты можешь найти её на Youtube.

GV: Что ты думаешь о критике в адрес твоей последней работы?

ДК: Я верю в свободу слова. Кто угодно может говорить что угодно, а меня это не обидит и не воодушевит. Я сконцентрирован на том, чем я занимаюсь. И я хорошо провожу время, делая то, что мне нравится.

GV: Несмотря на то, что видео Torres gemelas [исп: Башни-близнецы] вышло 10 лет назад, под ним все ещё пишут комментарии. Но не все они одобрительные. Какие чувства вызывает у тебя отношение к артистам-аборигенам в Латинской Америке? Ты чувствуешь расистское отношение к себе или к таким исполнителям как Венди Сулька и Тигреса дель Ориенте?

ДК: Мне всё равно, кто я и откуда, потому что у меня есть чёткая идентичность, национальность и культура. Я эквадорский певец, представитель коренного народа из Чимборасо. Почему меня должно волновать, что говорят люди? У каждого своя культура. Я хочу, чтобы люди это поняли, если захотят. А если нет, то мне всё равно. У меня стойкая позиция и поэтому критика меня не волнует. Расисты не знают страну. Говоря о континенте Америка, в нём тысячи культур, традиций и языков. Мы уважаем и хотим, чтобы уважали любого, кого хотят поставить под сомнение. Люди осуждают, потому что не знают.

Дельфин, феномен

Журналист из Гуаякиля, работник газеты Diario Extra Ивон Лаго также поговорила с Global Voices и поделилась своей точкой зрения о феномене, которому положил начало Дельфин Кишпе.

Хоть мнения и разделились, все они сходятся на расизме. Возможно, это так потому, что люди до сих пор думают, что аборигены должны сочинять андинскую музыку только там, где есть разного вида флейты и свирели. Парадокс, но некоторые из этих инструментов можно услышать в оригинальной версии Cuando pase el temblor, записанной в Куско, земле Империи инков. Другие видят в Серати идола, легенду, чьи песни нельзя марать и тем более превращать в насмешку. Возможно, у Дельфина не было таких намерений. Тот факт, что абориген осмелился создать кавер, повлёк за собой критику и издёвки. Я думаю, Дельфин сделал всё не так уж плохо. Всё было хорошо налажено, а обработка была сделана правильно.

Интернет представляет собой большое окно, через которое можно проанализировать, как публика воспринимает материал. На Youtube можно увидеть такие комментарии, как например “Дельфин ты не должен быть эквадорцем”, “Я не знал, что индейцы поют” или “Боже, сделай так, чтобы Дельфин больше не пел”.

На самом деле, играя на стереотипах, тем, что хорошо, а что плохо в музыке, эвадорский певец очень ловко взбудоражил публику. Говоря об этнических классификациях, он отражает то, что чувство превосходства и подчинённости становится намного сильнее даже в наши дни.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо