Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

«Разочарованные» активисты критикуют индийскую «Железную Леди» за прекращение голодовки, длившейся 16 лет

Screenshot from the video showing Irom Sharmilla breaking her 16 year long fast

Скриншот видео с The Quint, на котором показана Иром Шармила в момент окончания её 16-летней голодовки.

[В данной статье приведены ссылки на англоязычные источники, если не указано иное].

Активистка Иром Чану Шармила [рус] заявила о прекращении голодовки, длившейся 16 лет в знак протеста против спорного и сурового закона. Она планирует заниматься политикой в северо-восточном индийском штате Манипур и узаконить отношения со своим бойфрендом. Многие одобрили её решение и смелость (её голодовку часто называли самой долгой в мире), но некоторые сторонники выражали недовольство.

44-летняя Шармила намеревалась вернуться в посёлок в штате Манипур после того, как её выписали из больницы, где её удерживали как заключённую и принудительно кормили через трубку, вставленную в нос, во исполнение закона, запрещающего самоубийства. Но местные жители не приняли её, это же произошло в местном храме Исккон. После этого полиция временно вернула её в больницу в качестве пациента.

Активисты сообщества Sharmila Kanba Lup («Спасите Шармилу») заявили, что Шармила не посоветовалась с ними прежде чем закончить голодовку, и что чувствуют себя «разочарованными» и «обманутыми». Другое сообщество, сепаратистская организация Манипура Kangleipak (Союз социалистического единства), призывает её не выходить замуж за своего бойфренда, мужчину британо-индийского происхождения, считая его индийское происхождение сомнительным; некоторые её сторонники полагают, что эти отношения «сбили её с толку» и сподвигли на принятие этого решения.

Жестокость по отношению к Шармиле ошеломляет. Как будто она не может распоряжаться своей жизнью и делать свой выбор. Совершенно Противоречит правам человека, за которые она сражалась.

Шармила, также известная как «Железная Леди» Манипура, начала свой мирный протест в ноябре 2000 года. Её главным требованием была отмена Закона об особых полномочиях вооружённых сил (AFSPA), фактически предоставляющего военнослужащим иммунитет от судебных преследований для обезвреживания вооружённых сепаратистов в регионе.

Многие считают её иконой Манипура и утверждают, что окончание голодовки может запятнать этот образ. Другая организация, Sharmila Kanba Lup (кампания «Спасите Шармилу»), после её заявления об окончании голодовки была распущена, хотя, как оказалось, это случилось по её просьбе.

Те, кто говорят, что #IromSharmila должна продолжить голодовку, вполне могут продолжить вместо неё. Есть желающие?

Огорчённая критикой и тем, что местная общественность отвергла её, Шармила сообщила прессе:

At that moment, I felt the best thing for them would have been beating me to death. What is the difference between being beaten to death or dying from fasting. Not much. They want me to remain a martyr forever. But I can’t always be a martyr.

В тот момент я почувствовала, что они с большой радостью забили бы меня до смерти. Есть ли разница между тем, будешь ты забита до смерти или умрёшь от голода? Не слишком большая. Они хотят, чтобы я навсегда осталась мученицей. Но я не могу страдать вечно.

«Апогей морального банкротства»

Ману Джозеф подытожил ситуацию в статье для Hindustan Times:

They said she had betrayed their cause. They had promoted her as “iron lady”, but now she was not behaving like one. Fair-weather friends and family isolated her. People who had made her a deity, now abused her. At least one group threatened her.

Они говорят, что она предала их идеалы. Они называли её «железной леди», но сейчас она ведёт себя иначе. Ненадёжные друзья и семья отказались от неё. Люди, которые раньше её обожествляли, теперь сыплют оскорблениями. По меньшей мере одно сообщество угрожало ей.

Иршад Ахмед отреагировал на новости в Facebook:

India has lost humanity. India is slowly losing hearts of people of North East and Kashmir.

For a better India we must speak up for rights of one and all, we cannot allow the politicians to divide us further.

Индия стала бесчеловечной. Люди на Северо-Востоке и в Кашмире впадают в отчаяние.
Для того чтобы Индия стала лучше, мы должны настаивать на соблюдении прав всех и каждого, мы не можем позволить политике ещё больше нас разделить.

Шашикумар Велат критикует в Facebook тех, кто «использовал» Шармилу:

All human rights organizations – national and international – are responsible for creating an icon without thinking through a focused exit strategy. All exploited her struggle to raise the mast of their narrow campaign narratives, forgetting about the suffering of a real human being. They lulled the society to believe that Irom's hunger strike would be a never ending reality show. This is what happens when human rights bureaucracies elevate everything to clinical assessment of violations vis a vis national and international law standards. […]

Zenith of moral bankruptcy.

Все правозащитные организации — национальные и международные — в ответе за сотворение кумира без обдуманной фокусной стратегии выхода. Все они использовали её борьбу, чтобы поднять паруса своих ограниченных агитационных кампаний, забыв о страданиях реального человека. Они внушили обществу идею, что голодовка Иром будет бесконечным реалити-шоу. Вот что случается, когда бюрократический правозащитный аппарат доводит всё до клинического анализа нарушений по отношению к национальным и международным правовым стандартам…[…]

Апогей морального банкротства.

Индийский актёр Реенука Шахане предложил Шармиле свой дом и высоко оценил усилия Шармилы:

Irom Sharmila if you have no place that is willing to accept you please stay with me in Mumbai, it will be an honour! All those human rights & anti AFSPA “activists” who were happy & supportive only when you had a tube attached to your nose for force-feeding or only when you were facing the wrath of the State with courage, are not worth a second thought. You are still fighting against AFSPA; you are going to do that with a person whom you have chosen to love & in a manner that you & only you should choose to do. You are so used to dissent. Now, its from within the people you consideted your own. That is more difficult & painful.

Иром Шармила, если нет места, где тебя хотели бы принять, пожалуйста, живи в моём доме в Мумбаи, это будет большой честью для меня! Все эти «активисты» за человеческие права и против AFSPA, которые были счастливы и выражали поддержку, только когда тебе в нос была вставлена трубка для принудительного кормления или когда ты отважно приняла на себя гнев штата, не стоят того, чтобы о них думать. Ты продолжаешь сражаться против AFSPA; ты будешь делать это вместе с любимым человеком, которого ты выбрала, тебе и только тебе решать, как это делать. Ты так привыкла к несогласию. Теперь оно исходит даже от людей, которых ты считала своими. Это гораздо больнее.

В статье для информационно-развлекательного веб-сайта Arre Шома Чаудхури описала несправедливость, с которой постоянно сталкивается Шармила:

Sharmila’s protest should have become a lightning rod in India’s public life. The media should have given it life breath. The State should have acknowledged its moral force and entered a dialogue. Instead, the media has tired of her and the State has worn Sharmila down and leached her protest of its magnetism.

Протест Шармилы должен был стать «громоотводом» в индийской общественной жизни. СМИ должны были вдохнуть в него жизнь. Штат должен был признать её моральную силу и вступить в диалог. Вместо этого, СМИ устали от неё, а штат измучил её и лишил протест магнетизма.

Ситуация могла бы сложиться иначе, если бы бывшие сторонники Шармилы просто поверили её преданности движению за отмену Закона об особых полномочиях вооружённых сил, которую она подчеркнула:

Nobody told me to start fasting then (November 2000). And I dissuaded others from joining me because I knew how hard it can be on a woman with multiple responsibilities in a conflict-torn land. Why can’t they understand I have not deviated from the goal of getting AFSPA repealed?

Никто тогда (в ноябре 2000 года) не заставлял меня начать голодовку. И я отговаривала других, чтобы они не присоединялись ко мне, потому что я знала, как тяжело это может быть для женщины с большой ответственностью в раздираемой конфликтами стране. Почему они не могут понять, что я не отклонилась от цели — отмены AFSPA?

И кроме того, личная жизнь Шармилы — исключительно её выбор.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо