Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Резня в Египте: прошло три года, но запах смерти всё ещё чувствуется

A picture commemorating the third memory of Raba'a massacre gone viral on social media. Photo share on Facebook by: Peter Youssef. Link: https://goo.gl/Qse1xM

Популярное изображение, посвященное третьей годовщине резни у мечети Рабаа в Египте. Выложено Питером Юсефом в Facebook.

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иное].

Я жила в студенческом кампусе, где я чаще слышала выстрелы, чем суету первокурсников. Образ армейских снайперов с пистолетами мне так же знаком, как и громкие речёвки во время протестов у здания Каирского университета.

Я поступила на факультет экономики и политологии через 8 месяцев после начала революции в Египте. Во времена исторических перемен Каирский университет был домом для очень многих по-разному политически ориентированных студентов. Он был макетом напряженной политической обстановки на земле фараонов.

Никогда не приходилось мне наблюдать такую неспокойную атмосферу политической напряжённости и протестов студентов, которая существовала после сидячей забастовки на площади Рабаа Аль-Адавия [рус] сейчас известной как резня в Египте. Я видела, как стреляли в главные ворота, видела машины скорой помощи у университета и огромное количество слезоточивого газа, который применяли против демонстрантов, осуждавших кровавые действия египетских сил безопасности на площади Рабаа Аль-Адавия.

Ранним утром 14 августа 2013 года по всему Египту объявили чрезвычайное положение, так как силы безопасности начали жестоко разгонять демонстрантов, поддерживающих «Братьев-мусульман». Демонстранты выступали против свержения Мухаммеда Мурси, первого демократически избранного президента Египта и бывшего высокопоставленного должностного лица в организации «Братья-мусульмане». Эта забастовка привела к смерти 1000 людей за один день. Сидячая забастовка на площади Рабаа Аль-Адавия стала самой большой разогнанной забастовкой. Пока шла стрельба, там также были задействованы бронированные бульдозеры, а над площадью кружили вертолёты.

The area around the Rabaa Adiweya mosque on August 1. The area was packed with Muslim Brotherhood supporters who had been sleeping in tents for over a month. Families brought children to protect them from the police forcibly dismantling the sit-in. PHOTO: H. Elrasam for Voice of America, via Wikimedia Commons

Территория вокруг мечети Рабаа Аль-Адавия 1 августа. Место заполнено сторонниками «Братьев-мусульман», которые спали в палатках более месяца. Семьи пришли сюда с детьми, чтобы полиция не смогла насильственно разогнать забастовку. Фото: Хамада Элрасам для «Голоса Америки», Wikimedia Commons

Это была зона военных действий.

Обстреливали полевой госпиталь, пока люди спешили убрать мёртвые тела подальше от огня. А у врачей была одна минута, чтобы спасти человека.

Я помню одно просочившееся в интернет видео, где доктор кричит: «Грудь взорвалась, голову разнесло, мозг наружу. Это конец. Что я могу сделать? Что я могу сделать?»

Меня не было там.

Меня не было там, но я видела отснятые материалы. Я видела фотографии, которые врезались в мою память в ту же секунду, как я их увидела. Фотографии сгоревших палаток, одежды, запятнанной кровью, плачущих матерей. Я видел фотографию одной молодой девушки, рыдающей на груди её брата, испускающего последний вздох.

Меня не было там, но я видела мою лучшую подругу, оплакивающую её кузена, которому выстрелили в шею. Я помню, как трясущимся голосом она говорила мне по телефону, что они не могут найти его мёртвое тело среди остальных. Я помню звук её плача.

Меня не было там, но в одной мечети Каира я увидела ряды трупов в белых гробах, которые ждали своих родственников. Это было похоже на кладбище. Это выглядело как покойницкая после какой-нибудь битвы, где тела покрыты льдом, а ледяная свежесть перебивает запах гниения.

Rabaa Square before and after August 14, 2016. By Mazidan - Own work, CC BY-SA 3.0,

Площадь Рабаа до и после 14 августа 2016 года. Фото: Мазидан (CC BY-SA 3.0)

Меня не было там, но я видела одну мать, которая рассматривала лица мёртвых людей в морге и среди этих сгоревших и обстрелянных тел искала своего сына.

Меня не было там, но я узнала, что застрелили моего одноклассника, когда он бежал в южную часть лагеря.

Так что тогда я была там.

Я была там, когда смотрела, как представители СМИ благословляют эти акты убийства. Благословляют тиранию, угнетение людей и массовое истребление тех, кто не принял нетолерантные политические программы. Я была там, когда убитых назвали «террористами», а убийцы стали «спасителями».

Я пережила всё это.

Площадь сейчас выглядит как любое оживлённое место Каира. Сегодня никто не помнит, что не так давно им бы пришлось пересекать площадь под выстрелами снайперов, чтобы добраться до её другой стороны.

Звук пуль отдается эхом у меня в голове, когда бы я ни проходила мимо этой площади. Скучная и беззаботная картина переполненных машин возрождает воспоминания. Она напоминает о вдыхании слезоточивого газа, и кажется, что эта статуя с двумя руками, представляющая полицию и армию, покрыта кровью.

Во всех моих мыслях я вместе с жертвами Резни в Египте. Запах смерти все ещё чувствуется.

Фото в анонсе: скриншот с новостного репортажа Security crackdown kills scores in Egypt канала «Аль-Джазира».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо