Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Мусульманин объясняет, что значит быть американцем сегодня

Мусульманин молится перед Белым домом. Фото сделано в апреле 2013г. пользователем Flickr - Elvert Barnes

Мусульманин молится перед Белым домом. Фото сделано в апреле 2013г. пользователем Flickr – Elvert Barnes. CC 2.0.

Все ссылки в статье ведут на страницы на английском языке.

В канун Дня независимости Соединенных Штатов исполнительный директор и имам Мусульманского центра Нью-Йоркского университета Халид Латиф опубликовал эмоциональную видеозапись, в которой он рассказывает, что значит быть мусульманином в Америке.

Это видео собрало более двухсот тысяч просмотров. Ролик пришелся на время, когда исламофобская политическая риторика достигла своего пика, количество преступлений против американских мусульман увеличилось, а пристальное наблюдение за мусульманским сообществом и местами для молитвы стало нормой.

This morning, I woke up to images and stories outlining numerous hate crimes taken place against Muslims in cities throughout the United States just in the last 10 hours. Two Muslim teenagers assaulted in Brooklyn New York outside of a mosque while the assailant called them “terrorist,” a Muslim doctor ambushed and shot in Houston Texas by three men as he went for morning prayers, and another Muslim beaten in Fort Pierce Florida right outside of an Islamic Center there. These are just the stories reported and that took place less than a day ago. That's in addition to so many more reported over the last weeks and months, and so many more that just aren't reported.

If you see something, say something has to mean something different to us today. If you see bigotry, say something. If you see hatred, say something. If you see racism, say something. You and I have to be the change that this world needs.

[…]

More likely than not we won't see an outcry against these actions by political leaders of any kind. There will be a continued utilization of Islam as a political football by those who have no real interest in anything other than their own self-interest. Letting hate prevail seemingly didn’t work as a solution to stopping hate, but seemingly that isn't an issue.

Сегодня утром я осознал, что только за последние 10 часов появилось множество историй, описывающих преступления против мусульман по всей территории Соединенных Штатов. Рядом с мечетью в Бруклине (Нью-Йорк) двух мусульман-подростков избили и обозвали террористами. В Хьюстоне, штат Техас, трое мужчин напали на врача-мусульманина в то время, когда он шел на утреннюю молитву. И еще одного мусульманина избили в Форт-Пирс во Флориде, прямо у порога местного Исламского центра. Это только опубликованные истории за последние сутки, в дополнение к публикациям за последние недели и месяцы. А сколько еще историй о которых не сообщили.

Если ты видишь что-то, отреагируй, чтобы изменить ситуацию. Если ты видишь фанатизм, отреагируй. Если ты видишь ненависть, отреагируй. Если ты видишь расизм, отреагируй. Мы с тобой должны стать изменениями, которые нужны этому миру.

[…]

Скорей всего мы не увидим протеста против действий политических лидеров. Те, кто руководствуется только своими интересами, так и будут использовать ислам в своих политических играх. Бороться с ненавистью с помощью ненависти – путь в никуда, но кого это волнует.

Популярность Халид Латифа выходит далеко за рамки Нью-Йоркского университета: его страница в Facebook набрала 127 тысяч лайков, у него довольно много подписчиков по всему миру. Он регулярно высказывается по расовым вопросам и показывает солидарность с другими маргинальными сообществами в США.

If you think my anger and frustration is only because that there were Muslims who were attacked, then you don't get it. I feel for these people because they are people. I feel for these people as I feel for Orlando. I feel for these people as I feel for Baltimore, Ferguson and Chicago. I feel for these people as I feel for Turkey, Bangladesh, Iraq and Syria. I feel for these people as I feel for anyone who finds themselves in any type of affliction or conflict. We have seen minorities of all backgrounds get vilified more and more and things have gotten to a point where assaults and even death doesn't bring about a recognition of their value as humans. We have seen shooting after shooting take place in this country, increasing directly along with our country's legislators unwillingness to speak about gun control. My anger and frustration stems from the fact that with every act of hatred and our failed responses to it, indifference is becoming more alive and in the process our shared humanity is dying.

Не думай, что я чувствую злость и разочарование только из-за нападений на мусульман. Я сочувствую им, потому что они люди. Я сочувствую им так же, как я сочувствую пострадавшим в Орландо. Я сочувствую им так же, как я сочувствую Балтимору, Фергюсону и Чикаго. Я сочувствую им так же, как я сочувствую Турции, Бангладешу, Ираку и Сирии. Я сочувствую им в той же мере, что и любому другому, кто пострадал от какого-либо бедствия или конфликта. Мы наблюдали, как меньшинства из всех слоев общества очерняются все больше и больше; и в итоге мы достигли точки, когда нападения и даже смерть не вызывает признания ценности жизни человека. Мы наблюдали стрельбу в нашей стране, растущую вместе с нежеланием наших законодателей обсуждать вопрос о контроле оружия. Меня злит что с каждым актом ненависти и нашей неспособности противостоять ему, безразличие становится более живым, а человечность в нас умирает.

Фотография Латифа со страницы в Facebook . Фото предоставлено: Priya Chandra.

Фотография Латифа со страницы в Facebook . Фото предоставлено: Priya Chandra.

Имам Халид Латиф был первым мусульманским капелланом, назначенным в Нью-Йоркский университет. Спустя два года, в 2007г., мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг назначил его на должность капеллана департамента Нью-Йоркской городской полиции. Латиф стал самым молодым капелланом в истории департамента, ему было всего 24 года.

I am a Muslim. I work as the University Chaplain for New York University. I serve as a Chaplain for the New York City Police Department and am given the rank of inspector. I have traveled on behalf of the State Department, met with the heads of homeland security, senior white house officials and even President Obama himself, shared stages with the likes of Pope Francis and the Dalai lama. I am still one of the many Muslims in this country who have been detained, profiled, and surveilled. My home has been visited by the FBI on numerous occasions where I have been told that I am being watched because I am too good to be true. As much as I am seen as antidote, I am first still seen as a poison for no other reason that I choose to practice the faith that I do. That is not ok. But I still believe that we can and will be better.

Healing requires admitting we are sick. You and I are a bigger part of the cure than we might realize. On the eve of our Independence Day, we as a nation have a choice to make. At a time when we are still debating whether Black Lives Matter or not, candidates for the highest offices of our land make statements that indicate they speak for and to only a select group of Americans. We can no longer let our perspectives of each other be fueled through a media machine that seeks to sensationalize and bombard readers and viewers with narrative that serves to only segment and antagonize even further. The amplification of extreme voices has to be drowned out by our coming together. The ignorance of ISIS or the Republican right can no longer be the basis of how we function in diverse societies. We must learn the reality of struggles faced by those around us by actually being with them, as opposed to simply through the biased images that are cast in front of us every day. We do not have to be women to stand up women's rights, black to stand up for black rights, or Muslim to stand up for Muslim rights. An attack on any of us is an attack on all of us. I said it before and I'll say it again, if you see something, say something has to mean something different to us today. If you see bigotry, say something. If you see hatred, say something. If you see racism, say something. You and I have to be the change that this world needs. We cannot adopt a bitterness or passivity that lets people who have no interest other than their own self-interest succeed. We cannot lose hope – tomorrow will be better than today so long as you do our part. Our coming together of today is only meaningful if we continue to come together tomorrow. Let us be the reason that people have continued hope in this world, and never the reason people dread it.

Я мусульманин. Я работаю капелланом в Нью-Йоркском университете. Я служу капелланом в департаменте полиции Нью-Йорка, мне присвоено звание инспектор. От имени Государственного департамента США я встречался с руководителями служб национальной безопасности, с высокопоставленными чиновниками Белого дома и даже с самим президентом Обамой, выступал вместе с Папой Франциском и Далай-Ламой. Я все еще один из многих мусульман в этой стране, кто задерживался, просматривался и прослушивался. Ни один раз сотрудники ФБР наносили мне визиты и говорили, что я нахожусь под наблюдением, потому что я слишком хороший, чтобы все это было правдой. Несмотря на мою деятельность, в первую очередь я рассматриваюсь как угроза и единственная причина этого – мое вероисповедание. И это неправильно. Но я все еще верю, что мы можем стать лучше.

Лечение требует признания того, что мы больны. Мы с вами – большая часть лекарства, которое мы можем представить. В канун Дня независимости у нас как у нации есть выбор. Пока мы все еще обсуждаем ценность жизни меньшинства, кандидаты на высшие должности нашей страны делают заявления, которые показывают, что они говорят для и только для определенной группы американцев. Мы больше не можем позволять, чтобы наши взгляды определялись медийной машиной, которая ищет сенсации и бомбардирует читателей и зрителей сюжетом, служащим только одной группе и порождающим еще большую вражду. Усиление экстремистских голосов должно быть заглушено нашим единением. Неосведомленность об ИГИЛ или правых республиканцах не может уже быть основой наших действий в разнообразных обществах. Мы должны познать реальность борьбы, ведомой людьми вокруг нас. Но мы должны находиться рядом с ними, а не просто смотреть на предвзятые образы, которые показывают нам каждый день. Не нужно быть женщиной, чтобы отстаивать права женщин, черным чтобы отстаивать права черных, или мусульманином, чтобы отстаивать права мусульман. Нападение на любого из нас – это нападение на всех нас. Я говорил это прежде и я скажу это снова: если ты видишь что-то, отреагируй, что бы изменить ситуацию. Если ты видишь фанатизм, отреагируй. Если ты видишь ненависть, отреагируй. Если ты видишь расизм, отреагируй. Мы с тобой должны стать изменениями, которые нужны этому миру. Мы не можем стать озлобленными или пассивными, потому что это позволит добиться успеха людям, не имеющим других интересов, кроме своих собственных. Мы не можем потерять надежду — завтра будет лучше, чем сегодня до тех пор, пока ты что-то делаешь для этого. Наше единение сегодня имеет смысл только, если это продолжится и завтра. Давайте будем причиной надежды, но не причиной страха.

Переводчик: Светлана Семенко

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо